fbpx

Казахстанские НПО заменяют оппозицию в диалоге с Западом

Голосование в Европарламенте

Рас­кол в стане так назы­ва­е­мой “струк­тур­ной” оппо­зи­ции Казах­ста­на все боль­ше ослаб­ля­ет ее свя­зи с запад­ны­ми поли­ти­че­ски­ми инсти­ту­та­ми. DW — подроб­нее о сло­жив­шей­ся ситу­а­ции.

В кон­це минув­шей неде­ли наблю­да­те­ли в Гер­ма­нии заго­во­ри­ли о при­ез­де в Бер­лин в сере­дине апре­ля груп­пы казах­стан­ских оппо­зи­ци­о­не­ров. Но речь идет не об эмис­са­рах при­знан­ных оппо­зи­ци­он­ных пар­тий из этой стра­ны, а о сотруд­ни­ках оппо­зи­ци­он­ных СМИ, запре­щен­ных в Казах­стане, и непра­ви­тель­ствен­ных орга­ни­за­ций.

Насе­ле­ние не очень дове­ря­ет пар­ти­ям

Собрание казахстанской оппозиции в Алма-Ате<br />

Собра­ние казах­стан­ской оппо­зи­ции

По сло­вам депу­та­та бун­дес­та­га Андрея Хун­ко (Andrej Hunko), сей­час казах­стан­ские НПО более актив­ны в поис­ке выхо­дов на евро­пей­ских и, в част­но­сти, на немец­ких поли­ти­ков, неже­ли оппо­зи­ци­он­ные пар­тии. “К при­ме­ру, я за послед­нее вре­мя от этих пар­тий запро­сов о встре­чах не полу­чал. А от НПО полу­чаю, от Соци­а­ли­сти­че­ско­го дви­же­ния Казах­ста­на полу­чаю”, — гово­рит депу­тат. По его сло­вам, такая ситу­а­ция харак­тер­на “для стран со сла­бой демо­кра­ти­че­ской куль­ту­рой”. “Там насе­ле­ние в целом пар­ти­ям не очень дове­ря­ет, а роль оппо­зи­ции берут на себя НПО”, — счи­та­ет Андрей Хун­ко.

Запад­ным поли­ти­кам ста­ло труд­нее выстра­и­вать отно­ше­ния “по пар­тий­ной линии” с казах­стан­ски­ми оппо­зи­ци­о­не­ра­ми еще и пото­му, что в стане послед­них нет един­ства и посто­ян­ства. В кон­це мар­та про­изо­шел рас­кол меж­ду объ­еди­нив­ши­ми­ся было пар­ти­я­ми ОСДП и “Азат”. Дело дошло до того, что 20 мар­та на съезд ОСДП не был допу­щен ее тогдаш­ний гене­раль­ный сек­ре­тарь Амир­жан Коса­нов - один из самых “кон­такт­ных” оппо­зи­ци­он­ных дея­те­лей, рабо­та­ю­щих в Казах­стане. С дру­гой сто­ро­ны, силы так назы­ва­е­мой “струк­тур­ной оппо­зи­ции” подо­рва­ны и аре­ста­ми ряда ее лиде­ров, напри­мер, руко­во­ди­те­ля неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной пар­тии “Алга” Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва.

Ожи­да­ния оппо­зи­ции от Запа­да не оправ­да­лись

Как рас­ска­зал DW гла­ва Загран­бю­ро казах­стан­ской оппо­зи­ции в Дрез­дене Серик Медет­бе­ков, чет­ко струк­ту­ри­ро­ван­ных оппо­зи­ци­он­ных сил в Казах­стане на сего­дняш­ний день нет. По его сло­вам, это свя­за­но с при­ня­ты­ми в Астане “дра­ко­нов­ски­ми зако­на­ми, начи­ная с зако­на о пар­ти­ях”. “Поэто­му оппо­зи­цию в боль­шин­стве слу­ча­ев теперь пред­став­ля­ют либо НПО, либо орга­ни­за­ции, кото­рые оформ­ле­ны в виде неких дви­же­ний. Мы рабо­та­ем со все­ми эти­ми груп­па­ми, то есть созда­ем им пло­щад­ки, где они мог­ли бы вести диа­лог с запад­ны­ми поли­ти­ка­ми”, — гово­рит собе­сед­ник DW.

Контекст

Оппо­зи­ци­он­ные казах­стан­ские поли­ти­ки, пра­во­за­щит­ни­ки и неза­ви­си­мые СМИ выра­зи­ли обес­по­ко­ен­ность в свя­зи с обви­ни­тель­ным при­го­во­ром Вла­ди­ми­ру Козлову.(09.10.2012)

Евро­пар­ла­мент наста­и­ва­ет на про­ве­де­нии неза­ви­си­мо­го рас­сле­до­ва­ния с меж­ду­на­род­ным уча­сти­ем собы­тий в Жанаозене.(27.03.2012)

Две оппо­зи­ци­он­ные пар­тии Казах­ста­на — ОСДП и “Азат” — заяви­ли, что они объ­еди­ни­лись для “реаль­ных, кон­крет­ных дей­ствий”. (13.10.2009)

На сего­дняш­ний день актив­ность таких пар­тий, как ОСДП или “Азат” в Евро­пе доволь­но низ­кая, отме­ча­ет Серик Медет­бе­ков. Но он свя­зы­ва­ет это с тем, что фор­мы кон­так­тов с запад­ны­ми поли­ти­ка­ми, кото­рые прак­ти­ко­ва­лись преж­де, не при­нес­ли ожи­да­е­мых резуль­та­тов. “Ведь Казах­стан, невзи­рая на воз­ра­же­ния оппо­зи­ции, с согла­сия запад­ных поли­ти­ков стал и пред­се­да­те­лем ОБСЕ, и был при­нят в ПАСЕ, не имея на это ника­ких осно­ва­ний с точ­ки зре­ния ситу­а­ции с пра­ва­ми чело­ве­ка. Воз­мож­но, казах­стан­ские оппо­зи­ци­он­ные дея­те­ли теперь разо­ча­ро­ва­ны дей­стви­я­ми запад­ных кол­лег”, — рас­суж­да­ет он.

Инди­ви­ду­аль­ный под­ряд

Рань­ше было так: при­ез­жа­ла деле­га­ция от оппо­зи­ци­он­ных пар­тий из Казах­ста­на, при­ни­ма­ла уча­стие в регу­ляр­ных слу­ша­ни­ях по Цен­траль­ной Азии, напри­мер, в Евро­пар­ла­мен­те, высту­па­ла там, а потом при­ни­ма­лись какие-то реше­ния”, — гово­рит Серик Медет­бе­ков. По его наблю­де­нию, сей­час этот меха­низм утра­тил эффек­тив­ность. Его вытес­ня­ют пря­мые кон­так­ты меж­ду оппо­зи­ци­он­ны­ми объ­еди­не­ни­я­ми с неболь­ши­ми заин­те­ре­со­ван­ны­ми груп­па­ми поли­ти­ков или отдель­ны­ми поли­ти­ка­ми в Евро­пе.

Сего­дня мы не можем ска­зать, что ОСДП, “Азат”, “Алга” или Соци­а­ли­сти­че­ское дви­же­ние Казах­ста­на пред­став­ля­ют все про­тестное дви­же­ние стра­ны на Запа­де. Это дви­же­ние боль­ше не хочет вхо­дить в фор­маль­ные пар­тий­ные рам­ки,” — утвер­жда­ет гла­ва Загран­бю­ро казах­стан­ской оппо­зи­ции в Дрез­дене.

Репрес­сии в Казах­стане уси­ли­лись, что под­твер­жда­ет осуж­де­ние гла­вы пар­тии “Алга”, — под­чер­ки­ва­ет в интер­вью DW депу­тат бун­дес­та­га Андрей Хун­ко. Поэто­му евро­пей­ские и немец­кие пар­ла­мен­та­рии тем более заин­те­ре­со­ва­ны в кон­так­тах с казах­стан­ски­ми оппо­зи­ци­он­ны­ми пар­ти­я­ми. “Но, напри­мер, у меня имен­но с пар­тий­ны­ми дея­те­ля­ми оппо­зи­ции раз­но­об­раз­ных кон­так­тов не сло­жи­лось. Диа­лог выстра­и­ва­ет­ся с НПО, таки­ми как “Откры­тый диа­лог” в Поль­ше, с таки­ми акти­ви­ста­ми как Айнур Кур­ма­нов или Болат Ата­ба­ев, но оба сей­час живут вне рес­пуб­ли­ки”, — гово­рит в интер­вью DW Андрей Хун­ко.

Свои и чужие”

Нако­нец, оппо­зи­ци­он­ный дея­тель Амир­жан Коса­нов, на сего­дняш­ний день не вхо­дя­щий в какую-либо пар­тий­ную струк­ту­ру, в интер­вью DW напом­нил, что свя­зи казах­стан­ской “струк­тур­ной” оппо­зи­ции с запад­ны­ми пра­ви­тель­ства­ми и меж­ду­на­род­ны­ми демо­кра­ти­че­ски­ми инсти­ту­та­ми наи­бо­лее актив­но раз­ви­ва­лись в кон­це 1990-х — в нача­ле 2000-х годов. Хотя тогда, как и сей­час, сре­ди оппо­зи­ции были свои “еврос­кеп­ти­ки”. Свое­об­раз­ным про­вай­де­ром высту­пал Форум демо­кра­ти­че­ских сил Казах­ста­на, кото­рый на тот пери­од объ­еди­нил всю оппо­зи­цию. Были орга­ни­зо­ва­ны поезд­ки в ОБСЕ, Евро­пар­ла­мент, Совет Евро­пы, Социн­терн.

Амиржан Косанов выступает перед активистами оппозиции

Амир­жан Коса­нов

Мы встре­ча­лись с офи­ци­аль­ны­ми лица­ми пра­ви­тельств, доби­ва­лись, что­бы Акор­да выпол­ня­ла демо­кра­ти­че­ские обя­за­тель­ства, взя­тые на себя перед ОБСЕ, СЕ и дру­ги­ми инсти­ту­та­ми, — гово­рит Амир­жан Коса­нов. — Мы так­же высту­па­ли в защи­ту жертв поли­ти­че­ских репрес­сий, при­чем не раз­де­ляя на сво­их и чужих. Конеч­но, и поз­же демо­кра­ти­че­ские пар­тии вели рабо­ту в этом направ­ле­нии. Но там ста­ло боль­ше узко­пар­тий­но­сти”. По мне­нию Коса­но­ва, “демо­кра­ти­че­ское поле в Казах­стане сей­час рас­ши­ря­ет­ся и обнов­ля­ет­ся, и этот фак­тор сыг­ра­ет свою роль в созда­нии новой внеш­ней поли­ти­ки для казах­стан­ских демо­кра­ти­че­ских сил”.


Источ­ник: www.dw.de,
полу­че­но с помо­щью rss-farm.ru

Read the article:
Казах­стан­ские НПО заме­ня­ют оппо­зи­цию в диа­ло­ге с Запа­дом