fbpx

Казахстанская оппозиция ждет нового лидера.

Айдос Садыков
Айдос Сады­ков

Зав­тра будет ров­но один­на­дцать лет с того памят­но­го собра­ния в цир­ке, когда съе­хав­ши­е­ся в Алма­ты акса­ка­лы, обще­ствен­ные дея­те­ли и поли­ти­ки рез­ко рас­кри­ти­ко­ва­ли режим Назар­ба­е­ва и заяви­ли о необ­хо­ди­мо­сти поли­ти­че­ских реформ. Самое вре­мя задать­ся вопро­сом: к чему это при­ве­ло и каким путем идет оппо­зи­ция сего­дня?

Автор: Айдос САДЫКОВ

 

Ответ на этот вопрос мы иска­ли с людь­ми, воз­глав­ляв­ши­ми оппо­зи­цию в реги­о­нах: Сага­том Жуси­пом, вете­ра­ном оппо­зи­ции и экс-руко­во­ди­те­лем кызы­лор­дин­ско­го фили­а­ла ДВК, а затем «Алги», Изга­ли Бер­ка­ли­е­вым, пред­се­да­те­лем запад­но­ка­зах­стан­ско­го фили­а­ла «Ак жола», а затем «Аза­та», и Жани­бе­ком Кожи­ком, экс-пред­се­да­те­лем ман­ги­ста­уско­го фили­а­ла «Нагыз Ак жол» и затем ОСДП «Азат».

ДВК дал надеж­ду на пере­ме­ны

Тогда, в янва­ре 2002 года, демо­кра­ти­че­ские силы объ­еди­ни­лись и высту­пи­ли еди­ным фрон­том с тре­бо­ва­ни­ем поли­ти­че­ских реформ. Эти собы­тия хоро­шо пом­нит Изга­ли Бер­ка­ли­ев, в про­шлом руко­во­ди­тель фили­а­ла пар­тий «Ак жол», «Нагыз Ак жол» и «Азат» в Запад­но-Казах­стан­ской обла­сти. Изга­ли Ние­то­вич гово­рит, что в воз­ду­хе витал дух пере­мен.

- Осо­бен­но моло­дые хоте­ли новой жиз­ни. Обра­зо­ва­ние ДВК вско­лых­ну­ло стра­ну. Появи­лась надеж­да, что в бли­жай­шее вре­мя нач­нут­ся пере­ме­ны. Ведь во гла­ве ДВК сто­я­ли моло­дые, энер­гич­ные, амби­ци­оз­ные лиде­ры, кото­рым тогда еще мно­гие вери­ли, — вспо­ми­на­ет Бер­ка­ли­ев.Жани­бек Кожик в том исто­ри­че­ском собра­нии не при­ни­мал уча­стия.

В пар­тию «Ак жол» он при­шел в мае 2002 года. Гово­рит, что в то вре­мя был еще жив Алтын­бек Сар­сен­ба­ев, народ «верил нашей пар­тии». Но с года­ми эта вера была рас­те­ря­на.

 

- В 2002 году люди нам пове­ри­ли, наде­я­лись на пере­ме­ны, поэто­му и была тогда у нас такая мас­со­вая под­держ­ка. Но посте­пен­но репу­та­ция и авто­ри­тет оппо­зи­ции стал схо­дить на нет.

- За десять лет мало что изме­ни­лось, если один раз пошли на сго­вор с вла­стью, то боль­ше нику­да от нее не денешь­ся. Я это гово­рю про остав­ших­ся лиде­ров. Власть любит хва­стать­ся сво­и­ми успе­ха­ми, а оппо­зи­ция зани­ма­ет­ся исклю­чи­тель­но кри­ти­кан­ством и ниче­го боль­ше не дела­ет, — «при­ло­жил» лиде­ров оппо­зи­ции Кожик.

Сагат Жусип счи­та­ет зарож­де­ние ДВК луч­ши­ми года­ми в исто­рии казах­стан­ской оппо­зи­ции. При­чем заслу­гу появ­ле­ния дви­же­ния оппо­зи­ци­о­нер при­пи­сы­ва­ет исклю­чи­тель­но ее лиде­рам — Мух­та­ру Абля­зо­ву и Галым­жа­ну Жаки­я­но­ву.

- Появи­лась груп­па так назы­ва­е­мых мла­до­тюр­ков во гла­ве с Мух­та­ром Абля­зо­вым и Галым­жа­ном Жаки­я­но­вым. С ними был целый отряд моло­дых людей, неко­то­рые сей­час у вла­сти нахо­дят­ся, такие как Келим­бе­тов и дру­гие.

Стра­на встре­пе­ну­лась, я тогда поду­мал, что мож­но схва­тить дик­та­ту­ру за гор­ло. ДВК уда­рил по режи­му, Назар­ба­ев и его окру­же­ние были в шоке. Мы пове­ри­ли, что насту­пят рефор­мы. Но пре­зи­дент нашел реше­ние: он быст­ро очнул­ся и взял все в свои руки, — рас­ска­зы­ва­ет Сагат Жусип.

Рас­кол про­изо­шел по вине лиде­ров

У оппо­зи­ции тогда были и ресур­сы, и воз­мож­но­сти, счи­та­ют спи­ке­ры, но, несмот­ря на это, демо­кра­ти­че­ские рефор­мы в стране не состо­я­лись. Жани­бек Кожик уве­рен, что в этом вино­ва­ты сами пред­ста­ви­те­ли оппо­зи­ции, кото­рые упу­сти­ли такую воз­мож­ность.- В 2002—2003 годах, если бы мы не поте­ря­ли задан­ный темп и про­дол­жа­ли актив­но рабо­тать, мы вполне мог­ли добить­ся усту­пок со сто­ро­ны вла­сти. Но, к сожа­ле­нию, мы упу­сти­ли свои воз­мож­но­сти, в первую оче­редь бла­го­да­ря сво­им лиде­рам, — про­дол­жил кри­ти­ку в адрес поли­ти­ков Жани­бек Кожик.

Изга­ли Бер­ка­ли­ев, напро­тив, счи­та­ет, что «дви­же­ние рас­па­лось и власть поэто­му не пошла на уступ­ки». Он в то вре­мя сто­ял у исто­ков созда­ния «Ак жола»: в фев­ра­ле 2002 года Бер­ка­ли­ев воз­гла­вил фили­ал пар­тии в Ураль­ске.

- Остав­ши­е­ся на сво­бо­де лиде­ры ДВК и «Ак жола» не суме­ли вос­поль­зо­вать­ся ситу­а­ци­ей и повер­ну­ли в дру­гую сто­ро­ну, — счи­та­ет спи­кер.

Сагат Жусип счел, что на ситу­а­цию серьез­но повли­ял пре­зи­дент стра­ны.

- В ДВК свою роль сыг­ра­ли толь­ко двое, осталь­ные быст­ро отвер­ну­лись от них. Я их не виню, но при пер­вой труд­но­сти они сда­ли друг дру­га. Назар­ба­ев все взял в свои руки. С того вре­ме­ни пре­зи­дент начал обма­ны­вать, при­ду­мы­вать хит­ро­сти и подач­ки, что­бы все боль­ше обма­ны­вать обще­ство. Мы ему пове­ри­ли, что вот он сей­час рефор­мы про­ве­дет, а на самом деле нас все боль­ше обма­ны­ва­ли, гай­ки закру­чи­ва­лись, и сей­час мы име­ем то, что име­ем, — счи­та­ет Жусип.

После аре­ста лиде­ров ДВК дви­же­ние рас­ко­ло­лось, но, несмот­ря на это, импульс был настоль­ко мощ­ным, что неко­то­рое вре­мя после это­го оппо­зи­ци­он­ные силы про­дол­жа­ли уси­ли­вать­ся, — с этим соглас­ны все наши респон­ден­ты.

Жусип гово­рит, что про­ис­хо­ди­ло это «по инер­ции». «Мы были зара­же­ны энту­зи­аз­мом, эйфо­ри­ей и жда­ли реформ. При­шла новая вол­на оппо­зи­ци­о­не­ров, но дви­же­ние сти­ха­ло с каж­дый годом», — рас­суж­да­ет Жусип.Беркалиев вспо­ми­на­ет: в те годы коли­че­ство всту­пив­ших в «Ак жол» в одной Запад­но-Казах­стан­ской обла­сти пере­ва­ли­ло за десять тысяч. По его мне­нию, уси­ле­ние оппо­зи­ции про­дол­жа­лось до 2005 года.

- Посте­пен­но актив­ность оппо­зи­ции ста­ла спа­дать, умень­ши­лась под­держ­ка наро­да. Пар­тия «Ак жол» вышла из ДВК, затем в самой пар­тий про­изо­шел рас­кол: Бай­ме­нов со сво­и­ми людь­ми рас­ко­ло­ли пар­тию. В «Нагыз Ак жоле» а затем «Аза­те» актив­ность была пери­о­ди­че­ской, в основ­ном во вре­мя пред­вы­бор­ных ком­па­ний. Сла­беть оппо­зи­ция ста­ла по вине руко­во­ди­те­лей, кото­рые пыта­лись играть на два фрон­та, — счи­та­ет Изга­ли Ние­то­вич.

Его мне­ние отча­сти раз­де­ля­ет и Жани­бек Кожик.

Он счи­та­ет, что серьез­ный подъ­ем в дея­тель­но­сти казах­стан­ской оппо­зи­ции был до сере­ди­ны 2005 года. Завер­шил­ся он после убий­ства Алтын­бе­ка Сар­сен­ба­е­ва:

- Лиде­ры гово­ри­ли, что у нас неак­тив­ный народ, что он не готов к актив­ным дей­стви­ям, а народ счи­тал, что во всем вино­ва­та оппо­зи­ция. Я счи­таю, что народ у нас нор­маль­ный и нет его вины в том, что лиде­ры оппо­зи­ции не смог­ли пове­сти народ за собой. Не нашли под­хо­да, а самое глав­ное — не смог­ли сфор­му­ли­ро­вать идею, кото­рую мог­ли бы понять люди и за кото­рой они мог­ли бы пой­ти.

Кожик счи­та­ет, что «вина лежит на всех нас», и при­во­дит в при­мер санк­ци­о­ни­ро­ван­ный митинг, кото­рый состо­ял­ся в декаб­ре про­шло­го года в Алма­ты во Двор­це спор­та.

- Теп­лое, про­стор­ное поме­ще­ние Двор­ца спор­та было запол­не­но толь­ко на треть. При­сут­ство­ва­ли не более тыся­чи чело­век со все­го Казах­ста­на. При­е­ха­ли мы из Жана­о­зе­на, Актау, при­е­ха­ли люди из дру­гих реги­о­нов, и вме­сте с алма­тин­ца­ми нас было не более тыся­чи чело­век. Я счи­таю, что это пол­ный про­вал: на санк­ци­о­ни­ро­ван­ный митинг в закры­том поме­ще­нии собрать толь­ко тыся­чу чело­век. После тако­го надо ухо­дить из поли­ти­ки, — выска­зал­ся респон­дент.

Не будет реформ, пока не уйдет Нуре­ке

По мне­нию Изга­ли Бер­ка­ли­е­ва, если бы оппо­зи­ция заста­ви­ла в 2002 году власть пой­ти на поли­ти­че­ские рефор­мы, то ситу­а­ция в стране была бы иной:

- Появи­лось бы мно­го талант­ли­вых людей в раз­ных сфе­рах, в том чис­ле и сре­ди выбор­ных аки­мов. Гораз­до луч­ше обсто­я­ли бы дела в эко­но­ми­ке, в соци­аль­ной сфе­ре. Уве­рен, что, если бы рефор­мы были про­ве­де­ны, не было бы и жана­о­зен­ской тра­ге­дии. Но, к сожа­ле­нию, наша власть боит­ся наро­да и не жела­ет реаль­ной акти­ви­за­ции населения.Его быв­ший кол­ле­га по пар­тии Жани­бек Кожик счи­та­ет, что «в стране ниче­го не изме­нит­ся, пока не уйдет Нуре­ке». В сосла­га­тель­ном накло­не­нии отка­зы­ва­ет­ся гово­рить и Сагат Жусип.

- Не сто­ит гово­рить «если бы». Назар­ба­ев — фено­мен какой-то что ли, при нем не может быть «если бы». Он все дела­ет как насто­я­щий дик­та­тор, как чело­век, кото­рый копит в себе злость, зло­па­мят­ный очень, и того, кто пошел про­тив него, он уни­что­жит до кон­ца. Я сло­ва «если бы» при нем не буду при­ни­мать, — гово­рит Жусип.

Жусип так­же счи­та­ет, что имен­но бла­го­да­ря ДВК в стране заго­во­ри­ли об оппо­зи­ции.

- До это­го у нас сло­ва не зна­ли тако­го, а сей­час про­стой народ может судить, силь­ны оппо­нен­ты вла­сти или сла­бы. Люди узна­ли, что такое оппо­зи­ция и что она долж­на бороть­ся за власть. Это самое глав­ное, что мы полу­чи­ли от ДВК, — счи­та­ет Сагат Жусип.

Впро­чем, обще­ствен­ный дея­тель Изга­ли Бер­ка­ли­ев счи­та­ет, что от это­го в жиз­ни про­стых людей ниче­го не изме­ни­лось.

- У людей по-преж­не­му нет пер­спек­тив, нет буду­ще­го. Все рыча­ги нахо­дят­ся у вла­сти, а она не жела­ет менять­ся. За все в Казах­стане, за все чело­ве­че­ские тра­ге­дии отве­ча­ет власть, и в первую оче­редь за Жана­о­зен, — гово­рит Изга­ли Ние­то­вич.

Жани­бек Кожик при­пом­нил, что Казах­стан про­дол­жа­ет оста­вать­ся стра­ной, кото­рая живет за счет при­род­ных ресур­сов.

- В Казах­стане ниче­го не созда­ет­ся, мы про­да­ем наши ресур­сы и каким-то обра­зом суще­ству­ем. Власть регу­ляр­но рапор­ту­ет об оче­ред­ных успе­хах, хотя наши гла­за гово­рят нам об обрат­ном. Ниче­го у нас не поме­ня­лось, ниче­го не изме­ни­лось за один­на­дцать лет, — уве­рен он.

Что делать — боль­шой вопрос

Самый слож­ный вопрос по клас­си­ку «Что делать?» вызвал у наших респон­ден­тов раз­ную реакцию.Каждый пред­ло­жил свой путь.

Изга­ли Бер­ка­ли­ев пред­ла­га­ет «опре­де­лить­ся с целью и идти к ней» с достой­ным лиде­ром.

- Нам нужен силь­ный лидер, чест­ный, сме­лый, непод­куп­ный, кото­рый мог бы пове­сти за собой людей. Не такой, кото­ро­го пома­ни паль­цем и он повер­нет в дру­гую сто­ро­ну. Такой, что­бы мы не сто­я­ли на месте, не мета­лись из сто­ро­ны в сто­ро­ну, — опи­сы­ва­ет воз­мож­но­го руко­во­ди­те­ля оппо­зи­ции Бер­ка­ли­ев.

Жани­бек Кожик пред­ла­га­ет обра­тить взо­ры на наци­о­нал-пат­ри­о­тов от трид­ца­ти до соро­ка лет, кото­рых в оппо­зи­ции появи­лось доста­точ­но. Нель­зя, по его мне­нию, упус­кать из вни­ма­ния реги­о­ны, где «нема­ло тол­ко­вых людей». Но для это­го необ­хо­ди­мы ресур­сы, в первую оче­редь мате­ри­аль­ные.- Людям, спо­соб­ным и гото­вым зани­мать­ся оппо­зи­ци­он­ной дея­тель­но­стью, сле­ду­ет помо­гать мате­ри­аль­но. Сей­час мно­гие мои кол­ле­ги оста­лись без рабо­ты, без средств к суще­ство­ва­нию, из-за сво­их прин­ци­пов они оста­лись ни с чем. Ста­но­вить­ся на коле­ни никто, конеч­но, не будет, но без серьез­ной мате­ри­аль­ной под­держ­ки акти­ви­стам оппо­зи­ции труд­но будет добить­ся успе­хов, да и выжить, — кон­ста­ти­ро­вал Кожик.

По его мне­нию, стро­ить демо­кра­тию надо начи­нать с аулов, рай­о­нов, малых горо­дов, где нуж­но искать и нахо­дить сто­рон­ни­ков.

- Тем людям, кото­рые уже десять — пят­на­дцать лет воз­глав­ля­ют оппо­зи­цию, пора ухо­дить. Если ниче­го не доби­лись за эти годы, не удаст­ся и теперь. Еще раз хочу ска­зать: не умея рабо­тать с наро­дом, в оппо­зи­ции делать нече­го, — выска­зал­ся наш респон­дент.

Совсем пес­си­ми­стич­ным ока­зал­ся Сагат Жусип.

Акса­кал оппо­зи­ции гово­рит, что свык­ся с мыс­лью о бес­си­лии казах­стан­ской оппо­зи­ции.

- При Назар­ба­е­ве мы долж­ны сми­рен­но ждать, когда он уйдет в мир иной. Я боль­ше думаю, что будет с нашим наро­дом, стра­ной, обще­ством после его ухо­да. То, что он с нами сде­лал, — отра­вил ядом кор­руп­ции, обо­га­ще­ния, без­раз­ли­чия, уни­что­жил все наци­о­наль­ные цен­но­сти, после его ухо­да нам все это еще силь­нее аук­нет­ся.

Лет два­дцать-два­дцать пять после ухо­да пре­зи­ден­та во вла­сти будут такие люди, ниче­го не име­ю­щие в душе. Что­бы это­го не было, нуж­но рево­лю­ция, но мне это­го не хочет­ся. Нуж­но что­бы все было спо­кой­но, без потря­се­ний. Но я боюсь, что обще­ство не выздо­ро­ве­ет, оно еще дол­го будет носить в себе хро­ни­че­ские болез­ни Назар­ба­е­ва.

 

Источ­ник: Стра­ни­ца Айдо­са Сады­ко­ва в “Фейс­бу­ке”