fbpx

Казатомпром: ставка на сырьевое будущее

Раз­ме­ще­ние акций наци­о­наль­ной ура­но­вой ком­па­нии «Каза­том­пром» на Лон­дон­ской бир­же поз­во­ли­ло рас­крыть сра­зу несколь­ко важ­ных сек­ре­тов этой еще недав­но госу­дар­ствен­ной кор­по­ра­ции. Преж­де все­го, свя­зан­ных с ее мис­си­ей и стра­те­ги­ей.   

Напом­ним, что, несмот­ря на про­да­жу част­ным акци­о­не­рам неболь­шо­го паке­та акций, мино­ри­та­рии, соглас­но опре­де­лен­ным пра­ви­лам, полу­ча­ют рас­ши­рен­ный круг пол­но­мо­чий. Таким обра­зом, выве­де­ние гос­ком­па­нии на бир­жу озна­ча­ет де-юре ее кор­по­ра­ти­за­цию, а де-факто — при­ва­ти­за­цию.

Пер­вая ведет к серьез­но­му изме­не­нию меха­низ­ма при­ня­тий реше­ний в ком­па­нии и, сле­до­ва­тель­но, во всей ура­но­вой отрас­ли стра­ны. Вто­рая  рез­ко под­ни­ма­ет роль част­ных инве­сто­ров — поку­па­те­лей акций ура­но­вой ком­па­нии.

Посколь­ку боль­шая часть  акци­о­не­ров-мино­ри­та­ри­ев оста­нет­ся в тени, спря­тав­шись за фасад инвест­фон­дов,   уси­ли­ва­ет­ся «ано­ним­ный фак­тор». То есть стра­те­ги­че­ские пред­ло­же­ния в сфе­ре раз­ви­тия наци­о­наль­ной ура­но­вой отрас­ли будут озву­чи­вать неиз­вест­ные широ­ко­му кру­гу лица, а пред­ла­гать их — узкий круг извест­ных, но скры­тых от пуб­ли­ки.

Стра­те­гия для инве­сто­ров

Вме­сте со струк­ту­рой управ­ле­ния меня­ет­ся и стра­те­гия. При созда­нии «Каза­том­про­ма» пред­по­ла­га­лось, что ком­па­ния ста­нет систем­ный инте­гра­то­ром буду­ще­го пол­но­цен­но­го наци­о­наль­но­го ура­но­во­го ком­плек­са. Сей­час, как выяс­ня­ет­ся, «Каза­том­пром» сде­лал став­ку на пре­вра­ще­ние в обыч­ную сырье­вую кор­по­ра­цию.

Имен­но так опре­де­ля­ет­ся для инве­сто­ров стра­те­гия раз­ви­тия «Каза­том­про­ма». В инве­сти­ци­он­ном мемо­ран­ду­ме гово­рит­ся о том, что добы­ча и пер­вич­ная пере­ра­бот­ка ура­но­во­го сырья — это наи­бо­лее при­вле­ка­тель­ный сег­мент во всей цепоч­ке по про­из­вод­ству топ­ли­ва для атом­ных стан­ций. И имен­но там «Каза­том­пром» обла­да­ет уни­каль­ным кон­ку­рент­ным пре­иму­ще­ством: ком­па­ния зани­ма­ет­ся раз­ра­бот­кой место­рож­де­ний тех­но­ло­гия под­зем­ной добы­чи мето­дом выще­ла­чи­ва­ния. Исполь­зо­ва­ние такой тех­но­ло­гии добы­чи долж­но обес­пе­чить  устой­чи­вую при­быль­ность опе­ра­ций.

В доку­мен­те есть про воз­мож­ность про­дви­же­ния в дру­гие сфе­ры ура­но­во­го биз­не­са — кон­вер­сии или рабо­ты с ред­ки­ми метал­ла­ми. Но тут же ого­ва­ри­ва­ет­ся опци­о­наль­ный вари­ант тако­го раз­ви­тия.

Таким обра­зом, авто­ры про­спек­та эмис­сии про­да­ют буду­щим вла­дель­цам акций луч­ше­го в мире добыт­чи­ка ура­на. То есть сырье­вой кор­по­ра­ции. Оче­вид­но, что, купив эти пер­спек­ти­вы, част­ные инве­сто­ры будут бло­ки­ро­вать любые попыт­ки изме­нить стра­те­гию. А воз­мож­но­сти для такой бло­ки­ров­ки у них теперь име­ют­ся.

Дорож­ная кар­та «Каза­том­про­ма»

Новая стра­те­гия Каза­том­про­ма — это не про­сто обе­ща­ние инве­сто­рам, а реаль­ная дорож­ная кар­та, по кото­рой ком­па­ния дви­га­ет­ся уже на про­тя­же­нии пяти лет (офи­ци­аль­ный старт реструк­ту­ри­за­ции был дан в 2016 году). На уклон­чи­вом язы­ке инве­сти­ци­он­но­го мемо­ран­ду­ма избав­ле­ние от «неоснов­ных акти­вов» назы­ва­ет­ся «упро­ще­ни­ем опе­ра­ций». В резуль­та­те это­го упро­ще­ния за послед­ние пять лет ком­па­ния изба­ви­лась от 30 дочер­них струк­тур.

В  спис­ке МАЭК — Ман­ги­ста­ус­кий атом­ный энер­го­ком­би­нат. Запу­щен­ный в 1972 году реак­тор на быст­рых ней­тро­нах поз­во­лил создать един­ствен­ную на тот момент атом­ную опрес­ни­тель­ную уста­нов­ку в мире. В кон­це 90-х годов по меж­ду­на­род­ным согла­ше­ни­ям реак­тор начал выво­дить­ся из экс­плу­а­та­ции, энер­го­ком­би­нат обанк­ро­тил­ся, а в 2003 году его инте­гри­ро­ва­ла в свой состав наци­о­наль­ня ком­па­ния «Каза­том­пром». После это­го нача­лись пере­го­во­ры о пере­за­пус­ке про­ек­та, кото­рые сей­час уже ста­ли исто­ри­ей.

Там же, в исто­рии, оста­лись и пла­ны пре­вра­ще­ния «Каза­том­про­ма» во вто­ро­го по вели­чине в мире про­из­во­ди­те­ля берил­лия и чет­вер­то­го — тан­та­ла. Авто­ры про­спек­та обе­ща­ют про­дол­жить реа­ли­за­цию этой стра­те­гии в 2019 году.

Не очень понят­но, как эти пла­ны соче­та­ют­ся со стро­и­тель­ством заво­да по про­из­вод­ству теп­ло­вы­де­ля­ю­щих сбо­рок (ТВС), кото­рое ведет­ся на базе Уль­бин­ско­го метал­лур­ги­че­ско­го заво­да (УМЗ) в Усть-Каме­но­гор­ске. УМЗ при­над­ле­жит в этом пред­при­я­тии 51%, осталь­ные 49% кон­тро­ли­ру­ет китай­ская General Nuclear Power Corporation. Доля «Каза­том­про­ма» в УМЗ состав­ля­ет чуть более 90%.

Но Уль­бин­ское пред­при­я­тие — осо­бой слу­чай. Это пред­при­я­тие будет заку­пать казах­стан­ские топ­лив­ные таб­лет­ки для китай­ских АЭС на про­тя­же­нии восем­на­дца­ти лет с 2020 по 2038 год. А само про­из­вод­ство будет орга­ни­зо­ва­но по фран­цуз­ской тех­но­ло­гии, предо­став­лен­ной фир­мой Areva (Orano). С точ­ки зре­ния логи­ки инве­сти­ци­он­но­го мемо­ран­ду­ма это пред­при­я­тие долж­но поки­нуть баланс «Каза­том­про­ма» и рас­тво­рить­ся где-то в дебрях китай­ско­го спро­са.

Сырье и трей­динг

Перед раз­ме­ще­ни­ем акций на бир­же «Каза­том­пром» пред­при­нял реши­тель­ные дей­ствия по уве­ли­че­нию сво­е­го порт­фе­ля сырье­вых акти­вов. С 1 янва­ря 2018 года ком­па­ния доби­лась уве­ли­че­ния сво­ей доли в ком­па­нии Инкай, сов­мест­ном пред­при­я­тии с канад­ской Cameco, с 40% до 60%, а к нача­лу 2019 года ее доля в «Бай­кен-U» — СП с Energy Asia (кон­сор­ци­у­мом япон­ских фирм) долж­на вырас­ти с 5,0% до 52,5%. С 34% до 50% долж­на вырас­ти доля «Каза­том­про­ма» в  СП «Хорас­ан-U (Хорас­ан-У)», сов­мест­ном пред­при­я­тии с Роса­то­мом и Marubeni Corporation.

Новой сырье­вой стра­те­гии «Каза­том­про­ма» соот­вет­ству­ет и акцент, кото­рый кор­по­ра­ция дела­ет на орга­ни­за­цию тор­го­вых опе­ра­ций. Авто­ры мемо­ран­ду­ма обе­ща­ют инве­сто­рам сде­лать трей­динг систем­ным эле­мен­том кор­по­ра­ции, спо­соб­ным опре­де­лять ритм рабо­ты ее про­из­вод­ствен­ных мощ­но­стей. Заме­тим в скоб­ках, что под­чи­нить объ­е­мы добы­чи ура­на трей­дин­го­вым зада­чам все­гда было меч­той любых кар­те­лей, кото­рые, увы, сбы­ва­лись крайне ред­ко.

Так или ина­че, «Каза­том­пром» создал свою трей­дин­го­вую фир­му в швей­цар­ском кан­тоне Цуг — миро­вой Мек­ке для трей­де­ров, создан­ной уси­ли­я­ми Мар­ка Рича,  осно­ва­те­лем кор­по­ра­ции Glencore. Но пока идея создать насто­я­щий трей­динг выгля­дит лишь бла­гим поже­ла­ни­ем.

Авто­ры мемо­ран­ду­ма при­зна­ют, что про­да­жа ура­на на миро­вом спот-рын­ке будет лишь офи­ци­аль­ным кана­лом постав­ки на аме­ри­кан­ские атом­ные элек­тро­стан­ции, кото­рые пред­по­чи­та­ют (или обя­за­ны) делать закуп­ки сырья имен­но таким обра­зом.

Ура­но­вое зер­ка­ло

Как видим, ура­но­вый ком­плекс Казах­ста­на, несмот­ря на бле­стя­щий старт в нача­ле тыся­че­ле­тия, в ито­ге повто­ря­ет судь­бу дру­гих сек­то­ров эко­но­ми­ки — ста­но­вит­ся экс­пор­те­ром сырья.

Но в нем есть одна важ­ная осо­бен­ность.

При ана­ли­зе при­чин тоталь­ной ком­мо­ди­ти­за­ции пост­со­вет­ской эко­но­ми­ки в целом и Казах­ста­на в част­но­сти, обыч­но при­во­дят аргу­мент, что совет­ская эко­но­ми­ка толь­ко «пор­ти­ла» хоро­шее сырье, про­из­во­дя из него ник­чем­ные това­ры, и, сле­до­ва­тель­но, выво­зить сырье было раци­о­наль­ной стра­те­ги­ей. Одна­ко для ура­но­во­го ком­плек­са эта тео­рия была не слиш­ком при­ме­ни­ма изна­чаль­но.

Быв­ший гла­ва «Каз­ка­том­про­ма» Мух­тар Джа­ки­шев, вывед­ший ком­па­нию на пере­до­вые пози­ции в мире, все­гда и вез­де гово­рил о необ­хо­ди­мо­сти ото­рвать­ся от про­да­жи ура­но­во­го сырья. Джа­ки­ше­ва поса­ди­ли, ком­па­ния пере­шла в дру­гие руки, что в ито­ге  при­ве­ло к ее ком­мо­ди­ти­за­ции, а не наобо­рот.

Сле­до­ва­тель­но, дело все-таки не в това­рах, а людях. Сырье­вая эко­но­ми­ка не пред­по­ла­га­ет актив­но­го нача­ла. Более того, она луч­ше под­хо­дит для рас­пре­де­ле­ния рен­ты по эта­жам соци­аль­ной пира­ми­ды, для под­дер­жа­ния кото­рой нужен так­же авто­ри­тар­ный меха­низм. Иро­ния состо­ит в том, что имен­но такая ком­па­ния боль­ше все­го устра­и­ва­ет запад­ных инве­сто­ров. А, воз­мож­но, и стра­на тоже? 

Основ­ные сырье­вые доч­ки «Каза­том­про­ма»

 

Ком­па­ния

 

Доля, %

 

Ста­тус

 

Запа­сы, млн т

 

Парт­нер

»ОРТАЛЫК»

100

дочер­няя

64,5

 

ТОО «СЕМИЗБАЙ-U»

100

дочер­няя

74

 

ТОО «РУ-6»

100

дочер­няя

20,9

 

ТОО «АППАК»

65

дочер­няя

54,8

Sumitomo Corporation и Kansai Electric Power,

СП «Инкай

60

дочер­няя

264,8

Кор­по­ра­ция «Cameco»

ТОО «СП «Буде­нов­ское»

51

СП

 

ТОО «Степ­но­гор­ский гор­но-хими­че­ский ком­би­нат».

ООО «Семи­з­бай-U»

51

СП

60,1

Beijing Sino-Kaz Uranium Resources Investment Company Limited

АО «Сов­мест­ное пред­при­я­тие «Акба­стау»

50

СП

49,6

Uranium One Amsterdam B.V.»

ТОО «Кара­тау»

50

СП

59,3

Uranium One Netherlands B.V.»

СП «КАТКО

49

ассо­ци­и­ро­ван­ная

57,6

 Areva (ORANO)

СП «Хорас­ан-U (Хорас­ан-У)»

33,98

ассо­ци­и­ро­ван­ная

40

Uranium One Utrecht B.V  — 30%, Energy Asia Holdings) — 36,02% доли

СП «ЮГХК

30

ассо­ци­и­ро­ван­ная

110,8

Uranium One 70%

КРК  «Зареч­ное»

49,98

ассо­ци­и­ро­ван­ная

8

Uranium One и ОАО «Кара­бал­тин­ский гор­но­руд­ный ком­би­нат»

ТОО «Кызыл­кум»

30

ассо­ци­и­ро­ван­ная

Energy Asia (B.V.I.) Limited, UrAsia London Limited.

ТОО «Бай­кен-U»

5

ассо­ци­и­ро­ван­ная

20

 Energy Asia Limited (95%)

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0