fbpx

И деньги съели, и позор не смыли

Очень жест­кую оцен­ку филь­му «Путь лиде­ра» о моло­до­сти Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва дал извест­ный казах­стан­ский режис­сер Болат Ата­ба­ев. Он уви­дел в нем не толь­ко эле­мен­ты куль­та лич­но­сти, кото­рый столь успеш­но воз­во­дят вокруг пер­во­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на, но и страх обще­ства, и воз­врат его к тому же «уни­та­зу», от кото­ро­го казах­стан­цы пыта­лись уйти в 1991 году.

В День пер­во­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на, 1 декаб­ря, в Астане состо­я­лась пре­мье­ра кино­э­по­пеи «Путь лиде­ра» режис­се­ра Русте­ма Абдра­шо­ва, кото­рая рас­ска­зы­ва­ет о сту­ден­че­ских годах Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва — его уче­бе в учи­ли­ще горо­да Дне­про­дзер­жин­ска, нача­ле карье­ры и ее куль­ми­на­ции на попри­ще метал­лур­га, когда он ста­но­вит­ся одним из руко­во­ди­те­лей круп­ней­ше­го в Цен­траль­ной Азии метал­лур­ги­че­ско­го ком­би­на­та.

Фильм, есте­ствен­но, собрал вос­тор­жен­ные откли­ки офи­ци­аль­ных кри­ти­ков. Но что дума­ют о лен­те неза­ви­си­мые экс­пер­ты? Это куль­ми­на­ци­он­ный момент в раз­ви­тии куль­та лич­но­сти, гово­рят они. Кино­э­по­пею обсу­ди­ли рос­сий­ский жур­на­лист Алек­сей Тихо­нов и казах­стан­ский режис­сер Болат Ата­ба­ев, кото­рый вынуж­ден уже несколь­ко лет жить за гра­ни­цей Казах­ста­на.

Нас опять оку­ну­ли в тот же уни­таз

- Болат-ага, что, на Ваш взгляд, про­ис­хо­дит в отно­ше­нии куль­та лич­но­сти Назар­ба­е­ва?

- Маразм креп­ча­ет. Если помни­те, древ­ние гре­ки, пас­ту­хи исполь­зо­ва­ли длин­ные шесты под назва­ни­ем аги­тос, ими они направ­ля­ли бара­нов в нуж­ном направ­ле­нии. И это (кино­э­по­пея — ред.) оче­ред­ной аги­тос Назар­ба­е­ва для казах­стан­ско­го наро­да и миро­во­го сооб­ще­ства, кото­рое будет сме­ять­ся.

- Поче­му?

- Я посмот­рел трей­лер — очень пафос­но-пат­ри­о­ти­че­ский фильм. Там такой спо­соб игры — поло­жи­тель­ный герой, отри­ца­тель­ный герой. В исто­рии рус­ской лите­ра­ту­ры был кон­фликт луч­ше­го с хоро­шим? И я уже пре­дви­жу, что это будет. Это оче­ред­ная рабо­та для мусор­но­го ящи­ка.

- Но людям, кото­рые дела­ют эту вещь, а сре­ди них извест­ные арти­сты были заме­че­ны, цвет рос­сий­ской актер­ской интел­ли­ген­ции, потом не будет стыд­но за это?

- Это же день­ги. Есть такие арти­сты — все сде­ла­ют, лишь бы пла­ти­ли. Ранев­ская гово­ри­ла по тако­му слу­чаю: «День­ги съе­де­ны, а позор остал­ся…»

- Зна­е­те, меня не поки­да­ет ощу­ще­ние дежа­вю — ведь было же это все уже в совет­ской исто­рии, филь­мы-эпо­пеи, за роли в кото­рых арти­стам было стыд­но до кон­ца дней сво­их.

- Зна­е­те, я счи­таю, что мое поко­ле­ние — поте­рян­ное для Казах­ста­на, мы про­пи­та­ны совет­ским духом, и пока мы не уйдем с аре­ны, не пре­кра­тим свое суще­ство­ва­ние и вли­я­ние на моло­дое поко­ле­ние, так и будет про­дол­жать­ся. Мы — трус­ли­вое поко­ле­ние, поко­ле­ние, кото­рое дума­ет толь­ко о сего­дняш­нем дне. А моло­дежь, гля­дя на нас, к сожа­ле­нию, пор­тит­ся. Пер­во­го декаб­ря празд­но­ва­ли День пер­во­го пре­зи­ден­та. Я посмот­рел эти кад­ры, когда Назар­ба­ев под фоно­грам­му пел пес­ню, моло­дежь рядом сто­ит и, под­смат­ри­вая в бумаж­ки, тоже яко­бы поет, откры­ва­ет рты. Это все так выму­чен­но, так неис­кренне, так фаль­ши­во. И подоб­ное отсут­ствие мора­ли, к сожа­ле­нию, тира­жи­ру­ет­ся, куль­ти­ви­ру­ет­ся при нынеш­нем пре­зи­ден­те.

- А, с Вашей точ­ки зре­ния, архи­тек­то­ры это­го так назы­ва­е­мо­го куль­та — это пост­мо­дер­ни­сты, кото­рые про­сто берут боль­шие фор­мы и таки­ми маз­ка­ми импро­ви­зи­ру­ют?

- О каком пост­мо­дер­низ­ме может идти речь?! Мы про­сто опять оку­ну­лись в тот же уни­таз. Нас голо­вой туда опять ткну­ли. И мы согла­си­лись с этим. Ком­му­нист Назар­ба­ев вспо­ми­на­ет свои дет­ство, юность, моло­дость…

Это про­сто у него тос­ка по тому вре­ме­ни, по счаст­ли­вым дням. Он ведь глу­бо­ко несчаст­ный чело­век, но хочет создать иллю­зию сча­стья, а в моло­до­сти кто из нас не был счаст­лив? Окру­же­ние его хоро­шо чув­ству­ет — вот и поем всей стра­ной пес­ни моло­до­сти елба­сы.

Надо под­ни­мать свои зад­ни­цы

- Суще­ству­ет прин­ци­пи­аль­ное раз­ли­чие — в СССР с культ лич­но­сти суще­ство­вал в закры­том обще­стве, не было теле­ви­де­ния, а сво­бо­да радио была жест­ко огра­ни­че­на пра­ви­тель­ством. Впо­след­ствии, когда инфор­ма­ци­он­ная бло­ка­да была про­рва­на, ситу­а­ция ста­ла сра­зу же менять­ся. Сей­час понят­но, что служ­ба без­опас­но­сти пыта­ет­ся бло­ки­ро­вать сай­ты, кон­тро­ли­ро­вать газе­ты, но тем не менее люди в Казах­стане живут в совре­мен­ном инфор­ма­ци­он­ном обще­стве. Как в такой ситу­а­ции смог сфор­ми­ро­вать­ся культ лич­но­сти, да еще такой мас­штаб­ный?

- Страх. Про­тив куль­та никто не хочет высту­пать. Все пони­ма­ют, что тво­рит­ся вокруг Назар­ба­е­ва — вак­ха­на­лия. Это баналь­но и скуч­но. Ему хотят про­длить при­ят­ные мину­ты. Я уже ска­зал, что это глу­бо­ко несчаст­ный чело­век. Его надо пожа­леть, при­сло­нить к стен­ке, что­бы отдох­нул. По-чело­ве­че­ски посо­чув­ство­вать ему. Окру­же­ние, про­дле­вая миф Назар­ба­е­ва, про­дле­ва­ет жизнь себе.

Я был в Алжи­ре на Меж­ду­на­род­ном теат­раль­ном фести­ва­ле. Пре­зи­дент этой стра­ны болен, при­ко­ван к инва­лид­но­му крес­лу. Но его еже­не­дель­но пока­зы­ва­ют наро­ду, что­бы виде­ли — он жив. Так окру­же­ние про­дле­ва­ет себе жизнь. Все зна­ют об этом. Все сме­ют­ся над этим фак­том. Но, к сожа­ле­нию, про­дол­жа­ют врать друг дру­гу.

- Допу­стим, но в Казах­стане есть граж­дан­ское обще­ство. Или оно спит?

- Обще­ство — в стра­хе. Оно боит­ся. Поче­му рас­стре­ля­ли жана­о­зен­цев, неф­тя­ни­ков? Это метод устра­ше­ния. Власть мани­пу­ли­ру­ет, исполь­зуя страх. Хотя и сама власть тоже боит­ся. Я люб­лю казах­стан­цев, но нена­ви­жу, не ува­жаю граж­дан­ское обще­ство Казах­ста­на. Мы, граж­дан­ское обще­ство Казах­ста­на, поз­во­ли­ли куч­ке стер­вят­ни­ков кру­жить над стра­ной, рас­тас­ки­вая ее богат­ства! И даже сей­час не осо­зна­ем, что пере­го­ро­ди­ли путь моло­де­жи. Мы ей дур­ной при­мер пока­за­ли, и теперь моло­дые люди дума­ют, что мол­чать и тер­петь — это цен­но…

- Когда мы рас­смат­ри­ва­ем культ Ста­ли­на и его после­до­ва­те­лей, то это были люди, кото­рые суще­ство­ва­ли в очень чет­кой и жесто­кой идео­ло­гии. Как гово­рят сей­час, тогда был культ зла, а сей­час, про­шу про­ще­ния, культ баб­ла. Мне все­гда каза­лось, что толь­ко культ зла может сфор­ми­ро­вать насто­я­щий культ лич­но­сти. Но сей­час вижу, как баналь­ный мир денег поз­во­ля­ет скле­ить тот самый культ лич­но­сти — вполне себе аутен­тич­ный.

- Это вли­я­ние Запа­да — культ денег. Рань­ше нас пуга­ли ислам­ским фун­да­мен­та­лиз­мом. Он ока­за­лось ерун­дой по срав­не­нию с денеж­ным фун­да­мен­та­лиз­мом. Сей­час запад­ные демо­кра­ты тоже про­да­ют­ся и поку­па­ют­ся. Как мог­ли экс­тра­ди­ро­вать жену Абля­зо­ва и дочь из Ита­лии? Толь­ко силой денег. Кра­ше­ные бумаж­ки сей­час вытво­ря­ют такие дела, что уму непо­сти­жи­мо. Все нрав­ствен­ные цен­но­сти уто­ну­ли, пото­му что нын­че даже мораль про­да­ет­ся, пото­му что мы ста­но­вим­ся спра­вед­ли­вы­ми не по сове­сти, а по ситу­а­ции.

- И за это мы все долж­ны поне­сти какую-то ответ­ствен­ность. Такое бес­печ­ное пове­де­ние не может сой­ти нам с рук.

- Обыч­но, когда нече­го ска­зать, гово­рят, Аллах нака­жет. Как буд­то Аллах у нас — кара­тель­ный орган… Нет, надо все делать самим. Лич­но мне надо было под­нять свою зад­ни­цу еще в 80-х годах. Я же был таким же, как все, поль­зо­вал­ся бла­га­ми воро­ва­той вла­сти, обслу­жи­вал ее… Мы упу­сти­ли вре­мя. В 90-х годах закла­ды­вал­ся фун­да­мент лич­ной вла­сти в Казах­стане, и его тогда надо было еще раз­ру­шить. А сей­час фун­да­мент выстро­ен… Заман­бек Нур­ка­ди­лов тоже сокру­шал­ся об этом, лок­ти кусал. Я его пре­крас­но пони­маю, упу­сти­ли вре­мя. Мне стыд­но…