История одной странной сделки, или Как стать миллиардером в Казахстане

 

Ровно десять лет тому назад, осенью 2007 года финансовый мир сначала Казахстана, а затем и Италии активно обсуждал достаточно непривычную по тем временам сделку. Непривычную, впрочем, скорей для Казахстана – впервые частный казахстанский коммерческий банк покупался крупной западной компанией с мировым именем.

В казах­стан­ской прес­се этот про­цесс опти­ми­стич­но име­но­ва­ли «Сдел­кой №1 для все­го бан­ков­ско­го сек­то­ра моло­дой стра­ны», выра­жа­ли уве­рен­ность в том, что тако­вая явля­ет­ся «пока­за­те­лем зре­ло­сти казах­стан­ской бан­ков­ской систе­мы и ее при­вле­ка­тель­но­сти для миро­во­го рын­ка», а так­же сули­ли без­бед­ное буду­щее дру­гим мест­ным БВУ (бан­кам вто­ро­го уров­ня). Ведь пре­це­дент создан, и вполне воз­мож­но, что при жела­нии и на них най­дет­ся такой же щед­рый поку­па­тель, как ита­льян­цы. Полу­ча­лась идил­ли­че­ская кар­ти­на: созда­вай себе бан­ки, а затем про­да­вай подо­ро­же запад­ным парт­не­рам.

Речь шла о меж­ду­на­род­ном кон­церне «UniCredit Group», со штаб-квар­ти­рой в Милане и рас­по­ло­жен­ном в быв­шей сто­ли­це Казах­ста­на Алма­ты Алма­тин­ском тор­го­во-финан­со­вом бан­ке, или сокра­щен­но АТФ-Банк.

В прин­ци­пе, опти­ми­стич­ные оцен­ки этой сдел­ки име­ли под собой реаль­ную осно­ву. Ведь соглас­но всей офи­ци­аль­ной инфор­ма­ции, «АТФ-Банк», зани­мав­ший на тот момент пятое место в бан­ков­ском рей­тин­ге Казах­ста­на, выгля­дел вполне при­вле­ка­тель­ным объ­ек­том. Создан­ный в 1995 году, он одним из пер­вых в рес­пуб­ли­ке пере­шел на меж­ду­на­род­ные стан­дар­ты (в этом ему актив­но помо­гал тогдаш­ний парт­нер и соучре­ди­тель гол­ланд­ская фир­ма «Mees Person»), успеш­но осва­и­вал новые тех­но­ло­гии, выпус­кал соб­ствен­ные золо­тые слит­ки, а самое глав­ное – актив­но помо­гал пра­ви­тель­ству стра­ны в осу­ществ­ле­нии меж­ду­на­род­ной финан­со­вой дея­тель­но­сти. В част­но­сти, он доволь­но быст­ро стал опе­ра­то­ром гер­ман­ской кре­дит­ной линии (Kreditanstalt fur Wiederaufbau – KfW) в рам­ках меж­пра­ви­тель­ствен­но­го финан­со­во­го сотруд­ни­че­ства Гер­ма­нии и Казах­ста­на.

Как пола­га­ли экс­пер­ты, во мно­гом это­му спо­соб­ство­ва­ла лич­ность дру­го­го соучре­ди­те­ля, а по суще­ству, мажо­ри­тар­но­го акци­о­не­ра и фак­ти­че­ско­го вла­дель­ца бан­ка Була­та Уте­му­ра­то­ва, кото­рый являл­ся не толь­ко успеш­ным пред­при­ни­ма­те­лем, но и, в первую оче­редь, высо­ко­по­став­лен­ным и пер­спек­тив­ным чинов­ни­ком в казах­стан­ском пра­ви­тель­стве.

В совет­ские годы Булат Уте­му­ра­тов тру­дил­ся на посту заме­сти­те­ля дирек­то­ра одно­го из круп­ных алма-атин­ских гастро­но­мов, впо­след­ствии пере­ро­див­ше­го­ся в супер­мар­кет.

А затем кури­ро­вал тор­гов­лю в рай­он­ном муни­ци­па­ли­те­те. Одна­ко с обре­те­ни­ем рес­пуб­ли­кой неза­ви­си­мо­сти перед ним откры­лись совсем дру­гие воз­мож­но­сти. Бла­го­да­ря хоро­шим зна­ком­ствам (тор­го­вые работ­ни­ки во вре­ме­на СССР все­гда име­ли воз­мож­ность обза­ве­стись весь­ма полез­ны­ми свя­зя­ми) уже в пери­од 1992–93 годов Булат Уте­му­ра­тов стал гене­раль­ным дирек­то­ром Казах­ско­го тор­го­во­го дома в Австрии, где тес­но сотруд­ни­чал с Раха­том Али­е­вым, кури­ро­вав­шим в то вре­мя вопро­сы казах­стан­ско-австрий­ско­го дело­во­го сотруд­ни­че­ства.

Чуть поз­же Булат Уте­му­ра­тов нала­дил лич­ные и дело­вые вза­и­мо­от­но­ше­ния и с дру­гим вли­я­тель­ным биз­не­сме­ном Тиму­ром Кули­ба­е­вым, при созда­нии соб­ствен­но­го бан­ка ввел его в совет дирек­то­ров и пред­ло­жил порт­фель пред­се­да­те­ля кре­дит­но­го коми­те­та. Сам он на тот момент тру­дил­ся на посту пер­во­го заме­сти­те­ля мини­стра про­мыш­лен­но­сти и тор­гов­ли Рес­пуб­ли­ки Казах­стан.

Пре­бы­вая над зако­ном

Здесь, прав­да, была одна юри­ди­че­ская нелов­кость. Как раз в то вре­мя, а имен­но в авгу­сте 1995 года, вышел в свет УказПре­зи­ден­та Казах­ста­на, име­ю­щий силу зако­на, «О госу­дар­ствен­ной служ­бе», ста­тья 13 кото­ро­го гла­си­ла, что госу­дар­ствен­ные слу­жа­щие не име­ют пра­ва «зани­мать­ся пред­при­ни­ма­тель­ской дея­тель­но­стью, в том чис­ле участ­во­вать в управ­ле­нии хозяй­ству­ю­щим субъ­ек­том, неза­ви­си­мо от его орга­ни­за­ци­он­но-пра­во­вой фор­мы». Вполне оче­вид­но, что это было логич­ным и зако­но­мер­ным шагом для предот­вра­ще­ния кор­руп­ции и откро­вен­но­го лоб­би­ро­ва­ния чинов­ни­ка­ми сво­их лич­ных и дело­вых инте­ре­сов.

Одна­ко, как это часто быва­ет на пост­со­вет­ском про­стран­стве, в подоб­ных слу­ча­ях «все рав­ны, но неко­то­рые рав­нее». И прак­ти­ка пока­зы­ва­ла, что в отно­ше­нии ряда «осо­бо ува­жа­е­мых лиц» кон­тро­ли­ру­ю­щие орга­ны мог­ли закры­вать гла­за.

Булат Уте­му­ра­тов

Поэто­му отнюдь не уди­ви­тель­но, что моло­до­му «АТФ-Бан­ку» никто пре­пят­ствий не чинил, мало того, как впо­след­ствии вспо­ми­нал сам Рахат Али­ев, имен­но через «АТФ-Банк» про­хо­ди­ли и акку­му­ли­ро­ва­лись сред­ства, выру­чен­ные от экс­пор­та сырья и про­дук­ции неко­то­рых госу­дар­ствен­ных ком­па­ний, а так­же день­ги таких объ­еди­не­ний, как «Каза­хин­торг» и «Каза­хв­неш­маш». «…Толь­ко выруч­ка и при­быль шли не в бюд­жет, а в создан­ный част­ный «АТФ», кото­рым вла­дел Булат Уте­му­ра­тов», – писал в сво­их мему­а­рах, вышед­ших за пре­де­ла­ми Казах­ста­на, Рахат Али­ев.

Коро­че гово­ря, для про­цве­та­ния бан­ка был неглас­но создан режим наи­боль­ше­го бла­го­при­ят­ство­ва­ния, чем, без­услов­но, в пол­ной мере вос­поль­зо­ва­лись его топ-мене­дже­ры и тогдаш­ние акци­о­не­ры. К тому вре­ме­ни у Була­та Уте­му­ра­то­ва (кото­рый пери­о­ди­че­ски пере­ме­щал­ся из одно­го высо­ко­по­став­лен­но­го чинов­ни­чье­го крес­ла в дру­гое и даже ино­гда зани­мал­ся дипло­ма­ти­че­ской рабо­той) уже был доста­точ­но широ­кий круг дело­вых инте­ре­сов.

Бла­го­да­ря все­му выше­пе­ре­чис­лен­но­му и несмот­ря на неко­то­рые юри­ди­че­ские шеро­хо­ва­то­сти, «АТФ-Банк» вполне успеш­но раз­ви­вал­ся. По край­ней мере, соглас­но офи­ци­аль­ной инфор­ма­ции и отче­там. Мало того, впо­след­ствии он погло­тил несколь­ко мел­ких бан­ков в самом Казах­стане (такие, как Банк «Апо­гей» и «Каз­пром­банк») и раз­рос­ся несколь­ки­ми дочер­ни­ми струк­ту­ра­ми, в том чис­ле и в ближ­нем зару­бе­жье, напри­мер, в Кир­ги­зии, где были выкуп­ле­ны акции ОАО «Энер­го­банк», и в Рос­сии, сна­ча­ла путем при­об­ре­те­ния 100% акций омско­го бан­ка «Сибирь», а затем и с помо­щью откры­тия пред­ста­ви­тель­ства в Москве, где у Була­та Уте­му­ра­то­ва тоже было нема­ло дело­вых инте­ре­сов.

Осталь­ное име­ло уже при­клад­ной харак­тер: созда­ние соб­ствен­но­го пен­си­он­но­го фон­да, кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ние мно­го­чис­лен­ных пре­мий, наград и номи­на­ций и про­чие при­ят­ные мело­чи.

Про­да­ет­ся банк. Доро­го. Кон­фи­ден­ци­аль­но

И вот доста­точ­но неожи­дан­но для сто­рон­них наблю­да­те­лей в кон­це 2006 года в Казах­стане нача­ла про­са­чи­вать­ся инсай­дер­ская инфор­ма­ция о воз­мож­ной про­да­же «АТФ-Бан­ка». При­чем не какой-то дру­же­ствен­ной и близ­кой по духу струк­ту­ре, а вооб­ще на сто­ро­ну. По прин­ци­пу «кто боль­ше пред­ло­жит». Зачем это было нуж­но Була­ту Уте­му­ра­то­ву и дру­гим мажо­ри­тар­ным акци­о­не­рам, в то вре­мя деталь­но не объ­яс­ня­лось. Что-то вро­де капри­за вла­дель­ца или поис­ка необ­хо­ди­мых сво­бод­ных средств.

Затем нашел­ся и пер­вый потен­ци­аль­ный поку­па­тель. О сво­ем инте­ре­се к казах­стан­ским бан­ков­ским акти­вам объ­яви­ла меж­ду­на­род­ная финан­со­вая груп­па «UniCredit SpA» (UCG), являв­ша­я­ся на тот момент круп­ней­шим запад­ным кре­ди­то­ром в Восточ­ной Евро­пе. Как выяс­ни­лось чуть поз­же, пер­вый потен­ци­аль­ный при­об­ре­та­тель акти­вов АТФ-Бан­ка так и остал­ся един­ствен­ным жела­ю­щим. По край­ней мере, так утвер­ждал уже упо­мя­ну­тый Рахат Али­ев в сво­их мему­а­рах. Заод­но он пове­дал и о сво­ем неболь­шом уча­стии в этой сдел­ке в пери­од пре­бы­ва­ния на посту посла Казах­ста­на в Австрии (забе­гая чуть впе­ред, сто­ить отме­тить, что номи­наль­ным поку­па­те­лем АТФ-Бан­ка высту­пи­ло австрий­ское под­раз­де­ле­ние «UniCredit» – «Bank Austria-Creditanstalt AG»):

«…У меня было несколь­ко бесед с пре­зи­ден­том это­го бан­ка Док­то­ром Эри­ком Хам­пе­лем у него в офи­се на Шот­тен­тор, где он пытал­ся выяс­нить поболь­ше об истин­ных казах­ских про­дав­цах и об инве­сти­ци­он­ном кли­ма­те в Казах­стане. Я подроб­но рас­ска­зал о ситу­а­ции в стране и посо­ве­то­вал немно­го подо­ждать с офер­той, мини­мум меся­ца два, ведь они были толь­ко одни поку­па­те­ли, дру­гих жела­ю­щих про­сто не было, несмот­ря на заве­ре­ния про­дав­цов и их швей­цар­ских кон­суль­тан­тов…».

Кон­суль­тан­тов сдел­ки, кста­ти, было мно­го с обе­их сто­рон. В част­но­сти, основ­ным кон­суль­тан­том АТФ-Бан­ка в сдел­ке был JP Morgan, а UniCredit обслу­жи­ва­ли ком­па­нии Credit Suisse и UniCredit Markets and Investment Banking.

Кста­ти, в био­гра­фи­ях менедж­мен­та кон­суль­тан­тов при­сут­ству­ют весь­ма любо­пыт­ные фак­ты. Так, в част­но­сти, одним из веду­щих ана­ли­ти­ков финан­со­вой ком­па­нии JP Morgan, а чуть поз­же и ее вице-пре­зи­ден­том тру­дил­ся моло­дой финан­сист Гурам Анд­ро­ни­ка­шви­ли. И через неко­то­рое вре­мя после успеш­ной казах­стан­ско-ита­льян­ской сдел­ки Гурам Лева­но­вич Анд­ро­ни­ка­шви­ли решил кар­ди­наль­но сме­нить как место рабо­ты, так и место­жи­тель­ство. Жене­ве и Лон­до­ну он пред­по­чел Алма­ты, где сна­ча­ла устро­ил­ся заме­сти­те­лем гене­раль­но­го дирек­то­ра в при­над­ле­жа­щее Була­ту Уте­му­ра­то­ву ТОО «Verny Investments Holding», а затем пере­брал­ся в опять-таки при­над­ле­жа­щий Уте­му­ра­то­ву АО «ForteBank», где тру­дит­ся по насто­я­щее вре­мя в долж­но­сти пер­во­го заме­сти­те­ля пред­се­да­те­ля прав­ле­ния. О чем соб­ствен­но и сви­де­тель­ству­ют как реест­ры казах­стан­ской фон­до­вой бир­жи, так и онлайн-база казах­стан­ско­го зако­но­да­тель­ства. Вот такой инте­рес­ный зиг­заг судь­бы.

Как бы там ни было, но судя по все­му, ника­ких «под­вод­ных кам­ней» или пре­пят­ствий для сдел­ки кон­суль­тан­ты фир­мы не обна­ру­жи­ли, и через неко­то­рое вре­мя о пред­сто­я­щих тор­гах было заяв­ле­но пуб­лич­но. При­ме­ча­тель­но, что прак­ти­че­ски парал­лель­но с эти изве­сти­ем в СМИ посту­пи­ла офи­ци­аль­ная инфор­ма­ция о при­вле­че­нии ком­мер­че­ским АТФ-Бан­ком син­ди­ци­ро­ван­но­го зай­ма на общую сум­му 207 мил­ли­о­нов дол­ла­ров США. Из них 120 мил­ли­о­нов дол­ла­ров при­хо­ди­лось на кре­дит­ную линию, откры­тую непо­сред­ствен­но потен­ци­аль­ным поку­па­те­лем бан­ка «Bank Austria Creditanstalt AG». Впо­след­ствии, уже во вре­мя про­да­жи, было объ­яв­ле­но и о том, что дан­ный заем укре­пил финан­со­вое поло­же­ние АТФ-Бан­ка и «смог зна­чи­тель­но улуч­шить цено­вые пара­мет­ры сдел­ки». В общем, со сто­ро­ны и для неспе­ци­а­ли­стов все выгля­де­ло несколь­ко зага­доч­но: потен­ци­аль­ный поку­па­тель нака­чи­ва­ет свою воз­мож­ную соб­ствен­ность допол­ни­тель­ны­ми сред­ства­ми (а точ­нее – дол­го­вым обре­ме­не­ни­ем), что­бы впо­след­ствии доро­же купить.

Не добав­ля­ли ясно­сти и несколь­ко туман­ные разъ­яс­не­ния само­го топ-менедж­мен­та АТФ-Бан­ка, зву­чав­шие как непо­сред­ствен­но во вре­мя сдел­ки, так и сра­зу после нее (к сло­ву, там же впер­вые рас­ска­зы­ва­лось и о яко­бы при­чи­нах про­да­жи бан­ка):

Тимур Иса­та­ев

«В нача­ле 2006 года акти­вы бан­ка состав­ля­ли 2,03 мил­ли­ар­да дол­ла­ров, к кон­цу года они уже рав­ня­лись 8,3 мил­ли­ар­да – это очень суще­ствен­ный ска­чок для одно­го года.

Золо­тое пра­ви­ло гла­сит, что отно­ше­ние акти­вов к соб­ствен­но­му капи­та­лу долж­но быть не менее 10%. Что­бы под­дер­жать баланс на уровне 8,3 мил­ли­ар­да дол­ла­ров, нуж­но иметь при­бли­зи­тель­но 830 млн соб­ствен­но­го капи­та­ла. На сего­дняш­ний день наш капи­тал рас­тя­нут доста­точ­но тон­ко, он состав­ля­ет при­бли­зи­тель­но 500 млн дол­ла­ров. Что­бы рас­ти даль­ше, нам нуж­ны новые ресур­сы. На каж­дый мил­ли­ард дол­ла­ров нуж­но вкла­ды­вать 100 мил­ли­о­нов соб­ствен­но­го капи­та­ла.

Вопрос в том, где взять эти сред­ства. Есть три источ­ни­ка. Пер­вый – это сред­ства, кото­рые могут предо­ста­вить дей­ству­ю­щие акци­о­не­ры. Что они, соб­ствен­но, и дела­ют до сего­дняш­не­го дня, но тем­пы роста слиш­ком высо­кие. Вто­рой – най­ти стра­те­ги­че­ско­го инве­сто­ра, тре­тий – про­дать акции…» – рас­ска­зы­вал пред­се­да­тель сове­та дирек­то­ров АТФ-Бан­ка Тимур Иса­та­ев, парал­лель­но явля­ю­щий­ся основ­ным дове­рен­ным лицом Була­та Уте­му­ра­то­ва прак­ти­че­ски во всех его биз­нес-про­ек­тах.

«Я бы хотел доба­вить по пово­ду роста акти­вов, – гово­рил жур­на­ли­стам пред­се­да­тель прав­ле­ния АТФ-Бан­ка Тал­гат Куа­ны­шев. – Рост в 2006 году был обу­слов­лен тем, что мы купи­ли несколь­ко дочер­них бан­ков, к тому вре­ме­ни один уже дей­ство­вал. Так­же мы рез­ко уве­ли­чи­ли коли­че­ство фили­а­лов. Соот­вет­ствен­но, появи­лась необ­хо­ди­мость в допол­ни­тель­ном финан­си­ро­ва­нии. Что­бы удо­вле­тво­рить потреб­но­сти новых точек про­даж, удо­вле­тво­рить их спрос на ресур­сы, мы обя­за­ны были про­из­во­дить боль­шие заим­ство­ва­ния. Сле­до­ва­тель­но, нам нужен был соб­ствен­ный капи­тал опре­де­лен­но­го раз­ме­ра и посто­ян­ные вли­ва­ния в этот капи­тал. Банк посто­ян­но рас­тет на всех рын­ках. По рас­счи­тан­но­му нами пла­ну раз­ви­тия в тече­ние трех лет мы можем достиг­нуть уров­ня балан­са в 20–25 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров…»

Ну и нако­нец, Тимур Иса­та­ев разъ­яс­нил моти­ва­цию ита­льян­ских парт­не­ров. По его мне­нию, при­чи­ной покуп­ки ста­ло то, что АТФ-Банк про­сто очень понра­вил­ся зару­беж­ным финан­си­стам по всем пара­мет­рам. Ну как кра­си­вая и бога­тая неве­ста на выда­нье:

«Если UniCredit при­нял реше­ние о при­об­ре­те­нии бан­ка, это зна­чит, ему нра­вит­ся то, что этот банк дела­ет. Ему нра­вит­ся стра­те­гия бан­ка, менедж­мент и потен­ци­ал. Все импо­ни­ру­ет…»

В завер­ше­нии – общий опти­ми­сти­че­ский вывод : «Мы полу­чи­ли отчет JP Morgan, кото­рый при­знал эту сдел­ку круп­ней­шей в СНГ и в трой­ке круп­ней­ших в Восточ­ной Евро­пе по сли­я­нию и погло­ще­нию со вре­мен паде­ния желез­но­го зана­ве­са. Мы счи­та­ем, что это еще одно дока­за­тель­ство того, что наша бан­ков­ская систе­ма чего-то сто­ит и чего-то доби­лась за послед­нее вре­мя. Дан­ная сдел­ка навер­ня­ка про­из­ве­ла поло­жи­тель­ное впе­чат­ле­ние и на дру­гие казах­стан­ские бан­ки. Те, кото­рые нача­ли заду­мы­вать­ся об источ­ни­ках финан­си­ро­ва­ния, тоже при­дут к выбо­ру раз­ме­ще­ния при помо­щи IPO или пря­мой про­да­жи. К это­му под­тал­ки­ва­ют борь­ба за долю на рын­ке и общий рост эко­но­ми­ки».

Не оста­ва­лись в сто­роне от поло­жи­тель­ных опи­са­ний сдел­ки и пред­ста­ви­те­ли ита­льян­ской сто­ро­ны. Как гла­сил офи­ци­аль­ный пресс-релиз того пери­о­да, «эта сдел­ка под­твер­жда­ет посто­ян­ную при­вер­жен­ность UniCredit Group реги­о­ну Цен­траль­ной и Восточ­ной Евро­пы. Бла­го­да­ря при­об­ре­те­нию ATF Груп­па укре­пит свою сеть через лиди­ру­ю­щие пози­ции в Рес­пуб­ли­ке Казах­стан, а так­же допол­ни­тель­ные опе­ра­ции в Рес­пуб­ли­ке Кыр­гыз­стан и Рос­сий­ской Феде­ра­ции. Рас­ши­ре­ние в Рес­пуб­ли­ку Казах­стан, девя­тую по вели­чине стра­ну мира, явля­ет­ся есте­ствен­ным раз­ви­ти­ем стра­те­гии роста Груп­пы, про­во­ди­мой в Цен­траль­ной и Восточ­ной Евро­пе» (столь обшир­ная цита­та рели­за при­ве­де­на наме­рен­но, и чуть поз­же мы еще вер­нем­ся к этой теме).

Даль­ше нача­лись чисто тех­ни­че­ские про­це­ду­ры. И в пери­од лета-осе­ни 2007 года сдел­ка по при­об­ре­те­нию АТФ-Бан­ка была завер­ше­на. Офи­ци­аль­но это зву­ча­ло на казах­стан­ских новост­ных сай­тах сле­ду­ю­щим обра­зом: «В июне 2007 года Bank Austria-Creditanstalt AG (под­раз­де­ле­ние UniCredit Group для ком­мер­че­ских и бан­ков­ских опе­ра­ций в Цен­траль­ной и Восточ­ной Евро­пе) и част­ные акци­о­не­ры бан­ка под­пи­са­ли согла­ше­ние о при­об­ре­те­нии мажо­ри­тар­но­го паке­та акций АТФ. В нояб­ре 2007-го Bank Austria Creditanstalt AG при­об­рел 91,8% акций АО «АТФ­Банк» за 2,117 млн. дол­ла­ров».

Дава­лась и рас­шиф­ров­ка соста­ва про­дав­цов: «До про­да­жи АТФ-Бан­ка груп­пе UniCredit 17,85% его акций при­над­ле­жа­ло Була­ту Уте­му­ра­то­ву, по 9,6% акций – двум его сыно­вьям (выпис­ка с KASE на 01.10.2007 г.). Вто­рым по вели­чине акци­о­не­ром было ТОО «Акта­устрой­ин­вест» с 12,5% акций бан­ка, 6,2% бумаг при­над­ле­жа­ло АО «Каз­Цинк», 5,44% – ТОО Global Investment Group. На теку­щий момент 99,69% акций АТФ-Бан­ка при­над­ле­жат UniCredit Bank Austria».

Харак­тер­но, что на этот раз в прес­се все-таки вспом­ни­ли о суще­ство­ва­нии «Зако­на о госу­дар­ствен­ной служ­бе», с его запре­ще­ни­ем чинов­ни­че­ству напря­мую участ­во­вать в пред­при­ни­ма­тель­ской дея­тель­но­сти (на момент про­да­жи бан­ка Булат Уте­му­ра­тов зани­мал долж­ность управ­ля­ю­ще­го дела­ми Пре­зи­ден­та РК), поэто­му на пло­щад­ке KASE фигу­ри­ро­ва­ла дове­рен­ность о дове­ри­тель­ном управ­ле­нии акци­я­ми, выдан­ная гос­по­же Ажар Бай­шу­а­ко­вой (деви­чья фами­лия супру­ги Уте­му­ра­то­ва).

Парт­не­ры пожа­ли друг дру­гу руки и разо­шлись. Сам Булат Уте­му­ра­тов тут же суще­ствен­но про­дви­нул­ся в спис­ке казах­стан­ско­го «Форбс» как счаст­ли­вый обла­да­тель мини­мум 1,7 мил­ли­ар­да дол­ла­ров США. А его топ-менедж­мент делил­ся оче­ред­ны­ми вос­по­ми­на­ни­я­ми о сдел­ке:

«Пом­ню, как вме­сте с Тал­га­том Куа­ны­ше­вым мы актив­но обсуж­да­ли все воз­мож­ные вари­ан­ты с нашим глав­ным акци­о­не­ром, – рас­ска­зы­вал пред­ста­ви­те­лям СМИ Тимур Иса­та­ев. – В ито­ге оста­но­ви­лись на двух воз­мож­ных вари­ан­тах – IPO и 100-про­цент­ная про­да­жа. И нача­ли рабо­ту по обо­им вари­ан­там одно­вре­мен­но. Окон­ча­тель­ное реше­ние о про­да­же бан­ка далось Була­ту Жами­то­ви­чу очень нелег­ко. Ведь важ­но было про­дать биз­нес, не поте­ряв клю­че­вых людей. Нам уда­лось все…»

Вне­зап­ный крах для ита­льян­цев

А вот для груп­пы UniCredit бук­валь­но сра­зу насту­пи­ли тяже­лые, если не ска­зать чер­ные, вре­ме­на.

Так, по дан­ным жур­на­ла «Форбс», «UniCredit при­шлось спи­сать свы­ше 500 млн. евро от сто­и­мо­сти казах­стан­ско­го бан­ка менее чем через год, посколь­ку эта цен­траль­но­ази­ат­ская стра­на пошат­ну­лась от кре­дит­но­го кри­зи­са».

Затем от АТФ-Бан­ка нача­ли «отва­ли­вать­ся» зару­беж­ные под­раз­де­ле­ния, и в част­но­сти, рос­сий­ский Банк Сибирь. Прав­да, дале­ко от UniCredit он все-таки не ушел, поэто­му дан­ный про­цесс при жела­нии мож­но было назвать и «тех­ни­че­ской реор­га­ни­за­ци­ей в рам­ках опти­ми­за­ции».

Про­бле­мы были даже в мело­чах: в 2008 году мино­ри­тар­ные акци­о­не­ры в лице хедж-фон­да «QVT Fund LP» смог­ли добить­ся в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ном меж­рай­он­ном эко­но­ми­че­ском суде горо­да Алма­ты реше­ния о запре­те наиме­но­ва­ния и лого­ти­па UniCredit в сво­ей рекла­ме. Пре­тен­зии мино­ри­та­рия были свя­за­ны с тем, что АТФ-Банк не при­над­ле­жит на 100% ита­льян­ской груп­пе, а зна­чит, не может про­во­дить подоб­ные реклам­ные акции.

А убыт­ки, меж­ду тем, про­дол­жа­ли нарас­тать, слов­но снеж­ный ком. Настоль­ко, что про­ве­ден­ная в кон­це 2007 года сдел­ка ста­ла при­зна­вать­ся неудач­ной. Или про­из­ве­ден­ной в непод­хо­дя­щее вре­мя. Опять-таки, соглас­но дан­ным «Форбс» со ссыл­кой на финан­со­вую отчет­ность бан­ка: «UniCredit, купив­ший казах­стан­ский АТФ-Банк осе­нью 2007 года за 2,2 мил­ли­ар­да дол­ла­ров у казах­стан­ско­го мил­ли­ар­де­ра Була­та Уте­му­ра­то­ва, сде­лал это в самое неудач­ное вре­мя, перед гло­баль­ным кри­зи­сом. Накоп­лен­ные убыт­ки на 1 янва­ря 2012 года, соглас­но ауди­ро­ван­но­му годо­во­му отче­ту, состав­ля­ли более 101,7 млрд тен­ге (око­ло 700 млн дол­ла­ров). Банк их зафик­си­ро­вал, одна­ко в 2012 году нис­хо­дя­щий тренд про­дол­жил­ся – убыт­ки на 1 июля соста­ви­ли 3 млрд тен­ге, а на 1 октяб­ря – уже 4,6 млрд тен­ге, а на 1 янва­ря 2013 года, по дан­ным Нац­бан­ка, – око­ло 11 млрд тен­ге (око­ло 73 млн дол­ла­ров). На нача­ло 2013 года доля кре­ди­тов с про­сроч­кой свы­ше 90 дней в АТФ Бан­ке состав­ля­ла 42,66%…»

Нача­лось и есте­ствен­ное сни­же­ние рей­тин­гов. Сра­зу два извест­ных миро­вых агент­ства, Moody’s и Fitch, в 2011 году сни­зи­ли рей­тинг бан­ка по неко­то­рым пози­ци­ям. Так, Moody’s пони­зи­ло рей­тин­ги дол­го­сроч­ных депо­зи­тов АТФ-Бан­ка в мест­ной и ино­стран­ной валю­те с «Ba2» до «Ba3», рей­тинг стар­ше­го необес­пе­чен­но­го дол­га бан­ка в ино­стран­ной валю­те – с «Ba2» до «Ba3», рей­тинг его млад­ше­го суб­ор­ди­ни­ро­ван­но­го дол­га в ино­стран­ной валю­те – с «B1» до «B2». В свою оче­редь, Fitch Ratings под­твер­ди­ло рей­тин­ги дефол­та эми­тен­та (РДЭ) АТФ-Бан­ка в ино­стран­ной и наци­о­наль­ной валю­тах на уровне «BBB». Дан­ные рей­тин­го­вые дей­ствия после­до­ва­ли за поме­ще­ни­ем дол­го­сроч­но­го РДЭ бан­ка UniCredit под наблю­де­ние в спи­сок Rating Watch «Нега­тив­ный».

Финан­со­вые ана­ли­ти­ки и наблю­да­те­ли в раз­ных стра­нах лома­ли голо­ву, что же про­ис­хо­дит с АТФ-Бан­ком? Каза­лось бы, декла­ри­ро­ван­ная капи­та­ли­за­ция в восемь мил­ли­ар­дов дол­ла­ров акти­вов, надеж­ные про­гно­зы с пер­спек­ти­вой как мини­мум удво­е­ния этой сум­мы – и такие серьез­ные про­бле­мы.

В каче­стве воз­мож­ных при­чин назы­вал­ся и миро­вой финан­со­вый кри­зис (хотя, по мне­нию самих казах­стан­ских вла­стей, Казах­стан он кос­нул­ся в те годы в мень­шей сте­пе­ни), нали­чие в порт­фе­ле АТФ аме­ри­кан­ских цен­ных бумаг, недру­же­ствен­ную поли­ти­ку тогдаш­не­го пре­мьер-мини­стра Ита­лии Силь­вио Бер­лу­с­ко­ни по отно­ше­нию к UniCredit и даже арест нало­го­вой поли­ци­ей Ита­лии части средств UniCredit в раз­ме­ре 245 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Тогда нало­го­вая поли­ция Ита­лии обви­ни­ла груп­пу в укло­не­нии от упла­ты нало­гов. Хотя как мог­ло это, в общем-то, несиль­но дра­ма­ти­че­ское собы­тие повли­ять на жиз­не­де­я­тель­ность само­го казах­стан­ско­го бан­ка, и какая меж­ду ними оста­ва­лась связь, так и не было про­яс­не­но. Не остал­ся в сто­роне от про­ис­хо­дя­ще­го и сам быв­ший глав­ный акци­о­нер бан­ка Булат Уте­му­ра­тов, кото­рый в интер­вью агент­ству Bloomberg при­знал, что сдел­ка с UniCredit вско­ре обер­ну­лась «обще­ствен­ным кош­ма­ром», но тоже пред­по­чел спи­сать все нега­тив­ные послед­ствия от нее на гло­баль­ный кре­дит­ный кри­зис.

«Как вышло, что сдел­ка ока­за­лась не столь успеш­ной — слож­но ска­зать, но ясно, что теперь ита­льян­ско­му бан­ков­ско­му гиган­ту АТФ Банк явно не нужен», – это выска­зы­ва­ние ана­ли­ти­ков агент­ства Bloomberg широ­ко раз­нес­лось по казах­стан­ским СМИ.

Тем не менее, про­гноз ока­зал­ся вер­ным, и уже в 2012 году агент­ство Reuters, ссы­ла­ясь на свои источ­ни­ки, сооб­щи­ло о пла­нах ита­льян­цев изба­вить­ся от АТФ-Бан­ка. В этой же пуб­ли­ка­ции, кста­ти, не исклю­ча­лась воз­мож­ность, что его может купить обрат­но и сам Булат Уте­му­ра­тов, прав­да, за несколь­ко иную сум­му, неже­ли была его цена в 2007 году.

Сам же мил­ли­ар­дер эту инфор­ма­цию не под­твер­ждал, а боль­ше пред­по­чи­тал вспо­ми­нать о том, насколь­ко была для него успеш­ной сдел­ка с ита­льян­ца­ми в 2007 году: «Я высо­ко оце­ни­ваю про­фес­си­о­наль­ные успе­хи сво­ей коман­ды. Преж­де все­го, я хотел бы отме­тить осо­бую роль Тиму­ра Иса­та­е­ва и Тал­га­та Куа­ны­ше­ва. Они успеш­но про­ве­ли ряд зна­ко­вых про­ек­тов и сде­лок на финан­со­вом рын­ке Казах­ста­на. В их чис­ле: сдел­ка по про­да­же АТФ-Бан­ка груп­пе UniCredit в 2007 году…»

Ну а что сами ита­льян­цы? Похо­же, что они явно хоте­ли при столь непри­гляд­ной ситу­а­ции хоть как-то «сохра­нить лицо» и попро­сту заяви­ли о том, что их воз­мож­ный уход из Казах­ста­на свя­зан с непри­вле­ка­тель­но­стью для них само­го реги­о­на (что, согла­си­тесь, несколь­ко дис­со­ни­ро­ва­ло с побед­ны­ми рели­за­ми образ­ца 2007 года). Так, топ-мене­джер UniCredit Джан­ни Фран­ко Папа (Gianni Franco Papa) заявил, что груп­па рас­смат­ри­ва­ет вопрос о про­да­же реги­о­наль­но­го под­раз­де­ле­ния Bank Austria в Казах­стане, посколь­ку Казах­стан не явля­ет­ся про­филь­ным направ­ле­ни­ем рас­ши­ре­ния бан­ка.

Даль­ней­ший про­цесс опять-таки при­нял сугу­бо тех­ни­че­ский харак­тер, и через неко­то­рое вре­мя встал вопрос об уста­нов­ле­нии цены за акцию АТФ для после­ду­ю­щей реа­ли­за­ции. Были и опти­ми­стич­ные про­гно­зы ряда ана­ли­ти­ков, счи­тав­ших, что общая сум­ма сдел­ки соста­вит поряд­ка 2,1–2,4 млрд дол­ла­ров США (то есть, при­мер­но за сум­му про­да­жи бан­ка UniCredit в 2007 году) либо даже чуть боль­ше. И пес­си­ми­стич­ные. Напри­мер, по сооб­ще­нию агент­ства «Интер­факс», глав­ный спе­ци­а­лист отде­ла отрас­ле­вой ана­ли­ти­ки АО «БТА Секью­ри­тис» Нади­ра Табыл­ди­е­ва пред­по­ло­жи­ла, что рыноч­ная цена будет суще­ствен­но ниже балан­со­вой сто­и­мо­сти акции.

Как пока­за­ли даль­ней­шие собы­тия, пра­вы ока­за­лись скеп­ти­ки. Мало того, реаль­ная сум­ма про­да­жи АТФ ока­за­лась еще ниже самых пес­си­ми­стич­ных про­гно­зов.

15 мар­та 2013 года UniCredit Bank Austria под­пи­сал дого­вор куп­ли-про­да­жи акций с не очень извест­ным широ­кой обще­ствен­но­сти казах­стан­ским ТОО «Каз­Нит­ро­ген­Газ» о про­да­же 99,75% в АО «АТФ­Банк». Сум­ма сдел­ки соста­ви­ла при­мер­но 493 мил­ли­о­на дол­ла­ров США. Таким обра­зом, вла­де­лец ТОО «Каз­Нит­ро­ген­Газ», 31-лет­ний биз­нес­мен Галым­жан Есе­нов, явля­ю­щий­ся зятем еще одно­го круп­но­го казах­стан­ско­го чинов­ни­ка Ахмет­жа­на Еси­мо­ва, вполне мог гор­дить­ся столь впе­чат­ля­ю­щим дис­кон­том по срав­не­нию со сто­и­мо­стью бан­ка в 2007 году. Тем более что после при­об­ре­те­ния им, каза­лось бы, пере­жи­ва­ю­ще­го весь­ма непро­стые вре­ме­на, уце­нен­но­го АТФ-Бан­ка тот чудес­ным обра­зом смог опять давать весь­ма непло­хие пока­за­те­ли.

Уже бук­валь­но на сле­ду­ю­щий год АТФ-Банк был при­знан луч­шим бан­ком в Казах­стане по вер­сии жур­на­лов «The Banker» и «PWM», затем стал «Бан­ком года» (The Bank of the Year) в Казах­стане по вер­сии жур­на­ла «The Business Year» и полу­чил несколь­ко серьез­ных меж­ду­на­род­ных пре­мий в самых раз­ных номи­на­ци­ях. А заод­но занял одно из лиди­ру­ю­щих мест в стране по раз­ме­ру акти­вов, кре­дит­но­го и депо­зит­но­го порт­фе­лей. Ну а сам Булат Уте­му­ра­тов, полу­чив­ший чистый про­фит в несколь­ко мил­ли­ар­дов дол­ла­ров США, по-преж­не­му ведет успеш­ную биз­нес-дея­тель­ность, в том чис­ле ску­па­ет или осно­вы­ва­ет новые бан­ки. Воз­мож­но, что и для после­ду­ю­щей, столь же выгод­ной про­да­жи.

Так что же про­изо­шло десять лет тому назад? Неве­ро­ят­ное везе­ние биз­не­сме­на и вли­я­тель­но­го казах­стан­ско­го чинов­ни­ка Була­та Уте­му­ра­то­ва (в прин­ци­пе, нович­ка в подоб­ном биз­не­се) – или столь же фан­та­сти­че­ское неве­зе­ние опыт­ной меж­ду­на­род­ной финан­со­вой груп­пы, ока­зав­шей­ся уди­ви­тель­ным обра­зом неспо­соб­ной пред­ви­деть воз­мож­ные рис­ки и не вла­де­ю­щей всей инфор­ма­ци­ей о пер­спек­ти­вах при­об­ре­тен­но­го ими финан­со­во­го инсти­ту­та? Поче­му ита­льян­ские парт­не­ры с такой лег­ко­стью сми­ри­лись с поте­рей более чем двух мил­ли­ар­дов евро? (В конеч­ном ито­ге, UniCredit понес суще­ствен­ные мате­ри­аль­ные убыт­ки по АТФ-Бан­ку, кото­рые пре­вы­си­ли отмет­ку в два мил­ли­ар­да евро или в 2,76 мил­ли­ар­да дол­ла­ров США.) Дан­ная инфор­ма­ция была обна­ро­до­ва­на в мар­те 2013 года гос­по­ди­ном Вил­ли­баль­дом Серн­ко, кото­рый на тот момент являл­ся гене­раль­ным дирек­то­ром бан­ка UniCredit Bank Austria. При этом бан­кир акцен­ти­ро­вал вни­ма­ние на дан­ном заяв­ле­нии лишь после того, как UniCredit был про­дан АТФ Банк.

Не совсем понят­но и то, поче­му ита­льян­ских парт­не­ров не заин­те­ре­со­ва­ла сте­пень непро­зрач­но­сти при­об­ре­та­е­мо­го ими АТФ-Бан­ка, о кото­рой теперь вслух гово­рят быв­шие про­дав­цы в запад­ных источ­ни­ках, и в част­но­сти, в ком­мен­та­ри­ях агент­ству Bloomberg: по сло­вам Тиму­ра Иса­та­е­ва, руко­во­див­ше­го АТФ Бан­ком, «АТФ не был образ­цом про­зрач­но­сти». По мне­нию Иса­та­е­ва, основ­ной про­бле­мой АТФ-Бан­ка ста­ла струк­ту­ра его соб­ствен­но­сти, кото­рая по сво­ей сути пред­став­ля­ла собой огром­ное коли­че­ство офф­шор­ных ком­па­ний. «В стране суще­ство­ва­ла тра­ди­ция скры­вать струк­ту­ру соб­ствен­но­сти», – гово­рит Иса­та­ев, и Уте­му­ра­тов решил не объ­яв­лять себя насто­я­щим вла­дель­цем АТФ-Бан­ка перед госу­дар­ствен­ны­ми регу­ли­ру­ю­щи­ми орга­на­ми на про­тя­же­нии поряд­ка 10 лет. Эта инфор­ма­ция появи­лась толь­ко в декаб­ре 2006 года, в то вре­мя, когда он при­нял реше­ние про­дать банк.

Подоб­ных вопро­сов оста­ет­ся еще очень и очень мно­го.

– Это, дей­стви­тель­но, была крайне стран­ная сдел­ка, – про­ком­мен­ти­ро­вал исто­рию вопро­са сотруд­ник круп­ной ауди­тор­ской фир­мы Казах­ста­на, зна­ко­мый с ситу­а­ци­ей в бан­ков­ском сек­то­ре. – И пози­ция «непро­тив­ле­ния» даль­ней­шим собы­ти­ям ита­льян­ской сто­ро­ны, конеч­но же, удив­ля­ет. Одна­ко реаль­но дока­зать какой-либо факт заин­те­ре­со­ван­но­сти имен­но в таком раз­ви­тии собы­тий мож­но лишь при откры­то­сти и про­зрач­но­сти обе­их сто­рон или хотя бы при дея­тель­ном уча­стии в рас­сле­до­ва­нии одно­го из парт­не­ров. А в этой ситу­а­ции ниче­го подоб­но­го не про­сле­жи­ва­лось ни ранее, ни до сих пор. Вполне воз­мож­но, что в этом деле были и какие-то дру­гие выго­ды, о кото­рых их при­об­ре­та­те­ли вряд ли будут гово­рить вслух. Ведь тогда могут воз­ник­нуть вопро­сы и у дру­гих орга­нов. Вклю­чая кон­тро­ли­ру­ю­щие и след­ствен­ные. А это уже нико­му не нуж­но…

Соб.инф.

Меж­ду­на­род­ное инфор­ма­ци­он­ное агент­ство «Фер­га­на»

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone