Ирина Савостина: проза жизни и стихи

После звон­ка в дверь квар­ти­ры лиде­ра дви­же­ния пен­си­о­не­ров «Поко­ле­ние» Ири­ны Саво­сти­ной при­хо­дит­ся дол­го ждать ее появ­ле­ния. Слыш­но, как она доби­ра­ет­ся: с вор­ча­ни­ем из-за боли в ногах. Саво­сти­на откры­ва­ет дверь, и перед гла­за­ми пред­ста­ёт немощ­ная, опи­ра­ю­ща­я­ся на пал­ку 84-лет­няя жен­щи­на. Но с твер­дым и ясным взгля­дом, за кото­рым уга­ды­ва­ет­ся могу­чая воля.

Пово­дом для встре­чи с Саво­сти­ной стал тре­вож­ный пост в Facebook’е жур­на­ли­ста Гуль­жан Ерга­ли­е­вой о серьез­ных про­бле­мах со здо­ро­вьем лиде­ра «Поко­ле­ния». Ерга­ли­е­ва обра­ща­лась к несколь­ким извест­ным в обще­стве людям — с кото­ры­ми Саво­сти­на когда-то сотруд­ни­ча­ла на общем оппо­зи­ци­он­ном попри­ще, — что­бы те помог­ли граж­дан­ской акти­вист­ке, ост­ро нуж­да­ю­щей­ся в лече­нии. Сама Саво­сти­на гово­рит, что за про­шед­шее вре­мя никто из тех, кого Ерга­ли­е­ва про­си­ла о содей­ствии, так и не позво­нил.

«КОМУ ДВОЙНОЙ ПРАЗДНИК, А КОМУ НЕЧЕГО ЕСТЬ»

Встре­ча с Ири­ной Саво­сти­ной состо­я­лась 6 июля — в День сто­ли­цы, кото­рый «сов­па­да­ет» с днем рож­де­ния пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва.

На вопрос, не соби­ра­ет­ся ли она отме­чать, искренне уди­ви­лась: «А что за празд­ник?» Когда услы­ша­ла, что празд­ни­ка даже два, косо взгля­нув, негром­ко, но чет­ко ска­за­ла: «Вот пусть он [пре­зи­дент Назар­ба­ев] и празд­ну­ет».

Лидер движения пенсионеров "Поколение" Ирина Савостина. Алматы, 6 июля 2018 года.
Лидер дви­же­ния пен­си­о­не­ров “Поко­ле­ние” Ири­на Саво­сти­на. Алма­ты, 6 июля 2018 года.

После этих слов с тру­дом доста­ла из комо­да сбор­ник сти­хов пен­си­о­не­ров с гово­ря­щим назва­ни­ем «Я обви­няю вас» и зачи­та­ла свое одно­имен­ное сти­хо­тво­ре­ние. Вот его послед­ние стро­ки (орфо­гра­фия авто­ра сохра­не­на):

Вы уни­что­жи­ли вели­кую стра­ну,
Обво­ро­вав народ, созда­ли свой бога­тый класс,
Но вас сме­тет народ­ный гнев. Так было в ста­ри­ну.
Я ОБВИНЯЮ ВАС!!!

На вопрос, отку­да в ней такой кри­ти­че­ский запал, Саво­сти­на отве­ча­ет: «А ведь никто не спро­сит: ела ли я сего­дня с утра». И добав­ля­ет, что при всех мате­ри­аль­ных труд­но­стях ей «грех жало­вать­ся» на фоне всех тех ста­ри­ков, кото­рым «ино­гда есть нече­го».

На вопрос, отку­да в ней такой кри­ти­че­ский запал, Саво­сти­на отве­ча­ет: «А ведь никто не спро­сит: ела ли я сего­дня с утра».

В рай­оне «Ата­кен­та», где про­жи­ва­ет Саво­сти­на, в этот день было тихо — ни празд­ну­ю­щих людей, ни поли­цей­ских. Ничто не напо­ми­на­ло о раз­ре­кла­ми­ро­ван­ном 20-летии Аста­ны. К тому же встре­ча состо­я­лась утром — у Саво­сти­ной в это вре­мя не быва­ет посе­ти­те­лей, поэто­му никто не отвле­кал, кро­ме раз­ве что кота по име­ни Кот, вре­мя от вре­ме­ни заби­рав­ше­го­ся на стол.

Боль­ше о празд­ни­ке не гово­ри­ли. О нем репор­те­ру Азатты­ка на пути домой напом­нил лишь про­мчав­ший­ся навстре­чу пере­пол­нен­ный поли­цей­ский авто­бус в сопро­вож­де­нии спец­ма­ши­ны с вклю­чен­ной сире­ной.

ТОСКА ПО ПРОШЛОМУ

С боль­шой теп­ло­той отзы­ва­ет­ся Ири­на Саво­сти­на о быв­шем пре­мьер-мини­стре Казах­ста­на Аке­жане Каже­гель­дине. О его дело­вых и поли­ти­че­ских каче­ствах она гово­ри­ла мно­го­крат­но — и СМИ охот­но тира­жи­ро­ва­ли ее выска­зы­ва­ния. Одна­ко на этот раз она рас­ска­за­ла совер­шен­но о дру­гом — о ябло­ках.

​В нача­ле 2000-х годов нахо­див­ший­ся за рубе­жом в доб­ро­воль­ном изгна­нии Аке­жан Каже­гель­дин — в раз­гар раз­вер­ну­той им анти­на­зар­ба­ев­ской кам­па­нии под назва­ни­ем «Казахгейт» — при­гла­сил Ири­ну Саво­сти­ну на встре­чу пред­ста­ви­те­лей казах­стан­ской оппо­зи­ции. Саво­сти­на захва­ти­ла с собой неболь­шой мешок алма­тин­ско­го апор­та. При встре­че в аэро­пор­ту Пари­жа Каже­гель­дин был удив­лен видом бага­жа и поин­те­ре­со­вал­ся, что же в нем. «Ябло­ки», — ска­за­ла Саво­сти­на. Каже­гель­дин заме­тил, что в Евро­пе в них нет недо­стат­ка, и доба­вил, что каж­дое ябло­ко еще и сер­ти­фи­ци­ро­ва­но. Но Саво­сти­на насто­я­ла.

На дру­гой день встре­чу с казах­стан­ской деле­га­ци­ей Каже­гель­дин начал обра­ще­ни­ем к Саво­сти­ной. Рас­ска­зал, что супру­га с поро­га почув­ство­ва­ла дур­ма­ня­щий запах апор­та. А когда откры­ла мешок — и вовсе раз­ры­да­лась от захлест­нув­ших чувств. «Да и сам Каже­гель­дин, по его сло­вам, был всю ночь опья­нен аро­ма­том яблок», — вспо­ми­на­ет Ири­на Алек­се­ев­на.

Такая тос­ка по родине запа­ла Саво­сти­ной в душу. На пути из Евро­пы в Казах­стан у нее роди­лось сти­хо­тво­ре­ние, посвя­щен­ное Каже­гель­ди­ну:

Хочу на Роди­ну, я так домой хочу,
Меня не при­вле­ка­ет загра­ни­ца.
Ноча­ми вижу степь, во сне кри­чу,
И серд­це рвет­ся, слов­но в небо пти­ца.

Средь небо­скре­бов и нео­но­вых огней
Мне неуют­но в сто­роне чужой.
Нет Роди­ны доро­же и род­ней.
О Гос­по­ди, как я хочу домой!

— Он мне после это­го зво­нил раза четы­ре по теле­фо­ну: «Ири­на Алек­се­ев­на, отку­да вы взя­ли эти сти­хи?» Я гово­рю: «Сама напи­са­ла, пока лете­ла от тебя». — «Ири­на Алек­се­ев­на, я не ожи­дал от вас…» — рас­ска­зы­ва­ет она и тут же вспо­ми­на­ет рус­скую были­ну о сыне поло­вец­ко­го хана, отдан­но­го в залож­ни­ки рус­ско­му кня­зю. Тот в пле­ну вырос, женил­ся на княжне, при­вык к рос­кош­ной и осед­лой жиз­ни, обру­сел и забыл о родине. И толь­ко запах ковы­ля, пучок кото­ро­го ему вру­чил поло­вец­кий посол, вско­лых­нул память и все­лил в него невы­но­си­мую тос­ку по род­ным кра­ям. Став­ший рус­ским кня­зем сын поло­вец­ко­го хана вер­нул­ся к сопле­мен­ни­кам.

Читайте по теме: Кажегельдин: «Ситуация плачевная. Похищены огромные капиталы»

«Сыг­ра­ет или не сыг­ра­ет такую же роль раз­бу­жен­ная алма­тин­ским апор­том тос­ка по родине в слу­чае с Каже­гель­ди­ным?» — зада­лась вопро­сом Саво­сти­на. Гово­рит, что гада­ет уже дав­но. Но когда услы­ша­ла, что Аке­жан Каже­гель­дин недав­но собрал в Брюс­се­ле груп­пу казах­стан­цев, что­бы создать интел­лек­ту­аль­но-оппо­зи­ци­он­ную орга­ни­за­цию, вяло мах­ну­ла рукой.

Фрагмент агитационного плаката кандидатов в депутаты Алматинского городского маслихата, поддерживаемых ныне признанным экстремистским и запрещенным в Казахстане движением ДВК, 2003 год. Фотография плаката сделана в Алматы 6 июля 2018 года.
Фраг­мент аги­та­ци­он­но­го пла­ка­та кан­ди­да­тов в депу­та­ты Алма­тин­ско­го город­ско­го мас­ли­ха­та, под­дер­жи­ва­е­мых ныне при­знан­ным экс­тре­мист­ским и запре­щен­ным в Казах­стане дви­же­ни­ем ДВК, 2003 год. Фото­гра­фия пла­ка­та сде­ла­на в Алма­ты 6 июля 2018 года.

О ЛИЧНОМ

Ири­на Саво­сти­на роди­лась в Москве в 1934 году. С 1947 года живет в Алма­ты — сюда из тогда еще Совет­ской Рос­сии пере­еха­ла отцов­ская семья. Под ста­рость Саво­сти­на не соби­ра­ет­ся нику­да уез­жать: она, хотя и любит Рос­сию, неиз­быв­ной тос­ки, по ее сло­вам, не чув­ству­ет.

В сво­ей двух­ком­нат­ной квар­ти­ре Саво­сти­на живет одна. Ее 52-лет­ний сын — алма­ти­нец, гово­рит она, и похо­ро­нит ее здесь. Он пере­би­ва­ет­ся слу­чай­ны­ми зара­бот­ка­ми и наве­ща­ет мать один раз в неде­лю — в обед по пят­ни­цам. Дру­гой сын Саво­сти­ной скон­чал­ся в 2005 году, когда ему было 23.

Саво­сти­на два­жды выхо­ди­ла замуж. В пер­вый раз — в 18 лет. Муж вско­ре запил, и через пол­то­ра года семья рас­па­лась. Вто­рой супруг «про­дер­жал­ся» гораз­до доль­ше, но со вре­ме­нем и он запил, а после — умер. Оба сына — от него.

ТАЛАНТ ОРГАНИЗАТОРА

Имя Ири­ны Саво­сти­ной обыч­но нераз­рыв­но свя­за­но с дви­же­ни­ем пен­си­о­не­ров «Поко­ле­ние», а сама она пред­ста­ет в вооб­ра­же­нии пожи­лой жен­щи­ной. Но Саво­сти­на была и пио­нер­кой, и ком­со­мол­кой, и те труд­ные вре­ме­на вспо­ми­на­ет с теп­ло­той.

Фотография с празднования Нового года в конце 1970-х годов с участием руководства домоуправления - к тому времени Ирина Савостина (первый ряд, вторая справа) возглавляла местный профсоюзный комитет и была признанным лидером в коллективе.
Фото­гра­фия с празд­но­ва­ния Ново­го года в кон­це 1970-х годов с уча­сти­ем руко­вод­ства домо­управ­ле­ния — к тому вре­ме­ни Ири­на Саво­сти­на (пер­вый ряд, вто­рая спра­ва) воз­глав­ля­ла мест­ный проф­со­юз­ный коми­тет и была при­знан­ным лиде­ром в кол­лек­ти­ве.

У нее выс­шее педа­го­ги­че­ское обра­зо­ва­ние, она учи­тель рус­ско­го язы­ка и лите­ра­ту­ры. Одна­ко был пери­од в ее жиз­ни, когда Саво­сти­на рабо­та­ла двор­ни­ком в домо­управ­ле­нии, что­бы встать в оче­редь за слу­жеб­ным жильем.

Имя Ири­ны Саво­сти­ной обыч­но нераз­рыв­но свя­за­но с дви­же­ни­ем пен­си­о­не­ров «Поко­ле­ние». Но она была и пио­нер­кой, и ком­со­мол­кой, и те труд­ные вре­ме­на вспо­ми­на­ет с теп­ло­той.

На этой рабо­те Ири­на Саво­сти­на не толь­ко под­ме­та­ла дво­ры, но и актив­но зани­ма­лась орга­ни­за­ци­ей худо­же­ствен­ной дво­ро­вой само­де­я­тель­но­сти, в основ­ном тан­ца­ми. Ее ста­ви­ли в при­мер, о ней писа­ли в газе­тах. Саво­сти­на демон­стри­ру­ет фото­гра­фию, на кото­рой запе­чат­лен танец «Бело­снеж­ка и семь гно­мов». Бело­снеж­ку, по сло­вам Саво­сти­ной, испол­ня­ет Веро­ни­ка Ефи­мо­ва — впо­след­ствии, как гово­рит Саво­сти­на, «бух­гал­тер Мух­та­ра Абля­зо­ва», сев­шая за это в тюрь­му.

С осо­бой гор­до­стью пока­зы­ва­ет она сни­мок к пуб­ли­ка­ции в каза­хо­языч­ной газе­те о постав­лен­ном ею казах­ском тан­це, кото­рый заво­е­вал боль­шую попу­ляр­ность.

— Казах­ский танец всё вре­мя испол­ня­ли в длин­ных юбках. Костю­мы эти — с корот­ки­ми юбка­ми — я сама при­ду­ма­ла и сши­ла. И когда вышли мои девоч­ки вот в таких костю­мах, их сра­зу ста­ли сни­мать. И их фото­гра­фии появи­лись вез­де, — вспо­ми­на­ет она. Квар­ти­ру Саво­сти­на полу­чи­ла в новой отдел­ке: к тому момен­ту к ней при­шла извест­ность, в том чис­ле за рубе­жом. Позна­ко­мить­ся с ее опы­том «дво­ро­вой» рабо­ты с детьми при­ез­жа­ли из-за гра­ни­цы. Обза­ве­дясь жильем, Саво­сти­на устро­и­лась в шко­лу пре­по­да­вать домо­вод­ство. Там же пять лет кури­ро­ва­ла бри­га­ды стар­ше­класс­ни­ков на табач­ных полях во вре­мя кани­кул.

Публикация с фотографией исполнения казахского танца в костюмах с короткими юбками, сделанных по эскизам Ирины Савостиной и ею же пошитых. Алматы, 6 июля 2018 года.
Пуб­ли­ка­ция с фото­гра­фи­ей испол­не­ния казах­ско­го тан­ца в костю­мах с корот­ки­ми юбка­ми, сде­лан­ных по эски­зам Ири­ны Саво­сти­ной и ею же поши­тых. Алма­ты, 6 июля 2018 года.

Даже в то вре­мя не каж­дый роди­тель без­ро­пот­но при­ни­мал такую дет­скую тру­до­вую повин­ность. Мно­гие каж­дую неде­лю при­ез­жа­ли в поля оце­нить усло­вия жиз­ни детей, а неко­то­рые — с наме­ре­ни­ем вер­нуть ребен­ка домой. Одна­ко Саво­сти­ной, по ее сло­вам, уда­ва­лось их пере­убе­дить. Для это­го она исполь­зо­ва­ла три мето­да: отмен­ное пита­ние, худо­же­ствен­ную само­де­я­тель­ность и все­об­щий радост­ный и дру­же­ствен­ный настрой. «Но без под­рост­ко­во­го сек­са», — уточ­ня­ет она.

Рабо­та на табач­ных план­та­ци­ях была нелег­кой, а после ужи­на дети под руко­вод­ством Ири­ны Алек­се­ев­ны зани­ма­лись худо­же­ствен­ной само­де­я­тель­но­стью, кото­рая заме­ня­ла отсут­ство­вав­шие теле­ви­зор и радио­при­ем­ник. После чего под­рост­ки, в основ­ном стар­ше­класс­ни­ки, «засы­па­ли мерт­вым сном». «У них ни на что боль­ше не оста­ва­лось сил, — рас­ска­зы­ва­ет Саво­сти­на и добав­ля­ет: — За всё вре­мя такой тру­до­вой прак­ти­ки не было ни одно­го про­ис­ше­ствия, свя­зан­но­го с сек­сом».

Лиде­ром дви­же­ния «Поко­ле­ние» Саво­сти­на, вышед­шая на пен­сию, ста­ла слу­чай­но. Во вре­мя рас­цве­та этой орга­ни­за­ции ее мно­го при­гла­ша­ли, в том чис­ле в США. У Саво­сти­ной даже есть фото­гра­фия пре­зи­ден­та Бил­ла Клин­то­на с дар­ствен­ной над­пи­сью.

Алма­тин­ско­го Дома Демо­кра­тии, где одна­жды нашли при­ют мно­гие НПО, в том чис­ле “Поко­ле­ние”, боль­ше нет — он пере­дан под зда­ние суда. Осно­ва­тель­но пошат­ну­лось здо­ро­вье Саво­сти­ной. Но она не сда­ет­ся. Недав­но уви­де­ла свет ее кни­га «А напо­сле­док я ска­жу…», про­ни­зы­ва­ю­щая до глу­би­ны серд­ца каж­до­го, кто зна­ком с одно­имен­ным роман­сом, а так­же зна­ет о тяж­кой уча­сти мно­гих казах­стан­ских пен­си­о­не­ров.

Лидер общественного движения «Поколение» Ирина Савостина и покойный казахстанский оппозиционный политик Заманбек Нуркадилов. Фото из личного архива Савостиной.
Лидер обще­ствен­но­го дви­же­ния «Поко­ле­ние» Ири­на Саво­сти­на и покой­ный казах­стан­ский оппо­зи­ци­он­ный поли­тик Заман­бек Нур­ка­ди­лов. Фото из лич­но­го архи­ва Саво­сти­ной.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА, ИЛИ ЧТО САВОСТИНА СКАЖЕТ БОГУ

Репор­тер Азатты­ка уди­вил­ся, когда Саво­сти­на, кажу­ща­я­ся отча­ян­ной ате­ист­кой, пока­за­ла ико­ны в углу сво­ей спаль­ни. Сама она гово­рит, что была и пио­нер­кой, и ком­со­мол­кой, но не состо­я­ла в Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, а в Бога пове­ри­ла еще в дет­стве, когда едва не погиб­ла. Спас­ла ее тогда, по ее глу­бо­ко­му убеж­де­нию, сила свя­то­го Нико­лая Чудо­твор­ца. Поэто­му ико­на с его изоб­ра­же­ни­ем зани­ма­ет в спальне цен­траль­ное место.

Домашний иконостас Ирины Савостиной, в котором главной является икона святого Николая Чудотворца. Алматы, 6 июля 2018 года.
Домаш­ний ико­но­стас Ири­ны Саво­сти­ной, в кото­ром глав­ной явля­ет­ся ико­на свя­то­го Нико­лая Чудо­твор­ца. Алма­ты, 6 июля 2018 года.

Ее отно­ше­ния с Богом, гово­рит Саво­сти­на, не при­ми­тив­но-покор­ные. Она спо­рит с ним, зада­ет неудоб­ные вопро­сы. И дела­ет это в сво­их сти­хо­тво­ре­ни­ях.

Молит­ва

Я не могу при­нять баналь­ность рас­суж­де­нья,
Что люди ста­до, кто-то там пас­тух,
Жизнь каж­до­го— вели­кий мир тво­ре­нья,
И страш­но, если этот мир потух.

В чем сущ­ность бытия? На мир смот­рю реаль­но,
Жизнь нашу раем назо­вешь едва ли
По нас зво­нят коло­ко­ла печаль­но,
Хоть Бога мы не забы­ва­ли.

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»