Зачем Мирзиёеву смелые СМИ?

Узбекистан на пути к гласности

Вла­сти Узбе­ки­ста­на при пре­зи­ден­те Шав­ка­те Мир­зи­ёе­ве про­дол­жа­ют удив­лять наблю­да­те­лей нов­ше­ства­ми и сти­му­ли­ру­ют обсуж­де­ние вопро­са, не идет ли речь о под­го­тов­ке пере­мен, заду­ман­ных по лека­лам ран­не­го гор­ба­чев­ско­го пери­о­да в СССР?

Пято­го июля гла­ва МИД Узбе­ки­ста­на Абду­ла­зиз Ками­лов отве­чал на вопро­сы граж­дан в пря­мом эфи­ре мест­но­го ТВ. Сре­ди вопро­сов были табу­и­ро­ван­ные, напри­мер, о полит­за­клю­чен­ных. Высо­ко­по­став­лен­ный чинов­ник из чис­ла «кари­мов­ской гвар­дии» объ­яв­ля­ет, что в стра­ну может вер­нуть­ся пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция Human Rights Watch, что воз­об­нов­ля­ет рабо­ту бюро BBC! А неде­лей рань­ше пре­зи­дент Мир­зи­ёев при­звал жур­на­ли­стов сме­лее осве­щать про­бле­мы, меша­ю­щие раз­ви­тию стра­ны, в том чис­ле бюро­кра­тизм и коррупцию.

По мне­нию коор­ди­на­то­ра объ­еди­нен­ной евразий­ской экс­перт­ной сети Jeen Ната­льи Хари­то­но­вой, есть при­зна­ки, гово­ря­щие в поль­зу того, что Шав­кат Мир­зи­ёев столк­нул­ся с тем же, с чем трид­ца­тью года­ми рань­ше столк­нул­ся Миха­ил Гор­ба­чев, – систе­ма госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния зашла в тупик.

«Она эко­но­ми­че­ски неэф­фек­тив­на и не обес­пе­чи­ва­ет ново­му пре­зи­ден­ту того лич­но­го пол­но­го кон­тро­ля над стра­ной, над реги­о­наль­ны­ми руко­во­ди­те­ля­ми, каким обла­дал Ислам Кари­мов. И он на ощупь ста­ра­ет­ся ожи­вить эту систе­му, отча­сти чуть ослаб­ляя кон­троль над граж­дан­ским обще­ством, отча­сти за счет кад­ро­вых пере­мен», – уточ­ня­ет эксперт.

«В нача­ле июля пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на назна­чил заме­сти­те­лем мини­стра народ­но­го обра­зо­ва­ния 22-лет­не­го Али­ше­ра Садул­ла­е­ва – моло­дой чело­век удач­но высту­пил за несколь­ко дней до это­го на съез­де моло­де­жи, понра­вил­ся Шав­ка­ту Мир­зи­ёе­ву, и тот его назна­чил в экс­пе­ри­мен­таль­ном поряд­ке. А месяц назад пре­зи­дент вро­де бы заявил, что для чинов­ни­ков вре­ме­на меня­ют­ся, что теперь они будут рабо­тать круг­лые сут­ки, что ста­рым кад­рам оста­лось еще два года, а там под­рас­тет новое поко­ле­ние управ­лен­цев», – рас­ска­за­ла DW Ната­лья Харитонова.

Что каса­ет­ся глас­но­сти, то, по ее мне­нию, гово­рить об этом рано. «На деле для жур­на­ли­ста «новой узбек­ской вол­ны» это выгля­дит так: на уровне рай­о­на кри­ти­ко­вать чинов­ни­ка уже мож­но, но сна­ча­ла луч­ше выяс­нить, чей он род­ствен­ник и кто за ним сто­ит. Уро­вень выше рай­он­но­го пока для кри­ти­ки недо­сту­пен, не гово­ря уже о «людях в пого­нах». Что каса­ет­ся выбо­ра тем для кри­ти­ки, то если до изда­ния дохо­дит инфор­ма­ция, что пре­зи­дент на засе­да­нии каби­не­та мини­стров отру­гал того или ино­го отрас­ле­ви­ка, то жур­на­ли­сты могут решить­ся осто­рож­но затро­нуть про­бле­му этой отрас­ли», – пояс­ня­ет собе­сед­ни­ца DW.

По ее инфор­ма­ции, важ­ным участ­ни­ком всех про­цес­сов управ­ле­ния оста­ет­ся СНБ, руко­вод­ство кото­рой не в вос­тор­ге от мно­го­чис­лен­ных начи­на­ний адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та. И жур­на­ли­сты, как и обще­ствен­ни­ки, опа­са­ют­ся это­го гроз­но­го кара­тель­но­го органа.

Пре­зи­дент ассо­ци­а­ции «Пра­ва чело­ве­ка в Цен­траль­ной Азии» (AHRCA) Надеж­да Ата­е­ва счи­та­ет, что заяв­ле­ние Шав­ка­та Мир­зи­ёе­ва о кри­ти­че­ской жур­на­ли­сти­ке в основ­ном носит деко­ра­тив­ный харак­тер, и вызва­но обсто­я­тель­ства­ми, кото­рые основ­ной мас­се насе­ле­ния пока не вполне понятны.

«В сере­дине июля узбек­ская деле­га­ция встре­ти­лась с пред­ста­ви­те­ля­ми ЕС в рам­ках диа­ло­га по пра­вам чело­ве­ка. А до кон­ца года пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции пере­да­дут свои докла­ды в рам­ках оонов­ской про­це­ду­ры Уни­вер­саль­но­го пери­о­ди­че­ско­го обзо­ра (УПО) о выпол­не­нии Узбе­ки­ста­ном обя­за­тельств в этой сфе­ре. Види­мо, гра­ни­цы глас­но­сти при­от­кры­ва­ют­ся перед этим обсуж­де­ни­ем», – пред­по­ла­га­ет Ата­е­ва. Ведь пра­во­за­щит­ни­ки наста­и­ва­ют на том, что­бы Совет ООН по пра­вам чело­ве­ка под­нял вопрос о назна­че­нии спец­до­клад­чи­ка по Узбекистану.

«Это серьез­ная санк­ция в отно­ше­нии стра­ны, мы даже после смер­ти Кари­мо­ва высту­па­ем за нее пото­му, что основ­ные участ­ни­ки граж­дан­ско­го обще­ства как тогда, так и сей­час нахо­дят­ся под тоталь­ным кон­тро­лем. Да, за послед­ние пол­го­да мы наблю­да­ем мень­ше аре­стов акти­ви­стов граж­дан­ско­го обще­ства, но усло­вий для его раз­ви­тия все еще очень мало», – пояс­ня­ет пра­во­за­щит­ни­ца из Франции.

При этом она согла­ша­ет­ся с тем, что нынеш­няя власть фор­ми­ру­ет новую для стра­ны фор­му обще­ния с насе­ле­ни­ем. «Гос­учре­жде­ния откры­ли свои вир­ту­аль­ные при­ем­ные, свои сай­ты, и раз­ме­ща­ют на них пресс-рели­зы. Это поло­жи­тель­ный момент для жур­на­ли­стов. Власть допус­ка­ет рост­ки обще­ствен­ных дис­кус­сий. Напри­мер, исто­рия тра­ги­че­ской гибе­ли сту­ден­та Жасур­бе­ка Ибра­ги­мо­ва, кото­рая высве­ти­ла целый ряд про­блем учеб­ных и меди­цин­ских учре­жде­ний, полу­чи­ла не толь­ко оглас­ку, но и осве­ще­ние в прес­се», – гово­рит Атаева.

Но, про­дол­жа­ет она, как толь­ко эта тема была под­хва­че­на зару­беж­ны­ми СМИ, СНБ ста­ла реко­мен­до­вать род­ствен­ни­кам и участ­ни­кам акции не кон­так­ти­ро­вать с жур­на­ли­ста­ми, те пере­ста­ли отве­чать на звон­ки жур­на­ли­стов, ком­мен­та­рии в соц­се­тях ста­ли очень сдер­жан­ны­ми, и люди, в отли­чие от пер­вых дней обсуж­де­ния, выхо­дят в сеть анонимно.

«В СНБ счи­та­ют, что все непод­кон­троль­ное, как, напри­мер, зару­беж­ные СМИ, луч­ше вооб­ще при­глу­шить. При этом СНБ до сих пор име­ет огром­ное вли­я­ние, вплоть до назна­че­ний на руко­во­дя­щие долж­но­сти в раз­лич­ных сфе­рах. Тем не менее, в созна­нии госу­дар­ствен­ных чинов­ни­ков в ходе исто­рии вокруг убий­ства Жасур­бе­ка Ибра­ги­мо­ва воз­ник­ло пони­ма­ние того, что если обще­ство нечто вол­ну­ет, то на это надо реа­ги­ро­вать. Поэто­му дело взял под свой кон­троль ген­про­ку­рор», – пола­га­ет собе­сед­ни­ца DW.

Табу, по ее инфор­ма­ции, оста­ет­ся такая ост­рая соци­аль­ная тема, как «хлоп­ко­вое раб­ство» и высо­кая смерт­ность при сбо­ре хлоп­ка. «Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние то, что пар­ла­мент Узбе­ки­ста­на пока пол­но­стью в сто­роне от пере­строй­ки отно­ше­ний вла­сти и обще­ства. Там нет дис­кус­сий, где бы дали сло­во хоть одно­му пра­во­за­щит­ни­ку или акти­ви­сту», – отме­ча­ет Надеж­да Атаева.

А Ната­лья Хари­то­но­ва выска­зы­ва­ет пред­по­ло­же­ние, что заяв­ле­ни­ем о кри­ти­че­ской жур­на­ли­сти­ке пре­зи­дент созда­ет пред­по­сыл­ки для пере­строй­ки не стра­ны, а вла­сти, что­бы полу­чить в лице прес­сы инфор­ма­ци­он­ный канал и воз­мож­ность «давить» на мест­ных руко­во­ди­те­лей, минуя СНБ.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

You must be logged in to post a comment Login

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone