Зачем зятю президента Казахстана порт на Балтике?

Казахстанский предприниматель Тимур Кулибаев становится владельцем российского порта на Выборгском заливе. Порт Высоцк, расположенный возле небольшого города с таким же названием и построенный еще по приказу Петра Первого, с середины 1990-х годов специализируется на работе с углем и нефтью — согласно газете “Ведомости”, там действуют угольный терминал, контролируемый кипрской компанией, нефтеналивной терминал “Лукойла” с достаточно высоким грузооборотом, а также строится терминал под сжиженный газ.

Рос­сий­ский порт на Бал­ти­ке перей­дет к зятю Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва

После того, как рос­сий­ская пра­ви­тель­ствен­ная комис­сия по кон­тро­лю за осу­ществ­ле­ни­ем ино­стран­ных инве­сти­ций в кон­це апре­ля одоб­ри­ла сдел­ку, порт на Бал­ти­ке обре­та­ет ново­го вла­дель­ца — Тиму­ра Кули­ба­е­ва, пред­се­да­те­ля Казах­стан­ской ассо­ци­а­ции орга­ни­за­ций неф­те­га­зо­во­го и энер­ге­ти­че­ско­го ком­плек­са Kazenergy, пред­се­да­те­ля пре­зи­ди­у­ма наци­о­наль­ной пала­ты пред­при­ни­ма­те­лей, одно­го из самых бога­тых людей рес­пуб­ли­ки и зятя гла­вы госу­дар­ства Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва.

Сдел­ка с покуп­кой Кули­ба­е­вым пор­та Высоцк, он нахо­дит­ся в 50 км от рос­сий­ско-фин­ской гра­ни­цы и в 90 км от Санкт-Петер­бур­га, необыч­на по несколь­ким при­чи­нам. До сих пор “мало-маль­ски извест­ные инве­сти­ции из Казах­ста­на в Рос­сию были свя­за­ны или с гости­ни­ца­ми, или с деве­ло­пер­ски­ми про­ек­та­ми в боль­ших рос­сий­ских горо­дах”, ука­зы­ва­ет быв­ший пре­мьер-министр Казах­ста­на Аке­жан Каже­гель­дин, про­жи­ва­ю­щий сей­час в ста­ту­се поли­ти­че­ско­го бежен­ца в Евро­пе. В серьез­ную эко­но­ми­ку Рос­сии казах­стан­ский биз­нес нико­гда не инве­сти­ро­вал, как, впро­чем, и в свою эко­но­ми­ку, гово­рит Каже­гель­дин.

Поче­му каза­хи не инве­сти­ру­ют в Казах­стан?

Экс-пре­мьер не видит в сдел­ке по покуп­ке пор­та прак­ти­че­ско­го смыс­ла. “В этих инве­сти­ци­ях нет ни наци­о­наль­но­го, ни даже пред­при­ни­ма­тель­ско­го инте­ре­са — порт нахо­дит­ся на Бал­ти­ке; тру­бы, веду­щей туда напря­мую из Казах­ста­на, нет, толь­ко через Рос­сию. Если исхо­дить из жела­ния уве­ли­чить экс­порт казах­ской неф­ти, то мож­но было бы соби­рать боль­шой пул инве­сто­ров и инве­сти­ро­вать в сле­ду­ю­щую нит­ку Кас­пий­ско­го тру­бо­про­вод­но­го кон­сор­ци­у­ма (КТК), что­бы уве­ли­чить его про­пуск­ную спо­соб­ность”, — рас­суж­да­ет собе­сед­ник DW.

Нефтепровод из Тенгиза в Новороссийск

Казах­стан­ский неф­те­про­вод из Тен­ги­за в Ново­рос­сийск

Пара­док­саль­ная ситу­а­ция — пре­зи­дент, пра­ви­тель­ство, посоль­ства Казах­ста­на за рубе­жом как закли­на­ние повто­ря­ют при­гла­ше­ния ино­стран­цам при­хо­дить в рес­пуб­ли­ку с инве­сти­ци­я­ми. А, как вид­но, места для них уже нет. Вот недав­но Нац­фонд и госу­дар­ствен­ный фонд “Сарук-Казы­на” были пой­ма­ны за руку на инве­сти­ци­ях в швед­скую, гол­ланд­скую и аме­ри­кан­скую эко­но­ми­ку”

, — про­дол­жа­ет Аке­жан Каже­гель­дин.

Сдел­ка по Высоц­ку — эко­но­ми­ка или поли­ти­ка?

В свою оче­редь казах­стан­ский поли­то­лог Петр Сво­ик уве­рен, что эко­но­ми­че­ские аспек­ты сдел­ки в дан­ном слу­чае вто­рич­ны. “Это порт уголь­ный и неф­тя­ной. Мы углем осо­бо не тор­гу­ем, и его отгруз­ка ни на При­бал­ти­ку, ни на более дале­кие стра­ны не осу­ществ­ля­ет­ся. У нас уголь энер­ге­ти­че­ский, не метал­лур­ги­че­ско­го каче­ства, он идет толь­ко на близ­ле­жа­щие рос­сий­ские элек­тро­стан­ции, и то эти постав­ки сокра­ща­ют­ся. Нефть же Казах­стан по боль­шей части транс­пор­ти­ру­ет через Рос­сию по тру­бо­про­во­дам, порт тут боль­шой роли не игра­ет”, — объ­яс­ня­ет экс­перт, убеж­ден­ный, что при покуп­ке Высоц­ка речь идет о чистой поли­ти­ке.

Петр Своик

Петр Сво­ик

При­об­ре­те­ние пор­та — это поли­ти­че­ский жест, согла­со­ван­ный меж­ду Казах­ста­ном и Рос­си­ей и озна­ча­ю­щий уча­стие Аста­ны в стра­те­ги­че­ских рос­сий­ских акти­вах. Это не Кули­ба­ев, а Казах­стан вхо­дит в пор­то­вые акти­вы Рос­сии”, — добав­ля­ет он.

При этом Петр Сво­ик не видит боль­ших эко­но­ми­че­ских рис­ков для казах­стан­ской сто­ро­ны в этой сдел­ке. “Кули­ба­ев пла­тит нема­лые день­ги акци­о­не­рам, выхо­дя­щим из это­го про­ек­та, и пла­ни­ру­ет полу­чить дол­го­вре­мен­ную при­быль с пор­та, хотя, веро­ят­но, неболь­шую. Но зато это не очень рис­ко­ван­ная инве­сти­ция — в худ­шем слу­чае это будут замо­ро­жен­ные сред­ства, порт под воду не погру­зит­ся, не про­па­дет и в дефол­те не ока­жет­ся. Поэто­му я и гово­рю о том, что это поли­ти­че­ский про­ект — кому попа­ло рос­си­яне порт не про­да­дут; про­да­ли тому, кому надо было про­дать”, — под­чер­ки­ва­ет Сво­ик. И обра­ща­ет вни­ма­ние на поли­ти­че­ские рис­ки.

Рис­ки казах­стан­ской мно­го­век­тор­но­сти

С точ­ки зре­ния поли­ти­че­ских рис­ков, тут надо оце­ни­вать в целом вза­и­мо­дей­ствие Казах­ста­на с Рос­си­ей. Казах­ста­ну в про­ве­де­нии его тра­ди­ци­он­ной мно­го­век­тор­ной поли­ти­ки при­хо­дит­ся балан­си­ро­вать все более напря­жен­но — мно­го­век­тор­ность нахо­дит­ся на гра­ни того, что­бы лоп­нуть”, — счи­та­ет собе­сед­ник DW. И при­об­ре­те­ние пор­та, по его выра­же­нию, — это ком­пен­са­ция за ряд подви­жек Аста­ны, сде­лан­ных в дру­гих направ­ле­ни­ях, от Рос­сии.

Это ком­пен­са­ция и за согла­сие Казах­ста­на на предо­став­ле­ние пор­тов на Кас­пий­ском море для аме­ри­кан­ско­го воен­но­го тран­зи­та, и, воз­мож­но, за реше­ние заме­нить кирил­ли­цу на лати­ни­цу. А Москве выгод­но ука­зы­вать, что Тамо­жен­ный союз и Евразий­ский эко­но­ми­че­ский союз (ЕАЭС) раз­ви­ва­ют­ся, и не толь­ко Рос­сия ску­па­ет объ­ек­ты в Казах­стане или в Кир­ги­зии, но и Казах­стан — в Рос­сии”, — рас­суж­да­ет поли­то­лог.

Акежан Кажегельдин

Аке­жан Каже­гель­дин

Этот тезис кос­вен­но под­твер­дил руко­во­ди­тель рос­сий­ской Феде­раль­ной анти­мо­но­поль­ной служ­бы Игорь Арте­мьев, заявив­ший рос­сий­ским СМИ, что полу­че­ние Кули­ба­е­вым кон­тро­ля над Высоц­ком — “это как бы про­дол­же­ние рабо­ты в Тамо­жен­ном сою­зе, и казах­ский пред­ста­ви­тель при­об­ре­та­ет серьез­ные такие акти­вы на Бал­ти­ке, что раду­ет всех нас”.

Одна­ко Аке­жан Каже­гель­дин видит иное объ­яс­не­ние заклю­чен­ной сдел­ке. “Опре­де­лен­ные люди в Казах­стане, дума­ю­щие о буду­щем сво­их боль­ших капи­та­лов, не уве­ре­ны в соб­ствен­ной эко­но­ми­ке, не при­вык­ли и не уме­ют туда инве­сти­ро­вать. Они не сде­ла­ли, а полу­чи­ли день­ги, они не стро­ят заво­дов, не инве­сти­ру­ют в высо­ко­тех­но­ло­гич­ные про­дук­ты, кото­рые мож­но пока­зать на рын­ке. Что гово­рить, если в Казах­стане не хва­та­ет неф­те­про­дук­тов, а чет­вер­тый завод стро­ят уже боль­ше два­дца­ти лет! И это отрасль, где Тимур Кули­ба­ев счи­та­ет­ся одним из успеш­ных пред­при­ни­ма­те­лей”, — отме­ча­ет Каже­гель­дин.

По его сло­вам, типич­ное пове­де­ние для быст­ро рас­пух­ших “кошель­ков” — рас­со­вы­вать день­ги по все­му миру, осо­бен­но сей­час, когда у них есть неуве­рен­ность в сво­ем буду­щем. “Если день­ги не чистые, их надо при­пря­тать. На Запа­де сей­час такие день­ги пря­тать ста­ло рис­ко­ван­но, веду­щие стра­ны, куда казах­стан­ские пред­при­ни­ма­те­ли вкла­ды­ва­ли капи­та­лы, при­ни­ма­ют все более жест­кие зако­ны в отно­ше­нии денег, чье про­ис­хож­де­ние подо­зри­тель­но”, — кон­ста­ти­ру­ет экс-пре­мьер.

Рос­сия как при­бе­жи­ще для казах­стан­ских капи­та­лов?

При этом он сомне­ва­ет­ся в том, что покуп­ка Кули­ба­е­вым Высоц­ка — это нача­ло ново­го трен­да и при­знак того, что имен­но Рос­сия послу­жит при­бе­жи­щем для боль­ших денег, кото­ры­ми рас­по­ла­га­ют казах­стан­ские бога­чи.

Не думаю, что рос­сий­ская эко­но­ми­ка сего­дня для казах­ских тем­ных капи­та­лов пред­став­ля­ет рабо­чую паш­ню. Там есть уже кому пора­бо­тать, посколь­ку до это­го вывез­ли отту­да в пять раз боль­ше денег, чем из Казах­ста­на. У нас с Рос­си­ей схо­жие кар­ти­ны, толь­ко там тру­ба повы­ше, и дым погу­ще. Так что там сей­час и без наше­го биз­не­са очень тес­но”, — пола­га­ет Каже­гель­дин.

Похо­жей точ­ки зре­ния по это­му вопро­су при­дер­жи­ва­ет­ся и Петр Сво­ик. “Рос­сия не явля­ет­ся стра­те­ги­че­ским цен­тром при­ло­же­ния даже тех незна­чи­тель­ных зару­беж­ных инве­сти­ций из Казах­ста­на, кото­рые дела­ют­ся”, — под­вел итог экс­перт.

Смот­ри­те так­же:

  • Пере­ход к аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ке Уголь, нефть и газ — глав­ные вра­ги Пар­ни­ко­вым газом номер один явля­ет­ся СО2. Сжи­га­ние угля, неф­ти и газа — это при­чи­на обра­зо­ва­ния 65 про­цен­тов всех пар­ни­ко­вых газов. Выруб­ка лесов обу­слав­ли­ва­ет выде­ле­ние 11 про­цен­тов СО2. Глав­ны­ми при­чи­на­ми появ­ле­ния в атмо­сфе­ре мета­на (16 про­цен­тов) и окси­да азо­та (шесть про­цен­тов) на сего­дня явля­ют­ся инду­стри­аль­ные мето­ды в сель­ском хозяй­стве.

  • Пере­ход к аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ке Тре­бу­ет­ся новый под­ход Если все оста­нет­ся, как и преж­де, то, соглас­но дан­ным Все­мир­но­го сове­та ООН по защи­те кли­ма­та (IPCC), к 2100 году тем­пе­ра­ту­ра на Зем­ле под­ни­мет­ся на 3,7−4,8 гра­ду­са. Одна­ко еще мож­но добить­ся того, что­бы этот пока­за­тель не пре­вы­шал 2 гра­ду­са. Для это­го необ­хо­ди­мо как мож­но ско­рее отка­зать­ся от исполь­зо­ва­ния иско­па­е­мо­го топ­ли­ва — экс­пер­ты по кли­ма­ту гово­рят, что самое позд­нее к 2050 году.

  • Пере­ход к аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ке Энер­гия солн­ца как дви­га­тель про­грес­са Солн­це посте­пен­но ста­но­вит­ся самым деше­вым источ­ни­ком энер­гии. Цены на сол­неч­ные бата­реи за послед­ние пять лет упа­ли почти на 80 про­цен­тов. В Гер­ма­нии сто­и­мость энер­гии, полу­чен­ной в резуль­та­те при­ме­не­ния фото­воль­та­и­ки, состав­ля­ет уже 7 цен­тов за кило­ватт-час, в стра­нах с боль­шим коли­че­ством сол­неч­ных дней — мень­ше 5 цен­тов.

  • Пере­ход к аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ке Все боль­ше и эффек­тив­нее Энер­гия вет­ра очень недо­ро­га, и в мире наблю­да­ет­ся бум в этой обла­сти. В Гер­ма­нии 16 про­цен­тов всей элек­тро­энер­гии выра­ба­ты­ва­ет­ся на вет­ря­ных уста­нов­ках, в Дании — почти 40 про­цен­тов. К 2020 году Китай пла­ни­ру­ет удво­ить выра­бот­ку на вет­ря­ках — сего­дня они про­из­во­дят 4 про­цен­та всей элек­тро­энер­гии стра­ны. Типич­ная вет­ря­ная тур­би­на покры­ва­ет потреб­но­сти 1900 немец­ких домаш­них хозяйств.

  • Пере­ход к аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ке Дома без иско­па­е­мо­го топ­ли­ва Хоро­шо изо­ли­ро­ван­ные дома тре­бу­ют сего­дня очень мало энер­гии, как пра­ви­ло, для элек­тро- и теп­ло­снаб­же­ния доста­точ­но сол­неч­ных бата­рей, уста­нов­лен­ных на кры­ше. Неко­то­рые дома про­из­во­дят даже слиш­ком мно­го энер­гии — она в даль­ней­шем может быть исполь­зо­ва­на, к при­ме­ру, для заряд­ки элек­тро­мо­би­ля.

  • Пере­ход к аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ке Эффек­тив­ное энер­го­снаб­же­ние эко­но­мит день­ги и CO2 Важ­ный момент в деле защи­ты кли­ма­та — это эффек­тив­ное исполь­зо­ва­ние энер­гии. Каче­ствен­ные све­то­ди­од­ные лам­пы потреб­ля­ют деся­тую часть энер­гии, по срав­не­нию с тра­ди­ци­он­ны­ми лам­па­ми нака­ли­ва­ния. Это поз­во­ля­ет сокра­тить выбро­сы СО2 и сэко­но­мить день­ги. Запрет на про­да­жу ламп нака­ли­ва­ния в ЕС дал допол­ни­тель­ный тол­чок раз­ви­тия све­то­ди­од­ным тех­но­ло­ги­ям.

  • Пере­ход к аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ке Эко­ло­ги­че­ски чистый транс­порт Нефть име­ет сего­дня боль­шое зна­че­ние для транс­пор­та, но ситу­а­ция может изме­нить­ся. Аль­тер­на­ти­вы уже суще­ству­ют — к при­ме­ру, этот рей­со­вый авто­бус в Кельне рабо­та­ет на водо­род­ном топ­ли­ве, кото­рое выра­ба­ты­ва­ет­ся с помо­щью вет­ра и солн­ца путем элек­тро­ли­за. Такой транс­порт не выде­ля­ет СО2.

  • Пере­ход к аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ке Пер­вый серий­ный авто­мо­биль на водо­ро­де С декаб­ря 2014 года Toyota нача­ла про­да­жи пер­во­го серий­но­го авто­мо­би­ля, рабо­та­ю­ще­го на водо­род­ном топ­ли­ве. Заправ­ка длит­ся все­го несколь­ко минут и “пол­но­го бака” хва­тит на 650 км пути. Экс­пер­ты пола­га­ют, что эко­ло­ги­че­ски чистый транс­порт может исполь­зо­вать водо­род, био­газ или акку­му­ля­то­ры.

  • Пере­ход к аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ке Топ­ли­во из фека­лий и мусо­ра Этот авто­бус из бри­тан­ско­го Бри­сто­ля ездит на био­ме­тане (СН4). Газ, кото­рый полу­ча­ют в резуль­та­те пере­ра­бот­ки чело­ве­че­ских фека­лий и пище­вых отхо­дов. Для того, что­бы авто­бус про­ехал 300 км необ­хо­ди­мо столь­ко отхо­дов, сколь­ко пять чело­век про­из­во­дят за год.

  • Пере­ход к аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ке Бум на рын­ке бата­рей Хра­не­ние элек­тро­энер­гии до сих пор сто­ит нема­ло. Но тех­ни­ка раз­ви­ва­ет­ся стре­ми­тель­но, цены сни­жа­ют­ся, а на рын­ке наблю­да­ет­ся насто­я­щий бум. Элек­тро­мо­би­ли сто­ят все мень­ше и для мно­гих людей они ста­но­вят­ся реаль­ной аль­тер­на­ти­вой при­выч­но­му транс­пор­ту.

  • Пере­ход к аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ке Про­гресс в обла­сти “чистых” тех­но­ло­гий На пла­не­те все еще два мил­ли­ар­да чело­век живут без элек­три­че­ства. Одна­ко, посколь­ку сол­неч­ные бата­реи и све­то­ди­од­ные лам­пы ста­но­вят­ся все доступ­нее, их начи­на­ют актив­но при­ме­нять жите­ли сель­ской мест­но­сти, как, напри­мер, здесь, в Сене­га­ле. В спе­ци­аль­ном киос­ке, обо­ру­до­ван­ном сол­неч­ны­ми бата­ре­я­ми, заря­жа­ют пере­нос­ные све­то­ди­од­ные лам­пы.

  • Пере­ход к аль­тер­на­тив­ной энер­ге­ти­ке Дви­же­ние в защи­ту кли­ма­та Дви­же­ние в защи­ту кли­ма­та при­об­ре­та­ет все боль­ше сто­рон­ни­ков, как, к при­ме­ру, здесь — в цен­тре гер­ман­ской уголь­ной про­мыш­лен­но­сти в горо­де Дюс­сель­дорф. Немец­кий энер­го­кон­церн E.ON дела­ет став­ку на воз­об­нов­ля­е­мые источ­ни­ки энер­гии; по все­му миру инве­сто­ры отзы­ва­ют сред­ства из про­ек­тов, свя­зан­ных с иско­па­е­мы­ми источ­ни­ка­ми энер­гии. Автор: Мак­сим Фили­мо­нов

Let’s block ads! (Why?)

Ори­ги­нал ста­тьи: DW-WORLD.DE Kasachstan