fbpx

Запрет до митинга доведет

Закры­тие жур­на­ла ADAM bol как лак­му­со­вая бумаж­ка поли­ти­че­ской ситу­а­ции в Казах­стане

Ситу­а­ци­ей вокруг жур­на­ла ADAM bol в Казах­стане оза­бо­ти­лись не толь­ко пра­во­за­щит­ни­ки и обще­ствен­ные дея­те­ли, но и груп­па депу­та­тов пар­ла­мен­та. Пре­сле­до­ва­ние немно­гих из остав­ших­ся в стране неза­ви­си­мых изда­ний вызва­ло резо­нанс за пре­де­ла­ми стра­ны. Обще­ствен­ная защи­та запре­щен­но­го жур­на­ла заяви­ла, что гото­ва на дру­гие пра­во­вые мето­ды борь­бы за сво­бо­ду сло­ва, в том чис­ле, на митин­ги про­те­ста. Об этом и дру­гом было заяв­ле­но сего­дня на пресс-кон­фе­рен­ции с уча­сти­ем глав­но­го редак­то­ра изда­ния, его адво­ка­та и пред­ста­ви­те­лей обще­ствен­но­сти.

961471_1010670798949916_1402439434_n

 

В Аста­ну – за спра­вед­ли­во­стью
В свя­зи с тем, что ни один из пресс-клу­бов южной сто­ли­цы не согла­сил­ся предо­ста­вить свое поме­ще­ние для осве­ще­ния про­бле­мы вокруг жур­на­ла ADAM bol, встре­ча с жур­на­ли­ста­ми, пред­ста­ви­те­ля­ми дипмис­сий и пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций про­шла в неболь­шом офи­се «бор­ца с бан­ка­ми» Ерме­ка Нарым­ба­е­ва. Откры­вая пресс-кон­фе­рен­цию, глав­ный редак­тор изда­ния Гуль­жан Ерга­ли­е­ва рас­ска­за­ла кол­ле­гам о послед­них собы­ти­ях. В первую оче­редь, о сво­ей поезд­ке в Аста­ну и ее пер­вых резуль­та­тах.

Как извест­но, пер­вой из меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций, под­верг­ших кри­ти­ке дей­ствия казах­стан­ских вла­стей в отно­ше­нии жур­на­ла, была ОБСЕ, с пред­ста­ви­те­ля­ми кото­рой, сре­ди про­чих, встре­ча­лась г-жа Ерга­ли­е­ва на про­шлой неде­ле во вре­мя визи­та в сто­ли­цу Казах­ста­на. Кро­ме это­го, она рас­ска­за­ла о пло­до­твор­ной бесе­де с посла­ми и сотруд­ни­ка­ми диппред­ста­ви­тельств Гер­ма­нии, Вели­ко­бри­та­нии, США и Кана­ды.

Так­же глав­ный редак­тор про­ве­ла встре­чи с пред­ста­ви­те­ля­ми зако­но­да­тель­ной вла­сти – депу­та­та­ми мажи­ли­са пар­ла­мен­та. Ито­гом этих бесед ста­ло обра­ще­ние груп­пы мажи­лис­ме­нов (Перу­а­ше­ва, Соло­вье­вой, Кону­ро­ва и Ахмет­бе­ко­ва) на имя гене­раль­но­го про­ку­ро­ра Асха­та Даул­ба­е­ва. В депу­тат­ском запро­се были при­ве­де­ны ссыл­ки на раз­лич­ные ста­тьи тех или иных зако­нов, гово­ря­щие о том, что, мяг­ко гово­ря, испол­ни­те­ли поспе­ши­ли с закры­ти­ем изда­ния. Пись­мо ген­про­ку­ро­ру закан­чи­ва­ет­ся так:
«В свя­зи с выше­из­ло­жен­ным, ува­жа­е­мый Асхат Кай­зул­ла­е­вич, про­сим Вас объ­ек­тив­но рас­смот­реть ситу­а­цию, свя­зан­ную с при­оста­нов­ле­ни­ем выпус­ка и запре­ще­ни­ем реа­ли­за­ции жур­на­ла ADAM bol, и в слу­чае выяв­ле­ния нару­ше­ний норм дей­ству­ю­ще­го зако­но­да­тель­ства при­нять меры про­ку­рор­ско­го реа­ги­ро­ва­ния, направ­лен­ные на опро­те­сто­ва­ние неза­кон­но­го судеб­но­го акта».

Пого­во­рить с пре­зи­ден­том
Гуль­жан Хами­тов­на отме­ти­ла, что ее визит в сто­ли­цу для защи­ты редак­ции свя­зан с соб­ствен­ным мно­го­лет­ним опы­том:
– Я сама посчи­та­ла и ужас­ну­лась. Ока­зы­ва­ет­ся, вот уже 16 лет они меня пре­сле­ду­ют. За это вре­мя закры­ли семь моих про­ек­тов. Ни один из них доб­ро­воль­но не умер: где-то меня уволь­ня­ли, где-то бло­ки­ро­ва­ли, где-то про­сто закры­ва­ли в судеб­ном поряд­ке. Поэто­му я, как опыт­ный борец, поеха­ла сра­зу в Аста­ну.

10815700_1010670792283250_1446027371_nОна так­же отме­ти­ла, что пред­при­ни­ма­ет попыт­ки про­рвать­ся в Акор­ду – напи­са­ла и уже отпра­ви­ла пись­мо руко­во­ди­те­лю Адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та Нур­ла­ну Ниг­ма­ту­ли­ну, объ­яс­нив это сле­ду­ю­щим обра­зом:
– Я подроб­но в сво­ем пись­ме рас­ска­за­ла, поче­му хочу попасть на при­ем к гла­ве госу­дар­ства. Навер­ное, я заслу­жи­ла-таки за 16 лет гоне­ний хотя бы один раз уви­деть наше­го гаран­та Кон­сти­ту­ции. Это, во-пер­вых. Вооб­ще, меня уже пре­вра­ща­ют в запрет­ную пер­со­ну. Оста­лось толь­ко засу­дить и поса­дить в тюрь­му. Моя твор­че­ская и про­фес­си­о­наль­ная дея­тель­ность фак­ти­че­ски нахо­дит­ся под запре­том. Поче­му и за что? И вто­рая тема, на кото­рую я пого­во­ри­ла бы с пре­зи­ден­том, каса­ет­ся это­го иска. Это такой кон­фуз полу­чил­ся. Я не знаю, кто вооб­ще сочи­нял этот иск?

Фак­ти­че­ски полу­чи­лось так, что казах­стан­ская власть в лице аки­ма­та и суда, кото­рый уже при­нял реше­ние о закры­тии ADAM bol, идет про­тив офи­ци­аль­ной пози­ции руко­вод­ства Казах­ста­на по пово­ду укра­ин­ско­го вопро­са. Мы пре­крас­но зна­ем, что МИД РК неод­но­крат­но выра­жал свое мне­ние по пово­ду того, что, во-пер­вых, Казах­стан ува­жа­ет целост­ность Укра­и­ны. Во-вто­рых, он при­зна­ет вновь избран­ную власть. В-тре­тьих, Казах­стан выра­жал свое мне­ние о невме­ша­тель­стве во внут­рен­ние дела дру­гих госу­дарств. Но что в ито­ге полу­ча­ет­ся? Нас судят за то, что мы, как и пре­зи­дент, высту­па­ем за целост­ность Укра­и­ны. Где логи­ка?

Впе­ре­ди теле­ги
В свою оче­редь, адво­кат редак­ции Сер­гей Уткин рас­ска­зал о ситу­а­ции с юри­ди­че­ской точ­ки зре­ния. Во-пер­вых, он обра­тил вни­ма­ние на то, что сам иск не дол­жен был при­нят в про­из­вод­ство, так как не были предо­став­ле­ны доку­мен­ты, под­твер­жда­ю­щие пол­но­мо­чия ист­ца. Во-вто­рых, адво­кат отме­тил, что в отно­ше­нии редак­ции мог­ли быть сво­бод­но пред­при­ня­ты аль­тер­на­тив­ные меры для испол­не­ния иска аки­ма­та, кро­ме как запре­та на выпуск жур­на­ла.

974458_1010670805616582_644049205_n– Суд мог тео­ре­ти­че­ски запре­тить рас­про­стра­не­ние имен­но того номе­ра, кото­рый, по мне­нию вла­стей, «при­зы­ва­ет к войне», но не все­го жур­на­ла, – доба­вил он. – Поэто­му, по сути, суд уже вынес реше­ние, при­оста­но­вив изда­ние и дав этим понять, каким будет вер­дикт про­цес­са.

С. Уткин так­же при­вел нор­мы зако­на о про­ти­во­дей­ствии экс­тре­миз­му, где подроб­но опи­са­ны кем и как при­во­дят­ся про­це­ду­ры по при­зна­нию мате­ри­а­лов в СМИ про­ти­во­ре­ча­щих зако­но­да­тель­ству. Корот­ко гово­ря, управ­ле­ние внут­ренне поли­ти­ки здесь «побе­жа­ло впе­ре­ди теле­ги», как выра­зил­ся адво­кат.

– То есть, на сего­дняш­ний день этот мате­ри­ал («Наши на чужой войне») никто еще не при­знал экс­тре­мист­ким, а жур­нал уже, по сути, осуж­ден, – заклю­чил он.

Сами себе навре­ди­ли
10846587_1010670795616583_601550167_nНика­кой логи­ки в дей­стви­ях вла­стей не уви­де­ла и пре­зи­дент фон­да «Әділ сөз» Тама­ра Кале­е­ва. Она кон­ста­ти­ро­ва­ла, что казах­стан­ская поли­ти­ка инфор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти потер­пе­ла крах, а дока­за­тель­ством это­му слу­жит «нынеш­няя исто­рия с ADAM bol»:
– Как толь­ко жур­нал поз­во­лил себе точ­ку зре­ния, иную от про­рос­сий­ской, даже не соб­ствен­ную точ­ку зре­ния, а опуб­ли­ко­вал точ­ку зре­ния участ­ни­ка, оче­вид­ца собы­тий, нача­лись бес­пре­це­дент­ные меры закры­тия «за про­па­ган­ду вой­ны». Я думаю что, те, кто такое ука­за­ние давал (это конеч­но не наш аки­мат) они даже не побес­по­ко­и­лись узнать, что же такое про­па­ган­да.

По сло­вам пра­во­за­щит­ни­ка, дей­ствия вла­стей, в первую оче­редь, нано­сят вред им же самим. Это каса­ет­ся и меж­ду­на­род­но­го ими­джа Казах­ста­на.
– Я думаю, мно­гие евро­пей­ские дер­жа­вы, и не толь­ко, про­яви­ли боль­шую заин­те­ре­со­ван­ность и чет­ко отсле­жи­ва­ют этот кон­фликт как при­знак зави­си­мо­сти Казах­ста­на от сосед­не­го госу­дар­ства, – заяви­ла Тама­ра Мис­хадов­на, заме­тив:

– У нас одно-два, от силы три изда­ния реаль­но неза­ви­си­мы в сво­ей инфор­ма­ци­он­ной поли­ти­ке. В этой ситу­а­ции, я счи­таю, что защи­та жур­на­ла ADAM bol име­ет боль­шое обще­на­ци­о­наль­ное зна­че­ние. Пото­му что мы долж­ны дей­стви­тель­но про­де­мон­стри­ро­вать наше стрем­ле­ние к тому, что­бы Казах­стан был инфор­ма­ци­он­но неза­ви­си­мым, само­сто­я­тель­ным.

Гото­вы к митин­гу
10822695_1010670808949915_1434170520_nНеза­ви­си­мый поли­тик Амир­жан Коса­нов, кото­рый, по его же сло­вам, тоже набрал опыт в защи­те про­ек­тов Гуль­жан Ерга­ли­е­вой, рас­ска­зал о том, что мно­гие пред­ста­ви­те­ли интел­ли­ген­ции и извест­ные обще­ствен­ные дея­те­ли под­пи­са­лись под обра­ще­ни­ем к руко­во­ди­те­лям АП, Ген­про­ку­ра­ту­ры и Вер­хов­но­го суда с при­зы­ва­ми пре­кра­тить гоне­ния про­тив неза­ви­си­мо­го изда­ния по наду­ман­ным при­чи­нам.

В этом пись­ме, кото­рое на сего­дня под­пи­са­ли без мало­го 50 чело­век, гово­рит­ся:
«Такие репрес­сив­ные дей­ствия вла­сти про­ти­во­ре­чат ста­тье 20 Кон­сти­ту­ции стра­ны, гаран­ти­ру­ю­щей сво­бо­ду рас­про­стра­не­ния и полу­че­ния инфор­ма­ции. Подоб­ная поли­ти­ка уни­что­же­ния неза­ви­си­мой прес­сы в стране ста­вит под сомне­ние офи­ци­аль­ные заяв­ле­ния казах­стан­ской вла­сти о при­вер­жен­но­сти демо­кра­тии, прин­ци­пам плю­ра­лиз­ма, соблю­де­нию прав и сво­бод граж­дан. Огра­ни­че­ние сво­бо­ды сло­ва в Казах­стане дис­кре­ди­ти­ру­ет нашу стра­ну перед лицом меж­ду­на­род­но­го сооб­ще­ства».

Что каса­ет­ся само­го Коса­но­ва, то не пресс-кон­фе­рен­ции он заявил:
– Я допус­каю, что в про­цесс закры­тия жур­на­ла вовле­че­ны так­же лич­ные моти­вы. Судя по обви­не­нию, кото­рое предъ­яв­ле­но жур­на­лу ADAM bol, редак­цию под­во­дят под тяже­лую ста­тью. Чем тяже­лее ста­тья, дума­ют наши вла­сти, тем она, по их мне­нию, прав­до­по­доб­ней про­зву­чит. Никто допу­стить не мог, что зако­но­по­слуш­ные граж­дане, тем более оппо­зи­ци­он­ное изда­ние, кото­рое руко­вод­ству­ет­ся пра­ви­лом «луч­ше семь раз отме­рить, чем один раз напи­сать», не пони­ма­ет, что любое его сло­во может быть под­верг­ну­то предъ­яв­ле­нию обви­не­ния.

В кон­це сво­е­го выступ­ле­ния, он откро­вен­но заявил:
– Если вла­сти про­дол­жат свой прес­синг, то мы будем не толь­ко под­пи­сы­вать бума­ги, но так­же про­во­дить акции про­те­ста, в том чис­ле митин­ги… Кста­ти, дру­зья, дав­но не соби­ра­лись!

 

Адам бол­май­ды…
Дру­гой извест­ный обще­ствен­ный дея­тель, откры­то встав­ший на защи­ту пре­сле­ду­е­мой вла­стя­ми редак­ции, Мух­тар Тай­жан при­вел в при­мер исто­ри­че­ское насле­дие каза­хов, напом­нив, что у нас сво­бо­да сло­ва была свя­щен­ным поня­ти­ем:
– Любой чело­век мог ска­зать «Дат тақ­сыр», выска­зав в гла­за хану всю прав­ду. И никто не посмел бы оста­нав­ли­вать это­го чело­ве­ка! Ведь, не слу­чай­но. Один из самых попу­ляр­ных и посто­ян­но пре­сле­ду­е­мых газет­ных про­ек­тов назы­ва­ет­ся «ДАТ». У каза­хов есть пого­вор­ка: «Ты можешь мне отре­зать голо­ву, но не язык».

10833860_1010670802283249_1966533332_nЧто каса­ет­ся закры­тия жур­на­ла ADAM bol, то М. Тай­жан заме­тил, что это тре­тий слу­чай за послед­нее вре­мя, когда пре­сле­ду­ют­ся казах­стан­ские СМИ по «укра­ин­ско­му вопро­су». Пер­вые два – это мно­го­мил­ли­он­ный штраф редак­ции жур­на­ла «Аңыз Адам» и запрет на выход в эфир вто­рой части доку­мен­таль­но­го филь­ма Касы­ма Аман­жо­ла о ситу­а­ции в окку­пи­ро­ван­ном Кры­му.

– Ситу­а­ция в Укра­ине сего­дня во всем мире явля­ет­ся лак­му­со­вой бума­гой, а у нас, у Казах­ста­на, как неза­ви­си­мо­го госу­дар­ства, соб­ствен­но­го взгля­да на нее нет, что ли? – задал­ся он вопро­сом, заме­тив, что неуме­лым испол­ни­те­лям чужой воли долж­но быть стыд­но за свои дей­ствия.

По всей види­мо­сти, отсут­ствие чув­ства сты­да у них ком­пен­си­ру­ет­ся постав­лен­ной свер­ху зада­чей – запре­тить неза­ви­си­мое изда­ние любой ценой. И полу­ча­ет­ся так, что само казах­ское поня­тие «Будь чело­ве­ком!» может ока­зать­ся под запре­том. По это­му пово­ду пра­во­за­щит­ник Жемис Тур­ма­гам­бе­то­ва, при­сут­ство­вав­шая в зале, заме­ти­ла: «Полу­ча­ет­ся, что я теперь внуч­ке не могу ска­зать «Адам бол»?».

ADAM dar