fbpx

Замена как подмена

Перестановки в правоохранительных структурах напоминают бег одних и тех же фигур по кругу. Но это не совсем так

На минув­шей неде­ле пре­зи­дент Нур­сул­тан Назар­ба­ев про­из­вел ряд пере­ста­но­вок в каби­не­тах судеб­ной и сило­вой вла­сти. При­ме­ча­тель­но, что про пере­ста­нов­ки сна­ча­ла все узна­ли из соц­се­тей, а толь­ко потом – от офи­ци­аль­ных СМИ, кото­рые пока не риску­ют лезть попе­рек да в пек­ло.

В прин­ци­пе пер­со­на­жи оста­лись все те же – про­сто поме­ня­лись места­ми. Быв­ший гла­ва Анти­кор­руп­ци­он­но­го бюро Кай­рат Кожам­жа­ров пере­шел на долж­ность гене­раль­но­го про­ку­ро­ра. Жакип Аса­нов, кого на ген­про­ку­рор­ской долж­но­сти все так рас­хва­ли­ва­ли, стал пред­се­да­те­лем Вер­хов­но­го суда РК. Кай­рат Мами, кото­рый к это­му крес­лу, каза­лось, при­ки­пел навеч­но, воз­гла­вил Кон­сти­ту­ци­он­ный Совет. Прав­да, поли­ти­че­ская эли­та лиши­лась Иго­ря Рого­ва, кото­рый был отправ­лен на пен­сию (боль­шая неожи­дан­ность для истеб­лиш­мен­та в Казах­стане – так обыч­но никто не ухо­дит). И еще в Анти­кор­руп­ци­он­ном бюро теперь новый шеф – гене­рал Алик Шпек­ба­ев, заме­сти­тель Кожам­жа­ро­ва. Круг замкнул­ся. Кста­ти, неко­то­рые поли­ти­че­ские экс­пер­ты отме­ти­ли, что оба Кай­ра­та – Мами и Кожам­жа­ров были «став­лен­ни­ка­ми» ныне покой­но­го гла­вы адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та Сары­бая Кал­мур­за­е­ва. Он был силь­ной фигу­рой, объ­еди­ня­ю­щей южан.

Вооб­ще, всю неде­лю в отно­ше­нии новых назна­чен­цев в соц­се­тях лились боль­шие сла­во­сло­вия, кро­ме, может быть, Кай­ра­та Мами. Ему как раз вспо­ми­на­ли кон­флик­ты с адво­ка­ту­рой, носталь­гию по суду биев и дру­гие экс­тра­ор­ди­нар­ные поступ­ки. Осталь­ных оце­ни­ва­ли вполне ком­пли­мен­тар­но. Шпек­ба­ев – «боль­шой про­фес­си­о­нал», как и Кожам­жа­ров. Аса­но­ва при­ме­тил сам пат­ри­арх оте­че­ствен­ной адво­ка­ту­ры Алек­сандр Розен­ц­вайг, кото­рый напи­сал в Facebook, что «забрез­жи­ла надеж­да, уж теперь-то систе­ма обре­тет новое дыха­ние и нач­нет дви­же­ние по направ­ле­нию обес­пе­че­ния дей­стви­тель­но­го вер­хо­вен­ства пра­ва и неза­ви­си­мо­сти суда».

Соб­ствен­но, это едва ли не един­ствен­ное, что мож­но было ска­зать по этим пере­ста­нов­кам ней­траль­ным наблю­да­те­лям. В ходе пере­ста­но­вок инте­ре­сы кла­нов были вполне соблю­де­ны, баланс не был нару­шен. Новых лиц, от кото­рых мож­но было бы падать в обмо­рок от сча­стья или горе­сти, тоже не появи­лось. Пере­ста­нов­ки не ста­ли неожи­дан­ны­ми, посколь­ку пери­о­ди­че­ски пре­зи­дент тасу­ет кад­ро­вую коло­ду во всех струк­ту­рах (раз­ве что дав­нень­ко не доби­рал­ся до сило­ви­ков, но это исклю­чи­тель­но услов­ное вос­при­я­тие поня­тия «дав­нень­ко»). Гово­рят, что ско­ро пере­ста­нов­ки ждут и пра­ви­тель­ство, но к ним при­вык­ли даже боль­ше. Ну и про тран­зит тоже понят­но: Акор­да про­дол­жа­ет искать удоб­ную кон­фи­гу­ра­цию из надеж­ных фигур для буду­ще­го изме­не­ния на самом вер­ху – что­бы все про­шло без­бо­лез­нен­но, мир­но и без послед­ствий.

Но имен­но в этой тра­ди­ци­он­ной и ожи­да­е­мой пред­ска­зу­е­мо­сти, кажет­ся, и скры­ва­ет­ся глав­ная под­ме­на поня­тий. Все зара­нее пони­ма­ют, поче­му имен­но эти люди при­шли на те или иные посты, и не видят за этим кон­крет­ных ути­ли­тар­ных функ­ций того или ино­го назна­че­ния. А они чита­ют­ся доста­точ­но про­зрач­но.
Про­ще все­го с Кай­ра­том Мами. Не утра­тив, по сути, кон­тро­ля над клю­че­вы­ми судеб­ны­ми реше­ни­я­ми, он ушел на более спо­кой­ную долж­ность, где не будет под­вер­гать­ся такой кри­ти­ке, какой под­вер­гал­ся в послед­ние годы. Мож­но было бы гово­рить, что его «убра­ли», одна­ко казах­стан­ская власть рабо­та­ет стро­го по прин­ци­пу рос­сий­ской: не под­да­вать­ся дав­ле­нию. Лоб­бизм Мами нику­да не денет­ся, хотя, веро­ят­но, несколь­ко ослаб­нет.

Све­жая струя воз­ду­ха в лице ново­го пред­се­да­те­ля Вер­хов­но­го суда Аса­но­ва долж­на, по идее, успо­ко­ить тех же адво­ка­тов, в кон­флик­те с кото­ры­ми дол­го упре­ка­ли Мами. Но это имен­но что успо­ко­е­ние: конеч­но, Аса­нов будет декла­ри­ро­вать откры­тость рабо­ты Вер­хов­но­го суда, боль­шее вза­и­мо­дей­ствие со СМИ и акти­ви­ста­ми – но в целом курс на даль­ней­шее закру­чи­ва­ние гаек, ско­рее все­го, про­дол­жит­ся, про­сто теперь это будет делать­ся мяг­ким, успо­ка­и­ва­ю­щим тоном.

 


Кай­рат Кожам­жа­ров как ген­про­ку­рор, наобо­рот, при­даст струк­ту­ре (кото­рая на сло­вах ста­ла мно­го «либе­раль­ни­чать») жест­кость. Одна­ко надо заме­тить, что здесь это сов­па­ло с необ­хо­ди­мо­стью попро­бо­вать само­го Кожам­жа­ро­ва на дру­гой пози­ции, посколь­ку на долж­но­сти гла­вы Анти­кор­руп­ци­он­но­го бюро ему уже было тес­но. Более того, это сво­е­го рода пере­нос неко­то­рых функ­ций Анти­кор­руп­ци­он­но­го бюро в веде­ние Ген­про­ку­ра­ту­ры – разу­ме­ет­ся, неглас­ный. Борь­ба с кор­руп­ци­ей ста­нет гром­че, а в про­ку­ра­ту­ре эти дела будут при­о­ри­тет­ны­ми и, безо вся­ких эки­во­ков, обви­ни­тель­ны­ми. Ну и, конеч­но, Кожам­жа­ров теперь вме­сто Аса­но­ва будет бить­ся за воз­вра­ще­ние из Фран­ции Мух­та­ра Абля­зо­ва – прав­да, види­мо, с тем же успе­хом.

Что каса­ет­ся Шпек­ба­е­ва, то он лишь про­дол­жит нача­тую при Кожам­жа­ро­ве (но не Кожам­жа­ро­вым) кам­па­нию по «тоталь­но­му иско­ре­не­нию» кор­руп­ци­он­ной гид­ры и заод­но будет наби­рать аппа­рат­ный вес. Ведь когда-нибудь еще кого-нибудь отпра­вят на пен­сию.

В целом же такой рас­клад неко­то­рые ана­ли­ти­ки счи­та­ют уси­ле­ни­ем лаге­ря пре­мьер-мини­стра Бакыт­жа­на Сагин­та­е­ва, а его само­го рас­смат­ри­ва­ют теперь едва ли не как ново­го бене­фи­ци­а­ра буду­ще­го тран­зи­та. Вер­сия инте­рес­ная, но, кажет­ся, слиш­ком кон­спи­ро­ло­ги­че­ская: если бы под этим были какие-то осно­ва­ния, его бы как раз не уси­ли­ва­ли.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан