Еще раз про лоббистов Назарбаева во Франции

Кто они, лоббисты назарбаевского режима во Франции, и какие причины заставили их помогать преследовать Мухтара Аблязова? Ответ на эти вопросы мы нашли в переписке казахского дипломата Жана Галиева. И из нее же узнали, как именно Акорда обрабатывает французскую прессу и общественность.

Скоро будет три года, как казахстанский опозиционный политик и бизнесмен  Мухтар Аблязов сидит во французской тюрьме. В связи с этим мы решили вспомнить казахстанского дипломата и известного франкофила, советника посольства РК во Франции Жана Галиева (на фото) и  рассказать читателям, как Акорда оперирует в информационном пространстве Франции, добиваясь выдачи главного врага Назарбаева в Россию и Украину.

Начнем с письма Галиева своим коллегам по посольству от 6 августа 2013 года.

Процитируем его целиком (выделения жирным шрифтом и подчеркивания в тексте сделаны сами господином советником —  ред.):

“Коллеги,

По итогам встречи Посла с руководством нового экономического приложения к газете “Фигаро” прошу:

– Внимательно ознакомиться к нижеследующей концепцией.

– Изучить предложенную в приложении структуру (16, 12 и 8-страничного материала) и внести соответствующие предложения по персоналиям и темам (исп.: А. Ахметов — общий свод, Г. Сыздыкбеков — Перекрестные сезоны, Е. Сарыпбеков — ЭКСПО, ВТО, ОЭСР, Ш. Омаров — двустороннее экономическое партнерство);

– Внести предложения по источникам финансирования (бюджет КМИ+спонсоры РК+спонсоры ФР) — А. Ахметов.

– Подготовить письмо в КМИ с изложением концепции и переводом структуры (16, 12 и 8-страничных материалов). Важно сделать акцент на том, что приложение идет к одной из наиболее читаемых газет, распространяемой во всех франкоязычных государствах. В письме следует указать, что журналист и фотограф прибудут в Астану для записи интервью “в живую”. В случае согласия Администрации Президента интервью с Главой государства будет организованно путем дистанционного обмена вопросами и ответами (исп.: М. Торекелди).

Для учета: собеседникам было сказано, что в текущем году нет бюджетных средств, и спонсоры уже привлекались для других публикаций. Договорились готовить материал к выпуску во втором квартале 2014 г. Поводов будет достаточно: 1) возможный очередной визит Главы государства в Париж или поездка Ф.Олланда в Казахстан, если она не состоится в текущем году; 2) Сезон Казахстана во Франции; 3) 7-ой АЭФ (анонс или итоги); 4) Освещение хода подготовки к ЭКСПО-2017.

Этот проект поддерживает депутат М.Вуазен.

Срок отправки письма в Центр — не позднее 5 июля. Журналистам и редакции требуется минимум 6 месяцев для подготовки к публикации качественного материала. То есть работа должна начаться уже в сентябре-октябре. Учитывая, что на поиски финансирования уйдет немало времени, запускать проект надо сейчас”.

Из этого письма наглядно видно, как Казахстан оперирует в информационном пространстве Франции по линии МИДа.

Мы не будем публиковать план  специального выпуска, который был предложен в трех вариантах: на 8, 12 и 16 страницах, а также саму стратегию. Во-первых, они на французском языке. Во-вторых, касаются темы общестранового пиара, что не так уж и интересно.

А вот следующее письмо, которое Жан Галиев получил от Жана Усенова 15 августа 2013 года, прямо касается Мухтара Аблязова.  Вот что написал отправитель господину советнику казахстанского посольства в Париже: “Шеф все одобрил и сказал запускать в работу. Записку подготовил на основании наших обсуждений и советов информпартнеров. Все в принципе в одном ключе. Готов завтра обсудить по телефону. Послу копию тоже скинул”.

Но самое интересное содержится в вышеупомянутой записке. Мы опубликуем ее ниже целиком для всеобщего сведения, но все же хотели бы привлечь внимание  к следующим обстоятельствам:

Во-первых, представители посольства РК во Франции, оказывается, поддерживают неофициальные контакты с сотрудниками МИДа Франции, в ходе которых получают нужную им информацию, консультируются по самым щекотливым темам, а значит могут влиять на своих собеседников.

В доказательство этого факта приведем цитату из документа, которая, согласитесь,  звучит весьма двусмысленно:

«Вместе с тем, предварительный мониторинг, включая неформальные консультации с кураторами из французского МИД, показал, что информационное давление со стороны команды М.А. может иметь и обратный эффект. Представители Франции достаточно хорошо осознают возможность оказания на них давления через СМИ, и критически оценивают однобокое освещение вопроса в местной прессе. При этом они высоко оценили сдержанную позицию казахстанской стороны, которая, на их взгляд, свидетельствует о нежелании оказывать давление и вмешиваться в судебный процесс».

Во-вторых,  Казахстан имеет во Франции неофициальных лоббистов, которые по тем или иным причинам, в основном материального характера, сотрудничают с Акордой на постоянной основе, и которых посольство предложило   задействовать в информационной кампании против Мухтара Аблязова.

В документе эти «друзья Казахстана» названы поименно, цитируем:

«К контр-кампании можно привлечь «друзей Казахстана», используя наработанные ими каналы в политических и медийных кругах. Так, предварительную готовность оказать содействие выразил Лоран Тайеб (Laurent Taieb) бизнесмен, специализирующийся на издательском бизнесе и имеющий широкие связи с представителями французской прессы. Выразил готовность помочь в информационной кампании и авторитетный сенатор Эмери де Монтескью (Aymeri de Montesquiou). Для положительных комментариев в СМИ о Казахстане можно привлечь известного писателя Марека Хальтера (Marek Halter), участников недавнего велопробега до Астаны «Sun Trip» и других друзей нашей страны».

Ниже публикуем полный текст записки.

____________________________________________________________________________________________

Анализ текущей ситуации

Начиная с 31 июля с.г. было зафиксировано более 100 информационных материалов в зарубежных СМИ относительно ареста М.А. во Франции. Наибольшее количество статей было опубликовано непосредственно после ареста 31 июля и 1 августа.

Анализ публикаций показывает, что наиболее активными в освещении данного события были италоязычные СМИ (более 30% всех зарубежных выходов), а также англоязычные и российские СМИ. Франкоязычные СМИ проявили меньшую заинтересованность (около 10% всех публикаций).

Очевидно, что «анти-казахстанская» кампания во Франции абсолютно не сопоставима по масштабам и остроте с аналогичной кампанией в Италии. В последнем случае вопрос перешел во внутриполитическую плоскость, в связи с чем интерес итальянских СМИ к данной теме постоянно «подогревался» действиями и заявлениями местных политиков, общественных деятелей, журналистов и т.д.

После некоторого оживления в прессе, связанного с арестом и судебным слушанием (ключевые информационные поводы), пиар-специалистам М.А. были необходимы новые информационные поводы, которые позволили бы организовать публикации во французской прессе для нагнетания искусственного напряжения вокруг данного вопроса. Роль информационного повода для них могли бы сыграть официальные заявления, комментарии казахстанской стороны или явно заказные материалы в СМИ Франции, что дало бы им так называемое «право ответа», т.е. возможность разместить собственные материалы в тех же самых изданиях. В отсутствие новых информационных поводов пиар-специалистам пришлось инициировать письма-обращения от крупных правозащитных организаций (Human Rights Watch, Amnesty International), которые, однако, получили лишь ограниченное распространение в западных СМИ.

Кроме того, следует отметить, что во Франции с недавнего времени начался отпускной период, в связи с чем на отдых вышли не только представители правительства, парламента и иных государственных структур, но также и ведущие политические обозреватели. В этой связи французские СМИ в настоящее время практически не публикуют политических новостей, сосредоточившись на «мягких» темах — культуре, спорте и т.д.

С учетом сложившегося фона, в настоящее время в «анти-казахстанской» кампании наступило временное затишье — за последние несколько дней ни одно крупное издание не публиковало материалов по данному вопросу.

Необходимо отметить, что наши консультанты и партнеры согласны с тем, что, учитывая юридическую слабость позиции М.А., а также серьезность выдвигаемых против него обвинений, его ключевым инструментом остается информационная кампания, посредством которой он постарается оказать воздействие на французские власти. Вместе с тем, предварительный мониторинг, включая неформальные консультации с кураторами из французского МИД, показал, что информационное давление со стороны команды М.А. может иметь и обратный эффект. Представители Франции достаточно хорошо осознают возможность оказания на них давления через СМИ, и критически оценивают однобокое освещение вопроса в местной прессе. При этом они высоко оценили сдержанную позицию казахстанской стороны, которая, на их взгляд, свидетельствует о нежелании оказывать давление и вмешиваться в судебный процесс.

Выводы

  • В связи с продолжающимся отпускным периодом во Франции активные действия в информационном пространстве не только затруднены, но и, скорее всего, не принесут существенной практической пользы, т.к. основные месседжи не дойдут до целевой аудитории.

 

  • В своей информационной контр-кампании казахстанской стороне необходимо проявлять максимум такта и деликатности. Контр-кампания не должна выходить за рамки заданных целей — продемонстрировать истинное лицо М.А. и распространить объективную информацию о стране. Она не должна восприниматься французскими властями как попытка оказания давления на судебный процесс.

 

  • Публикации по делу М.А., после ареста и судебного слушания, были разово опубликованы в большинстве французских изданий. Учитывая, что данный вопрос не представляет первостепенного интереса для французской аудитории, маловероятно, что местные СМИ будут повторно публиковать критические материалы по тому же самому вопросу до появления новых информационных поводов. Вероятно, с этим связано то, что свои последние материалы, вышедшие на прошлой неделе, противоположная сторона была вынуждена размещать в «бульварных» изданиях, не пользующихся доверием в политических вопросах.

 

  • Казахстанской стороне важно было бы приурочить собственные акции к конкретным информационным поводам, либо публиковать материалы в рамках контр-кампании в ответ на критические выходы противоположной стороны.

 

  • В дополнение к контр-кампании по делу М.А. необходимо проводить параллельную работу по размещению объективных публикаций о Казахстане во французских СМИ. Это, внешне не связанное с контр-кампанией, направление работы позволит сбалансировать искажения в информационном фоне вокруг нашей страны во французских СМИ.

 

  • Важно, чтобы основными инициаторами, спикерами и участниками контр-кампании выступили частные лица, а не представители государственных органов. Главным действующим лицом мог бы выступить БТА-Банк, у которого есть легитимные и понятные для зарубежной аудитории мотивы добиваться судебного преследования М.А., а также объективного освещения ситуации с его арестом и экстрадицией. Интервью с официальными лицами можно было бы использовать в случае необходимости ответа на критические выпады противоположной стороны или для информационной подпитки дружественных журналистов.

 

Варианты действий

  • Рассматривается возможность организации в сентябре с.г. пресс-конференции в Париже. Пресс-конференция могла бы быть формально организована Банком как ответ на критические публикации во французской прессе. Предварительное согласие на участие в пресс-конференции выразили французские юристы, представляющие РК, а также ряд друзей нашей страны. Кроме того, для участия можно было бы привлечь представителей казахстанских НПО, требующих выдачи М.А., а также, в случае необходимости, представителей Генпрокуратуры РК для разъяснения юридических аспектов запроса на экстрадицию. Возможно также участие Омбудсмена/представителей офиса Омбудсмена РК и/или представителей казахстанских НПО, которые могли бы ответить на неизбежные вопросы о ситуации с правами человека в РК. Положительный эффект могло бы дать участие в пресс-конференции представителей французских банков, пострадавших от действий М.А., однако этот вопрос требует дополнительной проработки, в том числе по линии Банка.

 

  • Изучается возможность организации визита в Казахстан представителей «Ле Монд» — одной из двух крупнейших газет Франции. В ходе визита можно было бы организовать интервью с государственными органами, Банком, казахстанскими НПО и другими спикерами, способными предоставить объективную информацию по личности и деяниям М.А. Данная возможность будет дополнительно проработана после выхода руководства «Ле Монд» из отпуска в конце августа — начале сентября.

 

  • Прорабатывается возможность пресс-тура в Казахстан представителей «Ле Фигаро», второй крупнейшей газеты Франции. Данный пресс-тур предлагается сосредоточить на общих достижениях страны в различных сферах, включая экономическую, политическую, энергетическую и другие, для общего создания более позитивного информационного фона в отношении нашей страны во французских СМИ.

 

  • Можно было бы подключить к контр-кампании авторитетных французских деятелей, специализирующихся на международных уголовных и финансовых преступлениях. Например, корреспондентов изданий, занимающихся журналистскими расследованиями международных преступлений, экспертов по вопросам безопасности и преступности, таких как бывший советник президента Николя Саркози Ален Бауэр (Alain Bauer), который в настоящее время является профессором криминологии в парижской Национальной консерватории искусств.

 

  • По линии Генеральной Прокуратуры можно было бы попытаться проработать официальные комментарии со стороны Генерального Секретаря Интерпола, базирующегося во французском Лионе и, соответственно, пользующегося вниманием местной прессы. Полезными были бы также комментарии со стороны бывших сотрудников правоохранительных органов Франции (при наличии действующих контактов с ними) которые, не будучи связанными рамками официальной должности, пользуются достаточным авторитетом в данной сфере, чтобы привлечь внимание СМИ.

 

  • К контр-кампании можно привлечь «друзей Казахстана», используя наработанные ими каналы в политических и медийных кругах. Так, предварительную готовность оказать содействие выразил Лоран Тайеб (Laurent Taieb) бизнесмен, специализирующийся на издательском бизнесе и имеющий широкие связи с представителями французской прессы. Выразил готовность помочь в информационной кампании и авторитетный сенатор Эмери де Монтескью (Aymeri de Montesquiou). Для положительных комментариев в СМИ о Казахстане можно привлечь известного писателя Марека Хальтера (Marek Halter), участников недавнего велопробега до Астаны «Sun Trip» и других друзей нашей страны.

 

Месседжи

Среди наиболее «сильных» месседжей противоположной стороны можно выделить следующие:

  • Политическое убежище в Великобритании;

 

  • Опасения в несправедливости судебного процесса в Казахстане;

 

  • Предыдущая оппозиционная деятельность М.А., позволяющая заявлять о его роли «противника режима»;

 

  • История с депортацией его жены и дочери из Италии, которую будут активно «раскручивать» как пример политического давления «казахстанского режима» на западные правительства

 

Основные контраргументы казахстанской стороны, которые должны быть активно использованы в контр-кампании во Франции:

  • Супруга М.А. не преследуется за его преступления, но является фигурантом отдельного дела о незаконно выданных паспортах.

 

  • В Казахстане активно действуют легальные оппозиционные партии, в том числе представленные в парламенте страны. Ни одна из оппозиционных партий не считает М.А. своим «лидером»;

 

  • М.А. преследуется правоохранительными органами нескольких государств не за политические убеждения, а за одну из крупнейших афер в истории банковского дела. Санкция на его арест выдана также Высоким судом Великобритании.

 

  • Предоставление политического убежища иностранным гражданам является внутренним делом Великобритании. Однако М.А. покинул территорию этой страны, скрываясь от ее собственного правосудия. Мы оставляем на усмотрение британских властей вопрос о том, насколько корректно в таком контексте сохранение за упомянутым лицом статуса политического беженца.

 

В целом можно констатировать, что проведенная ранее по линии партнеров, в том числе консультантов Банка, кампания в британских СМИ позволила создать во французских СМИ определенный фон, благодаря которому термины «диссидент» и «лидер оппозиции» упоминались, как минимум, наравне с такими характеристиками, как «олигарх», «беглый финансист» и «мошенник». Отдельного упоминания заслуживает линия отношений с М.А. с юристом Е.Тищенко, которую можно было бы продолжить во Франции, а также распространенная по линии Банка информация о нанесенном М.А. ущербе французским финансовым институтам на сумму 50 миллионов долларов.

Необходимо отметить, что у Банка есть собственные информационные партнеры, и в этой связи общую информационную деятельность необходимо координировать также и с Банком.

___________________________________________________________________________________________

И еще один, третий документ, — это  письмо того же Жана Галиева своей помощнице с поручением отослать еженедельный обзор французской прессы на тему Мухтара Аблязова и его дела в Астану.

Вообще-то таких писем в переписке советника казахстанского посольства во Франции великое множество, поэтому мы отобрали только одно, от 22 августа 2013 года.

Мы не станем перепечатывать материалы, опубликованные во французских СМИ за неделю, а также  тексты их неофициальных переводов, а дадим только само послание, как доказательство того, что власти не жалеют усилий чтобы выполнить волю елбасы.

В завершение статьи коротко расскажем читателям про упомянутых в аналитической записке лоббистов Казахстана.

Про Лорана Тайеба (Laurent Taieb), бизнесмена, специализирующегося на издательском бизнесе и имеющего широкие связи с представителями французской прессы, рассказала журналистка французского издания Mediapart.fr Агата Дюпарк в  статье «Как казахская диктатура «завербовала» сторонников во Франции».

Из статьи следует, что власти Казахстана выложили 98000 евро за три пресс-тура в Казахстан французских журналистов в 2013 году, а в целом информационная компания во Франции в тот год и только для одного издания Лорана Тайеба обошлась в более чем полмиллиона евро.

Лоран Тайеб на этом фото крайний слева

С февраля 2014 года он получил еще один контракт на 200000 евро для специального выпуска его журнала, посвященного внешней политике Казахстана, в том числе дипломатическим отношениям и тесному экономическому сотрудничеству с Францией. А еще Тайеб написал очень позитивную книгу о стране. В какую сумму она обошлась Казахстану, даже представить страшно.

Еще один лоббист, сенатор Эмери де Монтескью (Aymeri de Montesquiou)  – потомок человека с очень длинным именем Charles de Batz de Castelmore dit d’Artagnan. Это прототип «того самого» Д’Артаньяна, известного нам по романам Александра Дюма. Именно этот факт сделал его популярным персонажем для многочисленных интервью в российской прессе.

Давние связи с Россией не помешали политической карьере «Д’Артаньяна-младшего»

Связь с Россией у сенатора, кстати, давняя и очень плотная (напомним, что именно в Россию Франция приняла решение экстрадировать Мухтара Аблязова). «Я считаю себя русофилом. Всегда интересовался и интересуюсь вопросами развития отношений Франции и России и даже посвятил этим вопросам целый ряд статей и участвовал в многочисленных конференциях», – рассказывал в одном из интервью журналу с говорящим названием «Горец» потомок Д’Артаньяна.

В 2015 году сенатор стал фигурантом громкого скандала. Палата представителей Франции сняла с него депутатскую неприкосновенность, так как он попал под следствие по подозрению в коррупции. А точнее за то, что получал «откаты» за контракты с Казахстаном.

О следствии по делу о казахстанско-французских контактах рассказало издание Le Monde. Согласно данным газеты, поводом для расследования стали контракты на общую сумму $2 млрд, в том числе на приобретение 45 вертолетов Eurocopter и 295 локомотивов. Как отмечается в бэкграунде к новости, сенатор Эмери де Монтескье во время президентства Николя Саркози был его представителем в Центральной Азии. А “Республика” писала об этом деле и упоминала французского сенатора в статье «Как Франция помогла друзьям Назарбаева».

Эймери де Монтескью, конечно, не был личным другом елбасы. Но регулярно встречался с ним в ходе околоофициальных визитов. А более деловыми были у него связи с Каримом Масимовым, который, как известно, давно и последовательно «чистит» себя под французскую элиту, изучая в том числе эпистолярное наследие Бонапарта и пытаясь, очевидно, разгадать его тайну прихода к власти (читайте про это в статье “Письма Наполеона Бонапарта для Карима Масимова”).

Вот такие люди были и возможно до сих пор являются лоббистами Казахстана во Франции. Как говорится в русских поговорках, “рыбак рыбака видит издалека” или “скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты”.

…Читайте в тему: Франсуа и Жан. Сердечное согласие двух МИДов, Полмиллиона евро для Лорана Тайеба,  «Как дочери Назарбаева купили концерт в Париже», Во Франции новый виток “Казахгейта”Как Франция помогла друзьям Назарбаева, Французский фронт борьбы с Аблязовым — III,  Французский фронт борьбы с Аблязовым -II, О скандалах и жертвах дела Аблязова во ФранцииФранцузский фронт войны Акорды с Аблязовым – I.

Оригинал статьи: Информационно-аналитический портал РЕСПУБЛИКА

You must be logged in to post a comment Login

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone