fbpx

Евразийцы страдают от разобщенности

12 мар­та, 04:05 | Илья ПИЧУГИН

 

Экс-пре­мьер-министр Казах­ста­на и быв­ший совет­ник пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, док­тор эко­но­ми­че­ских наук Аке­жан Каже­гель­дин отве­тил на вопро­сы “Yтра” о про­бле­мах и пер­спек­ти­вах Тамо­жен­но­го сою­за и Еди­но­го эко­но­ми­че­ско­го про­стран­ства.

164bigYтро”: Как повли­я­ет раз­ви­тие Еди­но­го эко­но­ми­че­ско­го про­стран­ства на эко­но­ми­че­ские отно­ше­ния стран-участ­ниц с ЕС и США?

Аке­жан Каже­гель­дин: Эко­но­ми­че­ские отно­ше­ния Рос­сии, Бело­рус­сии и Казах­ста­на, учре­див­ших Еди­ное эко­но­ми­че­ское про­стран­ство (ЕЭП), с США и Евро­пей­ским сою­зом от само­го фак­та созда­ния ново­го объ­еди­не­ния вряд ли рез­ко изме­нят­ся. Экс­пор­те­ры сырья и энер­го­ре­сур­сов будут по-преж­не­му их выво­зить, импор­те­ры про­мыш­лен­ной про­дук­ции — про­дол­жать поку­пать то, что тре­бу­ют наци­о­наль­ные рын­ки. Ника­ких рыв­ков или про­ва­лов ожи­дать в крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве не сле­ду­ет.

Но в то же вре­мя ЕЭП созда­ет некую “новую раз­мер­ность” обще­го рын­ка, кото­рая, в первую оче­редь, укре­пит пози­ции импор­те­ров. Понят­но, что они пыта­ют­ся исполь­зо­вать Бело­рус­сию и Казах­стан как окно для бес­по­шлин­но­го вво­за това­ров на рос­сий­ский рынок, кото­рый в любом слу­чае будет оста­вать­ся клю­че­вым.

Суще­ству­ют ли угро­зы раз­ви­тию ТС в усло­ви­ях актив­но­го вме­ша­тель­ства Запа­да в эко­но­ми­че­ские отно­ше­ния меж­ду стра­на­ми СНГ?

Я не вижу воз­мож­но­сти для актив­но­го вме­ша­тель­ства Запа­да в эко­но­ми­че­ские отно­ше­ния меж­ду стра­на­ми Тамо­жен­но­го сою­за. Если Казах­стан решит­ся, напри­мер, стать важ­ным постав­щи­ком элек­тро­энер­гии для Сиби­ри и Ура­ла (а я вся­че­ски про­дви­гаю эту идею), то как Запад может это­му поме­шать? И зачем? Пред­ло­жить аль­тер­на­тив­ный рынок в реги­оне невоз­мож­но, допла­чи­вать за заве­до­мо невы­год­ные сдел­ки никто не ста­нет. Наобо­рот, запад­ные ком­па­нии будут еще актив­нее стре­мить­ся вой­ти в наши про­ек­ты в каче­стве парт­не­ров и постав­щи­ков тех­но­ло­гии.

Какое вли­я­ние ока­жет вывод войск НАТО из Афга­ни­ста­на на внут­ри­по­ли­ти­че­скую ситу­а­цию в реги­оне?

Понят­но, что спо­кой­нее не ста­нет. Даже Казах­стан в послед­ние годы стал аре­ной выступ­ле­ний воору­жен­ных исла­ми­стов. Что уж гово­рить о Таджи­ки­стане или Узбе­ки­стане, кото­рые непо­сред­ствен­но гра­ни­чат с Афга­ни­ста­ном. До сих пор силы НАТО сдер­жи­ва­ли и оття­ги­ва­ли на себя агрес­сив­ный потен­ци­ал “Тали­ба­на”. За это бло­ку долж­ны быть бла­го­дар­ны, в первую оче­редь, вла­сти в Душан­бе, Таш­кен­те, Ашха­ба­де и Биш­ке­ке. Аста­на тоже поль­зо­ва­лась пло­да­ми меж­ду­на­род­ной опе­ра­ции в Афга­ни­стане. В какой сте­пе­ни вла­сти цен­траль­но­ази­ат­ских стран смо­гут кон­тро­ли­ро­вать про­ник­но­ве­ние воору­жен­ных людей из Афга­ни­ста­на на свои тер­ри­то­рии – важ­ней­ший вопрос для всех госу­дарств СНГ.

Како­вы пер­спек­ти­вы раз­ви­тия эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний меж­ду стра­на­ми, вхо­дя­щи­ми в Тамо­жен­ный союз, с уче­том про­во­ди­мых в Казах­стане и Бело­рус­сии эко­но­ми­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ний?

Труд­но рас­суж­дать о рыноч­ных пре­об­ра­зо­ва­ни­ях в Бело­рус­сии, когда там име­ют место дирек­тив­ные цены и госу­дар­ствен­ные зада­ния. В Казах­стане, дей­стви­тель­но, про­ве­де­ны рефор­мы и зало­же­ны пра­во­вые и орга­ни­за­ци­он­ные осно­вы сво­бод­ной рыноч­ной эко­но­ми­ки. Точ­но так же раз­лич­на сте­пень уча­стия госу­дар­ства в эко­но­ми­ке. Напри­мер, в Рос­сии оно намно­го боль­ше, чем в Казах­стане. Одна­ко в этих раз­ли­чи­ях заклю­ча­ют­ся не толь­ко рис­ки для ТС, но и источ­ни­ки новых импуль­сов раз­ви­тия. Нерав­но­мер­ность усло­вий для веде­ния биз­не­са застав­ля­ет капи­тал течь туда, где он смо­жет эффек­тив­нее рабо­тать. Несо­вер­шен­ство пра­во­во­го обес­пе­че­ния биз­не­са будет ком­пен­си­ро­вать­ся паде­ни­ем цены рабо­чей силы. Точ­но так же к пере­то­ку капи­та­ла при­ве­дут чрез­мер­ные кор­руп­ци­он­ные издерж­ки. Наци­о­наль­ные пра­ви­тель­ства и биз­нес-эли­ты долж­ны будут забо­тить­ся о кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти не столь­ко в мас­шта­бах миро­во­го рын­ка, сколь­ко внут­ри эко­но­ми­че­ско­го сою­за – внут­ри­ви­до­вая борь­ба гораз­до жест­че, чем меж­ви­до­вая. Одно дело, когда Рос­сия в прин­ци­пе кон­ку­ри­ру­ет с Бра­зи­ли­ей за инве­сти­ции, а дру­гое, когда рас­смат­ри­ва­ет­ся вопрос, где поста­вить завод сти­раль­ных машин – в Орше, Чите или Тал­ды-Кур­гане.

Како­ва глав­ная про­бле­ма поли­ти­че­ских элит стран-участ­ниц Тамо­жен­но­го сою­за и Еди­но­го эко­но­ми­че­ско­го про­стран­ства в про­цес­се про­дви­же­ния эко­но­ми­че­ской инте­гра­ции?

В перечне зако­нов и реше­ний, кото­рые нуж­но при­нять для успеш­ной реа­ли­за­ции про­ек­та эко­но­ми­че­ской инте­гра­ции, навер­ня­ка несколь­ко сотен пози­ций. Со вре­ме­нем их ста­нет толь­ко боль­ше. Так, напри­мер, в опре­де­лен­ный момент инте­гра­ция в ЕС пошла так глу­бо­ко, что добра­лась до уни­фи­ка­ции сор­тов сыра, кото­рых сот­ни и сот­ни. Но глав­ная угро­за для ЕЭП и ТС не в этом. Она в том, что тема инте­гра­ции не ста­ла общей для про­стых людей этих стран, она вооб­ще по боль­шей части им не извест­на. Вот в чем дра­ма­ти­че­ское отли­чие ситу­а­ции в сою­зе Евро­пей­ском от ситу­а­ции в сою­зе Евразий­ском.

Про­стой евро­пе­ец зна­ет, что дает ему “общий рынок” и что он на нем рис­ку­ет поте­рять. Про­стой евра­зи­ец не зна­ет. Рус­ский, казах, бело­рус – все вос­при­ни­ма­ют уси­лия пра­ви­тельств как поли­ти­ку “внеш­нюю”, к кото­рой они отно­ше­ния иметь не будут.

При­чи­на это­го не в несо­зна­тель­но­сти или необ­ра­зо­ван­но­сти граж­дан. Про­сто они пом­нят, как мало в их повсе­днев­ную жизнь внес­ли преды­ду­щие инте­гра­ци­он­ные ини­ци­а­ти­вы. Ведь нынеш­ний Тамо­жен­ный союз – не пер­вый. В 1995 г. мы под­пи­са­ли дого­вор о созда­нии точ­но тако­го же объ­еди­не­ния, к кото­ро­му потом при­со­еди­нил­ся Кыр­гыз­стан, а затем Узбе­ки­стан и Таджи­ки­стан. К сожа­ле­нию, тот союз не смог пре­одо­леть эго­из­ма наци­о­наль­ных элит, в свя­зи с чем так и остал­ся “вер­ху­шеч­ным” про­ек­том.

Необ­хо­ди­мо навер­стать упу­щен­ное и сроч­но предо­ста­вить под тему эко­но­ми­че­ской инте­гра­ции пло­щад­ки для обще­ствен­ной дис­кус­сии. Евро­пей­ско­му сою­зу почти 60 лет; тем не менее, каж­дый вечер в ток-шоу на евро­пей­ских теле­ка­на­лах обсуж­да­ют­ся его про­бле­мы и пер­спек­ти­вы. Роль Рос­сии в вопро­се евразий­ско­го про­све­ще­ния долж­на быть клю­че­вой. Рос­сий­ские СМИ зани­ма­ют вид­ное место в медиа­про­стран­стве всех наших стран, рус­ское экс­перт­ное сооб­ще­ство обла­да­ет гораз­до боль­шим потен­ци­а­лом. Имен­но в рос­сий­ских ток-шоу мог­ла бы раз­вер­нуть­ся самая ост­рая и содер­жа­тель­ная дис­кус­сия по этим вопро­сам. Есте­ствен­но, с уча­сти­ем евразий­ских энту­зи­а­стов и скеп­ти­ков из наших стран. Поле­ми­че­ские про­грам­мы о евразий­ской инте­гра­ции будут не менее захва­ты­ва­ю­щи­ми, чем те, что посвя­ще­ны кон­цу све­та. Тем более что кон­ца све­та в этот раз уда­лось избе­жать, тогда как эко­но­ми­че­ской инте­гра­ции в крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве нет аль­тер­на­ти­вы.

http://www.utro.ru/articles/2013/03/12/1106284.shtml