Демократический выход Казахстана

Демократический выход КазахстанаВышедших на площадь по призыву Мухтара Аблязова разобрали по автозакам

Утром 10 мая сра­зу в Астане, Алма-Ате, Акто­бе, Семее, Ураль­ске и Шым­кен­те груп­пы людей собра­лись на несанк­ци­о­ни­ро­ван­ные митин­ги (сами они назы­ва­ли свои дей­ствия «флеш­мо­бом»). Все шесть акций про­хо­ди­ли при­мер­но по оди­на­ко­во­му сце­на­рию: люди соби­ра­лись в цен­тре горо­да с пла­ка­та­ми с тре­бо­ва­ни­ем осво­бож­де­ния полит­за­клю­чен­ных. Потом к месту сбо­ра под­тя­ги­ва­лась поли­ция, пред­ста­ви­те­ли про­ку­ра­ту­ры и аки­ма­тов (город­ских адми­ни­стра­ций), собрав­шим­ся объ­яс­ня­ли, что несо­гла­со­ван­ные митин­ги про­во­дить в Казах­стане нель­зя, а затем поли­цей­ские и спец­на­зов­цы в мас­ках кру­ти­ли всех под­ряд и сажа­ли в авто­бу­сы. Все про­хо­ди­ло очень быст­ро – ино­гда в тече­ние несколь­ких минут.

Немно­го­чис­лен­ные казах­стан­ские СМИ, кото­рые реши­лись об этом напи­сать, и оче­вид­цы собы­тий гово­рят о десят­ках задер­жан­ных. Поли­цей­ские, в свою оче­редь, о коли­че­стве задер­жан­ных умал­чи­ва­ют, сооб­щая о про­ис­хо­дя­щем весь­ма лако­нич­но. Напри­мер, на сай­те депар­та­мен­та внут­рен­них дел Алма-Аты гово­рит­ся лишь о том, что воз­ле Госу­дар­ствен­но­го ака­де­ми­че­ско­го теат­ра опе­ры и бале­та им. Абая «груп­пой граж­дан была орга­ни­зо­ва­на попыт­ка про­ве­де­ния неза­кон­но­го митин­га». Пред­ста­ви­те­ли про­ку­ра­ту­ры разъ­яс­ни­ли собрав­шим­ся их пра­ва, «в резуль­та­те неко­то­рые из них (граж­дане, а не пред­ста­ви­те­ли про­ку­ра­ту­ры. – Прим. авт.) достав­ле­ны в РУВД для выяс­не­ния обсто­я­тельств».

Меж­ду тем за задер­жа­ни­я­ми после­до­ва­ли аре­сты. Напри­мер, при­ни­мав­ше­го уча­стие в алма-атин­ском митин­ге граж­дан­ско­го акти­ви­ста Ерла­на Кали­е­ва суд при­го­во­рил к пяти сут­кам аре­ста, при­знав его винов­ным в нару­ше­нии поряд­ка про­ве­де­ния мир­ных собра­ний, митин­гов, пике­тов и демон­стра­ций. По сло­вам само­го Кали­е­ва, с кото­рым уда­лось пого­во­рить перед аре­стом, во вре­мя задер­жа­ния поли­цей­ские и спец­наз хва­та­ли всех под­ряд.

– На митин­ге не было кри­ти­ки, при­зы­вов, про­сто мы обра­ти­ли вни­ма­ние на ситу­а­цию с пра­ва­ми чело­ве­ка в стране. Но людей хва­та­ли как бара­нов, затал­ки­ва­ли [в авто­за­ки]. Хва­та­ли даже тех, кто про­хо­дил мимо. Вме­сте с нами задер­жа­ли пожи­ло­го чело­ве­ка, кото­рый ока­зал­ся про­фес­со­ром. Толь­ко в Алма­лин­ский РОВД доста­ви­ли око­ло 30 чело­век. После это­го они [поли­цей­ские] соста­ви­ли про­то­кол, заве­ли адми­ни­стра­тив­ное дело за уча­стие в несанк­ци­о­ни­ро­ван­ном митин­ге, – рас­ска­зы­ва­ет Кали­ев.

Казах­стан­ский пра­во­за­щит­ник Аман­гель­ды Шор­ман­ба­ев назы­ва­ет дей­ствия вла­стей необос­но­ван­ны­ми с точ­ки зре­ния меж­ду­на­род­но­го пра­ва: не нуж­но быть юри­стом, что­бы заме­чать, что задер­жа­ния про­из­во­дят­ся с явным нару­ше­ни­ем зако­на, счи­та­ет он.
– Это оче­ред­ная серия дей­ствий вла­стей, кото­рые не совсем адек­ват­но реа­ги­ру­ют на име­ю­щи­е­ся про­бле­мы и угро­зы, – раз­ви­ва­ет свою мысль Аман­гель­ды Шор­ман­ба­ев. – Граж­дане име­ют пра­во на сво­бо­ду собра­ний, и если это про­ис­хо­дит мир­но, нет ника­ких осно­ва­ний людей задер­жи­вать. А там не было ника­ких угроз – люди вышли на пло­ща­ди с шари­ка­ми и пла­ка­ти­ка­ми в руках. Для это­го Казах­стан и под­пи­сал меж­ду­на­род­ный пакт о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах, в кото­ром есть 21 ста­тья, при­зна­ю­щая пра­во на мир­ные собра­ния.

Прав­да, казах­стан­ский оппо­зи­ци­он­ный жур­на­лист и обще­ствен­ный дея­тель Сер­гей Дува­нов, кото­рый и сам не раз при­вле­кал­ся за уча­стие в оди­ноч­ных пике­тах и несанк­ци­о­ни­ро­ван­ных митин­гах, пола­га­ет, что не важ­но, как назы­ва­ли сами граж­дане свою акцию – флеш­мо­бом или мир­ным собра­ни­ем, по зако­ну любая пуб­лич­ная акция попа­да­ет под ста­тью. Дува­нов отме­ча­ет, что в Казах­стане раз­ви­ва­ет­ся новый вид оппо­зи­ции – вир­ту­аль­ный.

– Сего­дня ника­кой орга­ни­за­ци­он­но оформ­лен­ной оппо­зи­ции в Казах­стане не суще­ству­ет – за исклю­че­ни­ем ОСДП (Обще­на­ци­о­наль­ная соци­ал-демо­кра­ти­че­ская пар­тия), кото­рая де-юре счи­та­ет­ся оппо­зи­ци­он­ной пар­ти­ей, а на самом деле тако­вой не явля­ет­ся, – объ­яс­ня­ет Дува­нов. – Но де-факто во Фран­ции живет казах­стан­ский поли­тик [Мух­тар Абля­зов], кото­рый пыта­ет­ся создать дви­же­ние и гро­зит­ся, что в бли­жай­шее вре­мя его будут под­дер­жи­вать мил­ли­о­ны. Но это все на сло­вах, а на самом деле труд­но гово­рить о каких-то реаль­ных резуль­та­тах. Впро­чем, извест­ная доля про­тестно­сти, кото­рая суще­ству­ет в обще­стве, акку­му­ли­ру­ет­ся им в соци­аль­ных сетях.

По мне­нию Сер­гея Дува­но­ва, уро­вень про­те­ста в казах­стан­ском обще­стве посте­пен­но рас­тет, и имен­но Мух­тар Абля­зов при­кла­ды­ва­ет к это­му руку, вза­и­мо­дей­ствуя с казах­стан­ца­ми через интер­нет и соци­аль­ные сети.

Дру­гой казах­стан­ский жур­на­лист, поли­тик и обще­ствен­ный дея­тель Амир­жан Коса­нов назы­ва­ет дей­ствия Абля­зо­ва про­во­ка­ци­он­ны­ми, посколь­ку вза­и­мо­дей­ствие на митин­гах обще­ства и вла­сти может иметь непред­ска­зу­е­мые послед­ствия.

– Орга­ни­за­ция митин­га – очень серьез­ная рабо­та, и про­стые граж­дане не долж­ны выхо­дить на ули­цы без вся­кой под­го­тов­ки, без орга­ни­за­ции без­опас­но­сти, без акти­ви­стов, кото­рые упре­жда­ли бы какие-либо про­во­ка­ци­он­ные дей­ствия извне, – авто­ри­тет­но заяв­ля­ет Коса­нов, кото­рый и сам неод­но­крат­но орга­ни­зо­вы­вал оппо­зи­ци­он­ные демон­стра­ции. – Преж­де все­го, в митин­ге долж­ны участ­во­вать и те, кто при­зы­ва­ет людей вый­ти на ули­цы, что­бы нести соли­дар­ную ответ­ствен­ность. Мы, как орга­ни­за­то­ры, нес­ли ответ­ствен­ность за митин­ги после Жана­о­зе­на, после поли­ти­че­ских убийств Сар­сен­ба­е­ва и Нур­ка­ди­ло­ва. Думаю, если бы сам Абля­зов был в чис­ле митин­гу­ю­щих, тогда его сло­ва и при­зы­вы возы­ме­ли бы иной, более дей­ствен­ный эффект.

Поли­тик отме­ча­ет, что сна­ча­ла Абля­зов дол­жен пуб­лич­но отве­тить на очень серьез­ные обви­не­ния каса­тель­но его финан­со­вой дея­тель­но­сти в «БТА бан­ке», свя­зан­ные с исчез­но­ве­ни­ем несколь­ких мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, и на обви­не­ния по пово­ду при­част­но­сти к убий­ству бан­ки­ра Ержа­на Тати­ше­ва, а уж потом при­зы­вать к про­те­стам. Сам Абля­зов, надо отме­тить, регу­ляр­но гово­рит о том, что все при­го­во­ры и уго­лов­ные дела в отно­ше­нии него исклю­чи­тель­но поли­ти­че­ские.
– Если чело­век дей­стви­тель­но хочет реаль­ных пере­мен в стране, он дол­жен думать преж­де все­го о кон­со­ли­да­ции оппо­зи­ци­он­ных сил, а не ста­рать­ся выпя­чи­вать толь­ко себя как лиде­ра оппо­зи­ции, – добав­ля­ет Коса­нов.

Что каса­ет­ся непо­сред­ствен­но послед­них собы­тий в Казах­стане, то Амир­жан Коса­нов не счи­та­ет, что они будут иметь даль­ней­шие послед­ствия и как-нибудь смо­гут повли­ять на поли­ти­че­скую жизнь Казах­ста­на. Раз­ве что это мож­но счи­тать еще одной демон­стра­ци­ей непри­гляд­ной сто­ро­ны вла­стей.

– То, что в авто­за­ки сажа­ют слу­чай­ных людей, – вооб­ще позор, – воз­му­ща­ет­ся поли­тик. – Луч­ше бы к наро­ду вышли обще­ствен­ные дея­те­ли и депу­та­ты, при­зна­ли бы, что дей­стви­тель­но суще­ству­ет про­бле­ма полит­за­клю­чен­ных, пообе­ща­ли бы поста­вить этот вопрос перед пре­зи­ден­том, пар­ла­мен­том, перед Вер­хов­ным судом! Поче­му с людь­ми долж­ны обя­за­тель­но толь­ко поли­цей­ские вза­и­мо­дей­ство­вать?
Нынеш­ние акции про­те­ста ста­ли пер­вы­ми мас­со­вы­ми митин­га­ми после так назы­ва­е­мо­го «земель­но­го про­те­ста», когда люди в апре­ле-мае 2016 года выхо­ди­ли про­тив про­да­жи зем­ли в част­ную соб­ствен­ность. Тогда пре­зи­дент стра­ны Нур­сул­тан Назар­ба­ев по ито­гам митин­гов сфор­ми­ро­вал земель­ную комис­сию и нало­жил мора­то­рий на поправ­ки к зако­нам о земель­ных отно­ше­ни­ях до 2021 года. Одна­ко два лиде­ра про­те­ста – аты­ра­ус­кие пра­во­за­щит­ни­ки Макс Бока­ев и Тал­гат Аян – были при­го­во­ре­ны к тюрем­ным сро­кам. На про­шлой неде­ле Аян вышел из тюрь­мы по услов­но-досроч­но­му осво­бож­де­нию.

Напом­ним, что неза­ре­ги­стри­ро­ван­ное оппо­зи­ци­он­ное дви­же­ние Мух­та­ра Абля­зо­ва «Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на» в мар­те 2018 года было при­зна­но экс­тре­мист­ской орга­ни­за­ци­ей. На прак­ти­ке это озна­ча­ет, что любое, даже вир­ту­аль­ное, уча­стие в дви­же­нии ДВК (а воз­мож­но, и любое дей­ствие по при­зы­ву ДВК или его лиде­ра) может повлечь за собой уго­лов­ную ответ­ствен­ность.

16.05.2018 Петр ТРОЦЕНКО, Фер­га­на. ру