fbpx

Дастан КАДЫРЖАНОВ: «В стране начался революционный процесс»

«Мой взгляд на вещи, как и преж­де, таков: в стране начал­ся рево­лю­ци­он­ный про­цесс, и собы­тия раз­во­ра­чи­ва­ют­ся в силу исто­ри­че­ских зако­но­мер­но­стей, при­су­щих рево­лю­ци­ям. Мно­гие люди пред­став­ля­ют рево­лю­ции в виде одно­го акта вос­ста­ния или како­го-нибудь штур­ма. Нет, рево­лю­ция как кар­ди­наль­ная сме­на преж­ней моде­ли обще­ствен­ных отно­ше­ний на новую — это очень дли­тель­ный про­цесс», — ска­зал извест­ный поли­то­лог Дастан КАДЫРЖАНОВ в интер­вью газе­те «Три­бу­на».

— Мно­го про­ти­во­ре­чи­вой инфор­ма­ции посту­па­ет после тер­ак­тов в Акто­бе. Труд­но разо­брать­ся во всей этой нераз­бе­ри­хе. Думаю, людям все ста­нет понят­но после ваше­го ком­пе­тент­но­го ана­ли­за. Итак, нач­нем. Отку­да ни возь­мись появи­лись тер­ро­ри­сты и устро­и­ли кро­ва­вую бой­ню в Акто­бе. Каким был, по-ваше­му, мотив их дей­ствий? Кто может сто­ять за ними? Поче­му этот тер­акт слу­чил­ся имен­но сей­час, после небы­ва­лых про­те­стов?

— Сего­дня мы можем уви­деть очень высо­кую актив­ность СМИ, поли­ти­ков, экс­пер­тов и граж­дан в соци­аль­ных сетях, пыта­ю­щих­ся про­ана­ли­зи­ро­вать про­изо­шед­шее в Акто­бе. Не думаю, что мой под­ход ста­нет чем-то из ряда вон выхо­дя­щим. Я про­сто попы­та­юсь выска­зать свою точ­ку зре­ния не на кон­крет­ное собы­тие, а на те обсто­я­тель­ства, поче­му они ста­ли, при всей кажу­щей­ся неожи­дан­но­сти, вполне зако­но­мер­ным явле­ни­ем.
Более того, моя точ­ка зре­ния на фоне тако­го нака­ла чувств может ока­зать­ся вполне зануд­ной в силу ее неод­но­крат­ной повто­ря­е­мо­сти.
Мой взгляд на вещи, как и преж­де, таков: в стране начал­ся рево­лю­ци­он­ный про­цесс, и собы­тия раз­во­ра­чи­ва­ют­ся в силу исто­ри­че­ских зако­но­мер­но­стей, при­су­щих рево­лю­ци­ям. Мно­гие люди пред­став­ля­ют рево­лю­ции в виде одно­го акта вос­ста­ния или како­го-нибудь штур­ма. Нет, рево­лю­ция как кар­ди­наль­ная сме­на преж­ней моде­ли обще­ствен­ных отно­ше­ний на новую — это очень дли­тель­ный про­цесс.
Так, Вели­кая фран­цуз­ская рево­лю­ция про­дол­жа­лась не 21 год, а 81, прой­дя через Первую рес­пуб­ли­ку, Импе­рию НАПОЛЕОНА, Рестав­ра­цию БУРБОНОВ, Вто­рую импе­рию и так далее, пока в 1870 году нако­нец во Фран­ции окон­ча­тель­но не были низ­ло­же­ны все коро­лев­ские дина­стии и не уста­но­ви­лась Вто­рая рес­пуб­ли­ка.
Я скло­нен счи­тать, что рус­ская рево­лю­ция, начав­шись в 1905 году, подо­шла к сво­е­му логи­че­ско­му кон­цу лишь толь­ко в 1945‑м, когда, по сути, закон­чи­лась Граж­дан­ская вой­на. Не будем забы­вать, что на сто­роне нем­цев вое­ва­ло око­ло 30 наци­о­наль­ных соеди­не­ний, состо­яв­ших из наро­дов СССР. И эти под­раз­де­ле­ния отнюдь не пол­но­стью состо­я­ли из плен­ных. В рядах наци­о­наль­ных частей Вер­мах­та состо­я­ли реши­тель­ные вра­ги боль­ше­виз­ма — от рус­ских частей (и не толь­ко РОА) до татар­ских или армян­ских под­раз­де­ле­ний. Для них граж­дан­ская вой­на убеж­де­ний еще про­дол­жа­лась и рух­ну­ла вме­сте с пора­же­ни­ем Вер­мах­та. Толь­ко тогда все «контр­ре­во­лю­ци­о­не­ры» окон­ча­тель­но лиши­лись послед­них надежд на кру­ше­ние ком­му­ни­сти­че­ско­го СССР.
Даже пре­зи­дент НАЗАРБАЕВ, высту­пая с пуб­лич­ны­ми реча­ми, под «цвет­ны­ми рево­лю­ци­я­ми» под­ра­зу­ме­ва­ет лишь финаль­ные акты этих рево­лю­ций в виде киев­ско­го май­да­на или кыр­гыз­ско­го захва­та рези­ден­ции Аска­ра АКАЕВА.
В то же вре­мя рево­лю­ци­он­ные про­цес­сы в этих стра­нах назре­ва­ли дли­тель­ный пери­од, и лишь неко­то­рые собы­тий­ные триг­ге­ры пре­вра­ща­ли их в откры­тые и даже воору­жен­ные про­ти­во­сто­я­ния.
Тут наша власть ока­за­лась в ловуш­ке сво­их же про­па­ган­дист­ских уло­вок, пред­став­ляя рево­лю­ци­он­ные про­цес­сы исклю­чи­тель­но в виде улич­ных столк­но­ве­ний.
Я напом­ню: любая рево­лю­ция — это вызре­ва­ние новых соци­аль­но-поли­ти­че­ских отно­ше­ний внут­ри ста­рых и лишь затем снос преж­них поряд­ков в тот момент, когда они уже дей­стви­тель­но отжи­ли свое.
Когда эти самые новые отно­ше­ния нача­ли про­цесс вызре­ва­ния в Казах­стане?
У нас при­ня­то это назы­вать ростом про­тестных настро­е­ний, но этот тер­мин неуда­чен, пото­му что про­тестные настро­е­ния могут быть локаль­ны­ми и крат­ко­вре­мен­ны­ми, посвя­щен­ны­ми какой-то одной теме. Напри­мер, кру­тить­ся вокруг отстав­ки какой-нибудь оди­оз­ной пер­со­ны или вокруг сно­са како­го-нибудь архи­тек­тур­но­го соору­же­ния. Когда нахо­дит­ся реше­ние, исчер­пы­ва­ет­ся и заряд кон­флик­та.
Здесь же мы наблю­да­ем не про­сто гром­кое, но и мас­со­вое и систе­ма­ти­че­ское про­яв­ле­ние про­те­ста не по кон­крет­но­му пово­ду, а уже про­тив всей систе­мы поли­ти­че­ских отно­ше­ний, сло­жив­ших­ся в Казах­стане за годы прав­ле­ния НАЗАРБАЕВА.
Этот про­тест про­сто не может быть оди­на­ко­вым. Он чрез­вы­чай­но раз­но­об­ра­зен — от рез­ких выска­зы­ва­ний в соци­аль­ных сетях до выступ­ле­ний с ору­жи­ем и само­со­жже­ний.
Каж­дый пыта­ет­ся само­вы­ра­зить­ся в про­те­сте, но у каж­до­го есть свое про­ис­хож­де­ние это­го про­те­ста. Кто-то был дове­ден до отча­я­ния поли­цей­ским бес­пре­де­лом, кто-то — отъ­е­мом биз­не­са, кто-то — поте­рей рабо­ты, у кого-то лич­ные сче­ты с отдель­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми вла­сти, кто-то лишил­ся дома и средств к суще­ство­ва­нию и так далее. А кто-то осо­зна­ет про­тест во всей глу­бине его эко­но­ми­че­ских и инсти­ту­ци­о­наль­но-пра­во­вых нюан­сов. Это вопрос обра­зо­ва­ния, а может, и опы­та.
Но рано или позд­но долж­но было так про­изой­ти, что и обра­зо­ван­ная сре­да, и самые широ­кие кру­ги граж­дан ста­но­вят­ся некой вполне одно­род­ной по сте­пе­ни про­тестно­сти груп­пой. После это­го мож­но гово­рить о том, что ста­рые нра­вы уже ста­но­вят­ся окон­ча­тель­но непри­ем­ле­мы­ми и обрат­но­го хода им уже нет. Так долж­но было про­изой­ти, так в Казах­стане и про­изо­шло.
Самое глав­ное — раз­лич­на и куль­ту­ра про­те­ста: кто-то созда­ет пар­тии и дви­же­ния, кто-то берет ружье, кто-то всту­па­ет в ряды ради­каль­ных сект. Еще раз повто­рю: выра­же­ние про­те­ста раз­но­об­раз­но по фор­ме, но одно­на­прав­лен­но по сво­ей сути. Оно направ­ле­но про­тив сло­жив­ших­ся пра­вил игры в поли­ти­ке, эко­но­ми­ке и в обще­стве в целом.
Так что фра­за «отку­да ни возь­мись» совер­шен­но не под­хо­дит к нашим реа­ли­ям.
Опять же, зануд­ство мое и мно­гих поли­ти­ков и экс­пер­тов заклю­ча­ет­ся в том, что обо всем этом неод­но­крат­но гово­ри­лось. И суще­ству­ет лишь одна при­чи­на, поче­му у нас про­дол­жа­ет­ся рево­лю­ци­он­ный про­цесс, а не эво­лю­ци­он­ный, то есть гипо­те­ти­че­ски мир­ная сме­на фор­ма­ции. И эта при­чи­на — чрез­вы­чай­ный кон­сер­ва­тизм и реак­ци­он­ность вла­стей в обла­сти веде­ния внут­рен­ней поли­ти­ки, в сфе­ре соблю­де­ния пра­вил обще­ствен­но­го дого­во­ра, когда-то заклю­чен­но­го с наро­дом еще на заре неза­ви­си­мо­сти.
Суще­ству­ет мно­го объ­яс­не­ний такой реак­ци­он­но­сти акор­дин­ских поли­ти­ков. Воз­мож­но, это пре­не­бре­же­ние обра­зо­ва­ни­ем. Воз­мож­но, чрез­мер­ная доми­нан­та царе­д­вор­че­ско­го пове­де­ния. Может быть, уже заце­мен­ти­ро­вав­ший­ся бюро­кра­тизм, не поз­во­ля­ю­щий нико­му пой­ти про­тив его пра­вил. Но вку­пе кар­ти­на пре­дель­но ясна — это не про­сто ряд недо­стат­ков, это целый ком­плекс при­чин, может так ока­зать­ся, даже роко­во­го харак­те­ра.
Роко­во­го по той при­чине, что в мут­ных мира­жах неком­пе­тент­но­сти очень быст­ро фор­ми­ру­ют­ся кон­ту­ры раз­ру­ше­ния без­опас­но­сти для всех — и для наро­да, и для пред­ста­ви­те­лей пра­вя­щей груп­пы, и, что самое ужас­ное, для суве­рен­но­го госу­дар­ства Казах­стан.
Кто в состо­я­нии оста­но­вить этот сума­сшед­ший бег? Я не возь­мусь пред­по­ло­жить. Пока народ игра­ет роль залож­ни­ка в руках вла­стей. При­чи­на понят­на — Акор­да слиш­ком дол­го шли­фо­ва­ла поли­ти­че­ское про­стран­ство и про­сто ина­ко­мыс­лие, что теперь сама не может раз­гля­деть: кто же ей про­ти­во­сто­ит? С кем дого­ва­ри­вать­ся и вести поли­ти­че­ский диа­лог? А ни с кем. Все сего­дня там, где их и оста­вил режим НАЗАРБАЕВА, в под­по­лье или на кух­нях. И неиз­вест­но, что теперь отту­да будет выле­зать — вах­ха­бит­ские наем­ни­ки или амби­ци­оз­ные оли­гар­хи.

— На сле­ду­ю­щий день после тер­ак­тов КНБ и Ген­про­ку­ра­ту­ра нашли глав­но­го «заказ­чи­ка» как актю­бин­ских собы­тий, так и митин­гов. Им ока­зал­ся, по их мне­нию, дирек­тор пив­за­во­да Тох­тар ТУЛЕШОВ. Поче­му власть выбра­ла имен­но его на роль глав­но­го зло­дея? Есть ли хоть какая-то связь меж­ду митин­га­ми, тер­ак­том и ТУЛЕШОВЫМ?

— Давай­те попы­та­ем­ся отде­лить мухи от кот­лет.
Что каса­ет­ся уча­стия в митин­гах, то это явный пере­бор. Очень и очень неле­пая попыт­ка вла­стей дис­кре­ди­ти­ро­вать народ­ный про­тест. Самое глав­ное — мы уже заме­ти­ли, как власть, выда­вая одна­жды бре­до­вую вер­сию обще­ству, сама потом забо­ле­ва­ет тем, что верит в нее. Это болезнь излиш­ней забю­ро­кра­ти­зи­ро­ван­но­сти: вна­ча­ле выда­ет­ся вер­сия, а потом ее начи­на­ют тира­жи­ро­вать чисто авто­ма­ти­че­ски. В ито­ге любой абсурд ста­но­вит­ся кам­нем, кото­рый уже невоз­мож­но объ­е­хать.
При этом обще­ство как не вери­ло, так и про­дол­жа­ет не верить. Послед­ствия это­го печаль­ны. Митин­ги про­те­ста, обще­на­ци­о­наль­ное несо­гла­сие с вла­стя­ми — это то фун­да­мен­таль­ное явле­ние, с кото­рым вла­стям при­дет­ся стал­ки­вать­ся все чаще и чаще, что­бы обес­пе­чить без­опас­ность себе и обще­ству. Но имен­но вот эта зацик­лен­ность на абсурд­ных вер­си­ях может сыг­рать свою дур­ную роль.
Что каса­ет­ся попыт­ки орга­ни­за­ции ТУЛЕШОВЫМ госу­дар­ствен­но­го пере­во­ро­та, то тут мно­го нюан­сов.
Пер­вый из них — это то, что здесь обще­ствен­ность вполне может занять пас­сив­ную наблю­да­тель­ную пози­цию. Зачем копать­ся и искать? Власть сама заяви­ла эту «уди­ви­тель­ную» вер­сию — пусть она и дока­зы­ва­ет, что это была прав­да. А мы погля­дим. Но не сто­ит забы­вать всех инфор­ма­ци­он­ных кол­ли­зий этой вер­сии. Хотя бы ради того, что­бы потом оце­нить уро­вень ком­пе­тент­но­сти (а ско­рее, наобо­рот) тех, кто ее нам про­дви­гал. И потом, у нас так при­вык­ли за всем видеть кон­спи­ро­ло­ги­че­ские сце­на­рии, когда, при­кры­ва­ясь рез­ки­ми обви­не­ни­я­ми, власть про­сто сво­дит некие лич­ные сче­ты с чело­ве­ком. То, что это не так и ресур­сы госу­дар­ствен­ной маши­ны исполь­зо­ва­лись не для это­го, тоже при­дет­ся поста­рать­ся дока­зать. И не факт, что дока­за­тель­ствам пове­рят.
Вто­рой — неуже­ли Акор­да дей­стви­тель­но дума­ет, что идея госу­дар­ствен­но­го пере­во­ро­та со сто­ро­ны неиз­вест­но­го оли­гар­ха вызо­вет мас­со­вое воз­му­ще­ние и пори­ца­ние? Я думаю, наобо­рот. Власть у нас никто не любит все боль­ше и глуб­же. Так что при­да­ние кому бы то ни было обра­за «повстан­ца» не на поль­зу Акор­де. Пото­му что опа­сен сам пре­це­дент.
Сей­час вы може­те наблю­дать, как вер­сия ТУЛЕШОВА мед­лен­но и акку­рат­но уво­дит­ся из зоны вни­ма­ния путем сме­ще­ния акцен­тов в сто­ро­ну вер­сии ради­каль­ных исла­ми­стов. Что здесь мож­но ска­зать кро­ме того, что стра­те­ги вла­сти сей­час пыта­ют­ся мед­лен­но прой­ти мимо откро­вен­но позор­ной стра­ни­цы сво­ей инфор­ма­ци­он­ной дея­тель­но­сти?

— В ходе жана­о­зен­ско­го рас­стре­ла 2011 года от пуль сило­ви­ков погиб­ли 17 чело­век, офи­ци­аль­но. Одна­ко ни «жел­то­го» уров­ня угро­зы, ни како­го-либо еще вве­де­но не было. Зачем власть реши­ла вве­сти режим тер­ро­ри­сти­че­ской угро­зы на 40 дней? Дей­стви­тель­но ли Казах­ста­ну угро­жа­ют тер­ро­ри­сти­че­ские ата­ки?

— Сего­дня в мире тер­ро­ри­сти­че­ские ата­ки угро­жа­ют всем. Осо­бен­но стра­нам с откро­вен­но «дыря­вы­ми» гра­ни­ца­ми.
Но это не самое глав­ное при упо­ми­на­нии в совре­мен­ном кон­тек­сте собы­тий в Жана­о­зене. Те собы­тия ста­ли неким сим­во­ли­че­ским и соци­аль­но-поли­ти­че­ским нача­лом боль­ших изме­не­ний — их види­мая, вырвав­ша­я­ся на поверх­ность часть.
То, как посту­па­ла власть в канун и во вре­мя
21 мая, — это пря­мое послед­ствие имен­но жана­о­зен­ских собы­тий, стра­ха и непред­ска­зу­е­мо­сти, сфор­ми­ро­вав­ших­ся тогда, когда был рас­стре­лян соб­ствен­ный народ. И по-дру­го­му уже не будет.
И впредь собы­тия будут раз­ви­вать­ся так, что посте­пен­но выстро­ят­ся в некую цепь неиз­беж­но­стей. И тогда тезис о слу­чай­но­сти народ­но­го про­те­ста будет окон­ча­тель­но выбит из-под ног акор­дин­ских поли­ти­ков. Все зако­но­мер­но, и это­му все боль­ше будет воз­ни­кать оче­вид­ных дока­за­тельств.

— Власть менее чем за сут­ки «рас­кры­ла» все «пре­ступ­ле­ния» ТУЛЕШОВА — митин­ги, тер­ак­ты. Насколь­ко убе­ди­тель­ны­ми выгля­дят сило­ви­ки в дан­ном кон­тек­сте? Пове­рят ли тако­му хит­ро­спле­тен­но­му сце­на­рию заго­во­ра на Запа­де, напри­мер?

— В общем-то, Запад не явля­ет­ся чем-то одно­род­ным, что­бы там сфор­ми­ро­ва­лось некое моно­лит­ное мне­ние. Но в зару­беж­ном кон­тек­сте луч­ше сего­дня обра­тить вни­ма­ние на дру­гое обсто­я­тель­ство, кото­рое из-за горя­чих собы­тий внут­ри стра­ны про­хо­дит немно­го неза­мет­ным. Хотя мож­но не сомне­вать­ся в том, что рано или позд­но эффект накоп­ле­ния раз­роз­нен­ных фак­тов пре­вра­тит­ся в одну еди­ную вол­ну. И она тоже будет про­тестной.
Мы уже дав­но наблю­да­ем стре­ми­тель­ное обру­ше­ние того, что мы назы­ва­ем меж­ду­на­род­ным ими­джем Казах­ста­на. Здесь и паде­ние рей­тин­гов чисто эко­но­ми­че­ско­го харак­те­ра, и отра­же­ние состо­я­ния дел в стране в гума­ни­тар­ной сфе­ре и в обла­сти демо­кра­ти­че­ских дости­же­ний, прав и сво­бод чело­ве­ка.
Увы и к сожа­ле­нию, этот про­цесс ина­че как обва­лом не назо­вешь. Раз­ве­я­лись мно­гие иллю­зии о том, что наша стра­на раз­ви­ва­ет­ся имен­но по циви­ли­зо­ван­но­му, умно­му пути раз­ви­тия. Дав­но уже нет изве­стий о том, что это так. А вот при­зна­ков того, что бла­го­да­ря «чут­ко­му руко­вод­ству стра­ны» мы как-то очень быст­ро из пода­ю­щей надеж­ды нации пре­вра­ти­лись в зауряд­нень­кую ази­ат­скую дик­та­ту­ру, пол­ным-пол­но.
Поблек­ли ими­джи раз­лич­ных меж­ду­на­род­ных эко­но­ми­че­ских и медий­ных фору­мов, раз­ве­ял­ся пер­ла­мут­ро­вый мираж бла­го­по­лу­чия, за кото­рым пря­та­лись зауряд­ное обще­ство нена­сыт­но­го потреб­ле­ния и его иде­а­лы. А так­же деше­вое тще­сла­вие вопло­тить свое псев­до­ве­ли­чие в архи­тек­тур­ной без­вку­си­це.
Сего­дня обще­ство уже сфор­ми­ро­ва­лось до того, что может выдви­гать логи­че­ские и ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные тре­бо­ва­ния к вла­сти во внут­рен­ней поли­ти­ке, как бы демон­стри­руя свою все более уси­ли­ва­ю­щу­ю­ся спо­соб­ность высту­пить исто­ри­че­ским судьей по отно­ше­нию к сего­дняш­ней эли­те. То же самое быст­ро сфор­ми­ру­ет­ся и по отно­ше­нию к внеш­ней поли­ти­ке. И не толь­ко из-за ее ярких про­ва­лов, но и из-за вот это­го еже­днев­но, рутин­но про­ис­хо­дя­ще­го паде­ния внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го пре­сти­жа нации.

— Пре­зи­дент заявил о том, что тер­ро­ри­сты были про­ин­струк­ти­ро­ва­ны из-за рубе­жа. Кого кон­крет­но, по ваше­му мне­нию, он имел в виду, какое госу­дар­ство? Есть ли зару­беж­ный след в актю­бин­ских собы­ти­ях?

— Поня­тия не имею, кого он имел в виду. И даже не соби­ра­юсь на эту тему раз­мыш­лять. В исто­рии стра­ны быва­ют ситу­а­ции, когда недо­молв­ки и недо­ска­за­ния не явля­ют­ся хоро­шим тоном в поли­ти­ке. Вот сей­час в Казах­стане имен­но такой пери­од.
И вопрос этих недо­мол­вок в выступ­ле­нии гла­вы госу­дар­ства не так прост, как кажет­ся. Поче­му? Пото­му что здесь мы стал­ки­ва­ем­ся уже не толь­ко с ошиб­ка­ми Аста­ны во внут­рен­ней поли­ти­ке. Эти недо­молв­ки есть пря­мое след­ствие корен­ных оши­бок уже во внеш­ней поли­ти­ке. При­чем оши­бок в самом глав­ном — в неспо­соб­но­сти сфор­му­ли­ро­вать наци­о­наль­ные инте­ре­сы откры­то ни перед соб­ствен­ным наро­дом, ни перед меж­ду­на­род­ной обще­ствен­но­стью.
Акор­да слов­но нахо­дит­ся в кап­кане — пре­зи­дент не может откры­то заявить, что в обще­на­ци­о­наль­ном митин­ге суще­ству­ет аме­ри­кан­ский след. Про­сто пото­му что, на мой взгляд, это будет откро­вен­ная ложь и об этом аме­ри­кан­цы, я думаю, энер­гич­но напом­нят наше­му руко­во­ди­те­лю.
Не может откры­то при­знать вах­ха­бит­ское зло — поми­мо тер­ро­ри­стов офи­ци­аль­ным носи­те­лем вах­ха­бит­ско­го тече­ния явля­ет­ся в мире Сау­дов­ская Ара­вия. Тут тоже не раз­бе­жишь­ся в фор­му­ли­ров­ках. Тем более что совсем недав­но рас­сле­до­ва­ние в США заяви­ло, что сау­дов­ско­го сле­да в тер­ак­тах 11 сен­тяб­ря 2001 года нет. Зна­чит, и раз­но­гла­сий с сауди­та­ми осо­бо и нет.
Сва­лить на ИГИЛ, рас­по­ло­жен­ный в тыся­чах кило­мет­ров от нас? Поче­му бы нет? Для это­го есть осно­ва­ния. Но и это не было откры­то выска­за­но. У нас что, даже по ИГИ­Лу нет твер­дой и соб­ствен­ной пози­ции? Непо­нят­но.
Не может заявить и про рос­сий­ский и китай­ский сле­ды откры­то, пото­му что… пото­му что вооб­ще откры­то не может заявить ниче­го. Вот и появ­ля­ют­ся вся­кие недо­молв­ки «кое-кто», «кое-отку­да». Ну, кыр­гы­зы, что ли, в кон­це кон­цов?! У нас же чуть что, так любят пока­зы­вать кад­ры кыр­гыз­ской рево­лю­ции, попля­сать, так ска­зать, на брат­ском горе.
По этой при­чине, что­бы все-таки сфор­ми­ро­вать обще­ствен­ное мне­ние казах­стан­цев, на амбра­зу­ру кида­ют «масте­ров про­па­ган­ды» соот­вет­ству­ю­ще­го раз­ли­ва. Кон­тро­ли­ру­е­мые Рос­си­ей в Казах­стане СМИ радост­но под­хва­ты­ва­ют эту ини­ци­а­ти­ву, при этом момен­таль­но раз­ру­шая соб­ствен­ный имидж прак­ти­че­ски до осно­ва­ния. Теперь лишь мар­ги­наль­но мыс­ля­щие смо­гут без содро­га­ния смот­реть по этим СМИ что-либо кро­ме вся­ких шоу.
Для наци­о­на­ли­сти­че­ски мыс­ля­щих людей, наобо­рот, заки­ды­ва­ет­ся вер­сия о том, что ТУЛЕШОВ‑организатор — откро­вен­ный «ват­ник» и яко­бы мыс­лит цен­но­стя­ми рос­сий­ской про­па­ган­ды. Толь­ко успе­ли вро­де съесть эту вер­сию, как тут на людей выва­ли­ва­ет­ся весь этот вах­ха­бит­ско-про­рос­сий­ско-про­аме­ри­кан­ский сум­бур.
Дума­е­те, это про­сто некий ряд про­фес­си­о­наль­ных оши­бок? Нет. Это вполне зако­но­мер­ное послед­ствие. Как гово­рит­ся, ищи­те бар­дак не в послед­стви­ях, а в пер­во­ис­точ­ни­ке.

— Так­же НАЗАРБАЕВ уви­дел при­зна­ки «цвет­ной рево­лю­ции» в Казах­стане. Поче­му мир­ные митин­ги у нас вос­при­ни­ма­ют­ся как попыт­ка свер­же­ния вла­сти? Сло­жи­лась ли в Казах­стане рево­лю­ци­он­ная ситу­а­ция?

— Если речь идет о попыт­ках 21 мая созвать обще­на­ци­о­наль­ный митинг, то, без­услов­но, это часть рево­лю­ци­он­но­го про­цес­са, мы уже гово­ри­ли об этом выше.
Внут­ри наше­го обще­ства уже дав­но созре­ло два фун­да­мен­таль­ных трен­да. Ста­рые пра­ви­ла игры надо­е­ли всем, ибо при­зна­ны неспра­вед­ли­вы­ми и откро­вен­но реак­ци­он­ны­ми… Да даже отста­лы­ми, не побо­юсь это­го сло­ва.
И вто­рой тренд — на фор­ми­ро­ва­ние новых отно­ше­ний.
Это неиз­беж­ный про­цесс. И глав­ный вопрос состо­ит не толь­ко в том, каков будет харак­тер этой новой обще­ствен­ной фор­ма­ции. Вопрос еще и в том, кто из нынеш­них вла­стей пре­дер­жа­щих хочет остать­ся в новой струк­ту­ре обще­ства и в каком каче­стве. Одно­знач­но то, что новые силы не дадут им фор­ми­ро­вать пра­ви­ла игры. Как это будет про­ис­хо­дить, сра­зу или посте­пен­но, — это, как пра­ви­ло, вопрос исто­ри­че­ской слу­чай­но­сти.
Пока ситу­а­ция тако­ва, что у «новых» еще не сфор­ми­ро­ва­ны трен­ды — какая идео­ло­гия будет клю­че­вой, кто будет являть­ся дви­жу­щей силой изме­не­ний, кто воз­гла­вит те или иные про­цес­сы, как в общем, так и пер­со­наль­но. Но тренд бес­по­во­рот­ный — новым обще­ствен­ным отно­ше­ни­ям быть! Неза­ви­си­мо от того, пря­че­те ли вы голо­ву в песок или в какой-нибудь центр ком­му­ни­ка­ций и инфор­ма­ции.
Сего­дняш­ние вла­сти пре­дер­жа­щие, не пони­мая неиз­беж­но­сти это­го трен­да, вме­сто того, что­бы вос­поль­зо­вать­ся низ­кой само­ор­га­ни­за­ци­ей обще­ства и быст­ро начать стол­бить себе место в буду­щем, зате­я­ли некий дикий танец само­раз­ру­ше­ния. Вот это дей­стви­тель­но непо­нят­но.
Ведь одно­знач­но, дея­те­ли новой фор­ма­ции не будут ком­пли­мен­тар­ны к пред­ста­ви­те­лям фор­ма­ции ста­рой. Мы это уже про­хо­ди­ли, когда ком­му­ни­сти­че­ская эли­та меня­лась на пост­со­вет­скую. Тогда все упор­но сва­ли­ва­ли на преды­ду­щих. Не силь­но полу­чи­лось по про­стой при­чине: ком­му­ни­сти­че­ская эли­та не была эко­но­ми­че­ски «жир­ной» — они про­сто обла­да­ли неки­ми адми­ни­стра­тив­ны­ми бла­га­ми, кото­рые исчез­ли момен­таль­но.
Теперь же речь пой­дет о накоп­лен­ных гро­мад­ных капи­та­лах, и вопрос не оста­нет­ся в рам­ках про­стой эти­ки. Тут ожи­да­ют­ся очень серьез­ные ката­клиз­мы.
Про­яв­ля­ют ли пони­ма­ние это­го нынеш­ние чле­ны пра­вя­щей груп­пы? Вы може­те сами убе­дить­ся, наблю­дая за про­ис­хо­дя­щим. Одна из самых тщет­ных вещей — это пытать­ся оста­но­вить неиз­беж­ное.

— Спа­си­бо за инте­рес­ную бесе­ду!
Интер­вью под­го­то­ви­ла Инга ИМАНБАЙ

Ори­ги­нал ста­тьи: Три­бу­на — Рес­пуб­ли­кан­ская обще­ствен­но-поли­ти­че­ская газе­та / tribunakz.com