fbpx

Грозит ли Астане охлаждение отношений с Москвой?

Казах­стан раз­ви­ва­ет отно­ше­ния с Кита­ем, демон­стри­руя при этом, что дей­ству­ет вне зави­си­мо­сти от север­но­го сосе­да, Рос­сии. При­мер­но такую же пози­цию в послед­нее вре­мя под­чер­ки­ва­ют казах­стан­ские дипло­ма­ты, когда речь захо­дит о свя­зях Аста­ны с США и ЕС. Соб­ствен­но, Казах­стан с пер­вых лет неза­ви­си­мо­сти декла­ри­ру­ет поли­ти­ку мно­го­век­тор­но­сти, одна­ко одно дело — про­во­дить ее в те годы, когда такой стра­те­ги­че­ский союз­ник, как Рос­сия, не вошел в острую фазу про­ти­во­ре­чий с Запа­дом и рядом стран СНГ, и дру­гое — сей­час, в пери­од кри­зи­са в этих отно­ше­ни­ях и рас­цве­та раз­лич­ных санк­ций и кон­тр­санк­ций.

Лати­ни­ца, визо­вый режим, тран­зит через Кас­пий и био­ла­бо­ра­то­рия в Алма-Ате

В Москве сей­час хоте­ли бы видеть союз­ни­че­ские отно­ше­ния с Аста­ной ина­че, чем их пред­став­ля­ют в самом Кахастане, и Рос­сия ста­ла вре­мя от вре­ме­ни об этом напо­ми­нать. На днях это сде­лал гла­ва МИД РФ Сер­гей Лав­ров — он при­пом­нил и согла­сие Казах­ста­на на аме­ри­кан­ский тран­зит в Афга­ни­стан (для нужд Пен­та­го­на) через пор­ты на Кас­пии, дан­ное без согла­со­ва­ния с Рос­си­ей, и био­ло­ги­че­скую лабо­ра­то­рию, несколь­ко лет назад создан­ную спе­ци­а­ли­ста­ми США при уча­стии того же Пен­та­го­на в Алма-Ате.

Коллективные силы оперативного регирования ОДКБ

Кол­лек­тив­ные силы опе­ра­тив­но­го реги­ро­ва­ния ОДКБ

До это­го, в мар­те, Моск­вой выра­жа­лось недо­воль­ство вве­де­ни­ем Казах­ста­ном без­ви­зо­во­го режи­ма с США без согла­со­ва­ния с парт­не­ра­ми по ЕАЭС — на что казах­стан­ский МИД отве­тил напо­ми­на­ни­ем о суве­рен­но­сти в визо­вых вопро­сах. Обо­зре­ва­те­ли схо­дят­ся во мне­нии, что реше­ние о пере­хо­де на лати­ни­цу, при­ня­тое пре­зи­ден­том Казах­ста­на Нур­сул­та­ном Назар­ба­е­вым, так­же было вос­при­ня­то рос­сий­ской эли­той как акт дистан­ци­ро­ва­ния от Рос­сии, хотя офи­ци­аль­но Кремль пре­тен­зий тут не выска­зал.

Есть ли у Моск­вы рыча­ги вли­я­ния на Аста­ну?

Может ли Казах­стан в этих обсто­я­тель­ствах раз­ви­вать свою внеш­не­по­ли­ти­че­скую мно­го­век­тор­ность? По мне­нию казах­стан­ско­го поли­то­ло­га Айдо­са Сары­ма, у Моск­вы нет мощ­ных рыча­гов воз­дей­ствия, кото­рые она мог­ла бы при­ме­нить в отно­ше­нии Аста­ны, не вызвав силь­ной ответ­ной реак­ции. “Сего­дняш­ний поли­ти­че­ский мир цини­чен, нам необ­хо­ди­мо исхо­дить из фак­та, что на засе­да­нии мини­стров ино­стран­ных дел стран-чле­нов ОДКБ в Алма-Ате в минув­шие выход­ные заяв­ле­ний МИД РФ с кри­ти­кой Казах­ста­на обна­ро­до­ва­но не было. Оста­ют­ся “заме­ча­ния на полях”, сте­пень дей­ствия кото­рых огра­ни­че­на”, — аргу­мен­ти­ру­ет свой тезис Сарым.

Айдос Сарым

Айдос Сарым

Кро­ме того, если гово­рить о тран­зи­те гру­зов США через Кас­пий, то ни рос­сий­ский гене­ра­ли­тет, ни рос­сий­ские спе­ци­а­ли­сты, зани­ма­ю­щи­е­ся внеш­ней поли­ти­кой, в таком тран­зи­те не видят угроз, ука­зы­ва­ет Айдос Сарым. “И если бы у США сей­час были хоро­шие отно­ше­ния с Рос­си­ей, этот тран­зит шел бы через Улья­новск. Поэто­му заяв­ле­ния Сер­гея Лав­ро­ва носят ско­рее педа­го­ги­че­ский харак­тер и направ­ле­ны во мно­гом для соб­ствен­ной, рос­сий­ской ауди­то­рии”, — пола­га­ет экс­перт.

Ина­че оце­ни­ва­ет ситу­а­цию дру­гой казах­стан­ский поли­то­лог — Петр Сво­ик. “У Рос­сии рыча­гов доста­точ­но, я назо­ву лишь два. Пер­вый — это ТВ. Мест­ные кана­лы мало кто смот­рит, смот­рят в основ­ном Моск­ву. И если там ТВ хоть с деся­той доли той интен­сив­но­сти, как с Укра­и­ной, нач­нет пере­мы­вать косточ­ки здеш­ним вла­стям, то послед­ствия будут серьез­ны­ми. Вто­рой рычаг — это вли­я­ние на экс­порт­ный тран­зит Казах­ста­на, а он на 70 про­цен­тов наце­лен на Евро­пу и в основ­ном идет через Рос­сию. При­ду­мать десять фор­маль­ных при­чин, из-за кото­рых мож­но создать труд­но­сти для это­го экс­пор­та, — не про­бле­ма”, — счи­та­ет собе­сед­ник DW.

Что важ­нее для Рос­сии: воен­ный тран­зит или тран­зит вла­сти в Казах­стане?

При этом Петр Сво­ик исхо­дит из того, что Москва сей­час не будет эти рыча­ги исполь­зо­вать. “Ско­рее, она про­дол­жит мяг­кое кури­ро­ва­ние. Рос­сию сей­час инте­ре­су­ет в первую оче­редь вопрос не тран­зи­та гру­зов США через Кас­пий, а тран­зи­та казах­стан­ской вла­сти. Он вхо­дит в финаль­ную ста­дию, судя по при­ня­то­му 31 мая пар­ла­мен­том зако­ну о Сове­те без­опас­но­сти, обре­та­ю­щем кон­сти­ту­ци­он­ные пол­но­мо­чия коор­ди­ни­ро­вать дей­ствия всех дру­гих вет­вей вла­сти, — кон­ста­ти­ру­ет поли­то­лог..

Петр Своик

Петр Сво­ик

Рос­сию, по его мне­нию, сей­час инте­ре­су­ет то, с кем ей в ско­ром буду­щем при­дет­ся рабо­тать: “У само­го Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва есть люфт на дви­же­ния и в сто­ро­ну Китая, и в сто­ро­ну США. Но эли­ты Казах­ста­на тоже пока ждут пере­да­чи вла­сти и боль­ше ниче­го. А в Астане хоть и могут пуб­лич­но огрыз­нуть­ся на упре­ки Сер­гея Лав­ро­ва, но не отмах­нут­ся от них”.

Дирек­тор Инсти­ту­та евразий­ских иссле­до­ва­ний в Ита­лии Андреа Джа­нот­ти, оце­ни­вая под­ход Аста­ны к мно­го­век­тор­но­сти в усло­ви­ях кри­ти­ки со сто­ро­ны Моск­вы, пред­ла­га­ет сле­ду­ю­щую ана­ло­гию. “Когда речь идет о семей­ных отно­ше­ни­ях, надо пони­мать, что даже вто­ро­сте­пен­ные собы­тия, кото­рые меж­ду чужи­ми людь­ми вос­при­ни­ма­лись бы спо­кой­но, тут могут вызвать более острую реак­цию. Это каса­ет­ся и отно­ше­ний меж­ду Рос­си­ей и Казах­ста­ном. С одной сто­ро­ны, понят­но, что Казах­стан хочет вести свою поли­ти­ку так, как ему это пред­став­ля­ет­ся наи­бо­лее выгод­ным. С дру­гой — при этом необ­хо­ди­мо учи­ты­вать уча­стие в кол­лек­тив­ных струк­ту­рах: ЕАЭС, ОДКБ, СНГ. И, с этой точ­ки зре­ния, мне понят­но недо­воль­ство РФ неко­то­ры­ми реше­ни­я­ми Аста­ны”, — рас­суж­да­ет экс­перт.

Тем не менее, про­дол­жа­ет он, исто­рия не раз пока­зы­ва­ла, что у Аста­ны могут быть парт­не­ры, кото­рые очень заин­те­ре­со­ва­ны раз­ви­ти­ем с ней эко­но­ми­че­ских и даже стра­те­ги­че­ских отно­ше­ний, но даже в этом слу­чае эти отно­ше­ния труд­но сопо­став­лять с систе­мой свя­зей, суще­ству­ю­щих с РФ.

Нынеш­ние собы­тия я оце­ни­ваю как опре­де­лен­ную фазу в рам­ках совсем непро­сто­го гео­по­ли­ти­че­ско­го момен­та — это и санк­ции, и про­бле­мы меж­ду раз­лич­ны­ми реги­о­наль­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми, но насто­я­щей угро­зы отно­ше­ни­ям нет. Исто­ри­че­ская их осно­ва не каса­ет­ся одной поли­ти­че­ской фазы, одно­го пра­ви­тель­ства или како­го-либо сию­ми­нут­но­го поли­ти­че­ско­го, эко­но­ми­че­ско­го или ино­го инте­ре­са. Не думаю, что Рос­сия пред­при­мет вслед за кри­ти­кой Казах­ста­на какие-либо прак­ти­че­ские шаги”, — про­гно­зи­ру­ет Андреа Джа­нот­ти.

Аста­на меж­ду Моск­вой и Пеки­ном

При этом ита­льян­ский поли­то­лог выде­ля­ет отно­ше­ния Казах­ста­на и КНР, но так­же пред­ла­га­ет не пре­уве­ли­чи­вать их зна­чи­мость. “Даже хоро­шие отно­ше­ния с Кита­ем — это нечто иное, неже­ли семей­ные Казах­ста­на с Рос­си­ей, и вооб­ще меж­ду стра­на­ми быв­ше­го СССР. У Казах­ста­на и КНР очень мно­го общих про­ек­тов, вклю­чая не толь­ко эко­но­ми­че­ские, но и куль­тур­ные, есть этни­че­ские груп­пы, общие для двух стран. Но сотруд­ни­чать — это одно, а инте­гри­ро­вать­ся глуб­же — совсем дру­гое. Для это­го нуж­ны общие эле­мен­ты иден­тич­но­сти в исто­рии, в язы­ке, в куль­ту­ре. А это­го у Казах­ста­на и КНР нет вооб­ще”, — убеж­ден дирек­тор Инсти­ту­та евразий­ских иссле­до­ва­ний.

Казах­стан будет сотруд­ни­чать и с КНР, и с запад­ны­ми стра­на­ми, но сей­час фак­ты гово­рят о том, что основ­ные эле­мен­ты казах­стан­ско­го миро­по­ни­ма­ния по тем или иным при­чи­нам свя­за­ны с Рос­си­ей, в том чис­ле это касет­ся и моло­де­жи”, — про­дол­жа­ет он.

В свою оче­редь Айдос Сарым ука­зы­ва­ет на то, что Казах­стан сей­час боль­ше инте­гри­ру­ет­ся с Кита­ем, неже­ли с США или с ЕС. Но Китай для боль­шин­ства казах­стан­цев оста­ет­ся Terra Incognita, и это, счи­та­ет собе­сед­ник DW, исполь­зу­ют в инфор­ма­ци­он­ном про­стран­стве про­тив­ни­ки более глу­бо­ко­го сбли­же­ния с Пеки­ном.

Есть осно­ва­ния пола­гать, что, начи­ная с “земель­ных про­те­стов” про­тив китай­ской угро­зы, за рядом собы­тий, про­ис­хо­дя­щих у нас, сто­ят и рос­сий­ские интер­нет-сай­ты, исполь­зу­ю­щие про­дви­ну­тые тех­но­ло­гии, рас­счи­тан­ные на дав­ние казах­ские стра­хи в отно­ше­нии Китая. Но при этом Рос­сия хоть и отно­сит­ся к Казах­ста­ну, как раз­ве­ден­ная жена, кото­рая по-преж­не­му рев­ни­во вос­при­ни­ма­ет любое при­бли­же­ние к Казах­ста­ну посто­рон­них, сохра­ня­ет на него самое силь­ное вли­я­ние — инфор­ма­ци­он­ное, куль­тур­ное, духов­ное. Как бы мы к это­му ни отно­си­лись”, — заклю­чил Сарым.

Смот­ри­те так­же:

Let’s block ads! (Why?)

Ори­ги­нал ста­тьи: DW-WORLD.DE Kasachstan