Гаухар Туребаева: «Это обычное уголовное преступление, а Аблязов политизирует дело»

Жена осужденного на 15 лет по делу «БТА Банка» Кайрата Садыкова – о своей версии того, кто виноват в этой истории и что можно сделать теперь

На неде­ле в Алма-Ате состо­ит­ся апел­ля­ци­он­ный про­цесс, на кото­ром адво­ка­ты будут оспа­ри­вать назна­че­ние 15-лет­не­го тюрем­но­го сро­ка дирек­то­ру по кре­ди­то­ва­нию «БТА Бан­ка» Кай­ра­ту Сады­ко­ву. Утвер­жда­ет­ся, что когда гла­вой «БТА Бан­ка» был Мух­тар Абля­зов, он вме­сте с руко­во­дя­щим соста­вом, куда вхо­дил и Сады­ков, выстро­ил схе­му выда­чи невоз­врат­ных кре­ди­тов – от несколь­ких мил­ли­о­нов до несколь­ких мил­ли­ар­дов тен­ге. Само­му Абля­зо­ву суд назна­чил 20 лет тюрь­мы (срок, разу­ме­ет­ся, заоч­ный: Абля­зов дав­но нахо­дит­ся за гра­ни­цей), несколь­ко его заме­сти­те­лей полу­чи­ли услов­ные сро­ки. И толь­ко у Сады­ко­ва самое суро­вое нака­за­ние. Адво­кат бан­ки­ра сра­зу после при­го­во­ра заявил, что будут пода­вать апел­ля­цию, посколь­ку Сады­ков «не под­пи­сы­вал ни один доку­мент и не давал ника­ких рас­по­ря­же­ний, пото­му что были люди выше­сто­я­щие, кото­рые и при­ни­ма­ли все реше­ния по выда­че кре­ди­тов и обна­ли­чи­ва­нию средств через фир­мы-одно­днев­ки».

Нака­нуне апел­ля­ции кор­ре­спон­дент «Новой» – Казах­стан» встре­тил­ся с супру­гой Кай­ра­та Сады­ко­ва Гаухар ТУРЕБАЕВОЙ, что­бы узнать, какая так­ти­ка будет выбра­на на апел­ля­ции и как ее супруг стал жерт­вой обсто­я­тельств и чужих «махи­на­ций».

– Как так вышло, что ваш супруг был вынуж­ден уехать из Казах­ста­на?

– Кай­рат начал рабо­тать в АО «Банк Тура­нА­лем» с 2000 года – его при­гла­сил покой­ный Ержан Тати­шев, кото­рый тогда был пред­се­да­те­лем прав­ле­ния. Муж был сна­ча­ла дирек­то­ром фили­а­ла в Тал­ды­кор­гане, а потом его пере­ве­ли в голов­ной офис на долж­ность совет­ни­ка пред­се­да­те­ля прав­ле­ния по вопро­сам вза­и­мо­дей­ствия с ком­па­ни­я­ми-акци­о­не­ра­ми. Как раз в эти годы банк вырос до уров­ня одно­го из круп­ней­ших в СНГ с боль­шой раз­ветв­лен­ной сетью фили­а­лов по Казах­ста­ну – плюс дочер­ние бан­ки за рубе­жом. Все очень гор­ди­лись сво­ей рабо­той.

Потом Тати­шев погиб (был застре­лен Муратха­ном Ток­ма­ди во вре­мя охо­ты в 2004 году: как утвер­жда­ет­ся, слу­чай­но. – Прим. «Новой» – Казах­стан»), и в 2005 году в банк при­шел Мух­тар Абля­зов. Кай­рат остал­ся рабо­тать в бан­ке в долж­но­сти испол­ни­тель­но­го дирек­то­ра. Обя­зан­но­сти у него были те же, но ком­па­нии-акци­о­не­ры кон­тро­ли­ро­ва­лись уже непо­сред­ствен­но самим Абля­зо­вым.

– Абля­зов что, напря­мую ска­зал: «Кай­рат, сиди на этой долж­но­сти, но все делать буду я»?

– Нет. Когда Абля­зов при­шел, он с Кай­ра­том зна­ком не был – и, по боль­шо­му сче­ту, у него было жела­ние всю коман­ду Тати­ше­ва убрать. В пер­вое вре­мя вся коман­да была отстра­не­на от рабо­ты – и Кай­рат в том чис­ле. Потом обрат­но в банк его уже позвал [сорат­ник Абля­зо­ва Жак­сы­лык] Жарим­бе­тов. Все осталь­ные тоже вер­ну­лись, но им было ска­за­но, что воз­вра­ща­ют­ся они на те же места, но уже под кон­троль Абля­зо­ва.

– То есть по фак­ту полу­ча­ет­ся, что ваш супруг делал все, что ему гово­рил Абля­зов.

– По фак­ту – да.

– А он осо­зна­вал, что есть неза­кон­ные при­ка­зы, пытал­ся как-то их оспа­ри­вать? Про­сто те, кто настро­ен про­тив ваше­го супру­га и счи­та­ют его едва ли не глав­ным испол­ни­те­лем всех пре­ступ­ных схем, наста­и­ва­ют как раз на том, что он все знал.

– Нет, Кай­рат не осо­зна­вал и не думал, что, испол­няя при­ка­зы, про­во­дит какие-то неза­кон­ные сдел­ки. Сотруд­ни­ки бан­ка до послед­не­го вери­ли, что рабо­та­ют в рам­ках зако­на.

– А когда при­шло осо­зна­ние того, что это неза­кон­но? В фев­ра­ле 2009 года, когда нача­лось дав­ле­ние госу­дар­ства?

– Я не знаю точ­но, когда это ста­ло понят­но всем. Но про­сто если бы чело­век пони­мал, что это неза­кон­но, он бы, навер­ное, мучил­ся угры­зе­ни­я­ми сове­сти, и я бы виде­ла это по пове­де­нию мужа. Ниче­го же тако­го не было.

А в 2009 году, когда госу­дар­ство при­шло в «БТА Банк», Кай­рат и еще десят­ки клю­че­вых сотруд­ни­ков были выве­зе­ны за пре­де­лы Казах­ста­на людь­ми Абля­зо­ва. Адво­ка­ты Абля­зо­ва дави­ли на то, что ско­ро всех аре­сту­ют и поса­дят в тюрь­му [поэто­му надо пока уехать].

– Кто кон­крет­но это гово­рил?

– Я точ­но не знаю. Я пом­ню, что Кай­рат при­шел домой и ска­зал, что надо сроч­но уехать. В тот момент никто ниче­го не понял, была пол­ная нераз­бе­ри­ха, мы толь­ко слы­ша­ли, что уез­жа­ет не он один. Все про­изо­шло бук­валь­но за одну ночь. Кай­рат не был к это­му готов и точ­но был уве­рен, что это нена­дол­го. Адво­ка­ты гово­ри­ли, что это «вре­мен­ный отъ­езд на пару меся­цев, пока утря­сет­ся ситу­а­ция, вы не бес­по­кой­тесь». Муж даже не пред­по­ла­гал, что это все затя­нет­ся на семь с поло­ви­ной лет!

Сна­ча­ла их всех вывез­ли в Моск­ву, и пер­вое вре­мя Абля­зов под­дер­жи­вал «бег­ле­цов» – мораль­но и мате­ри­аль­но.

– О каких сум­мах речь?

– Им сни­ма­ли квар­ти­ры и дава­ли, навер­ное, какой-то мини­мум, что­бы хва­та­ло на жизнь (на суде Жак­сы­лык Жарим­бе­тов заявил, что всем уехав­шим пла­ти­ли по 10 тысяч дол­ла­ров в месяц. – Прим. «Новой» – Казах­стан»). Вооб­ще, Кай­рат уехал без денег совсем, свя­зи тоже пер­вое вре­мя не было, и что про­ис­хо­ди­ло в эти дни, я знаю не очень хоро­шо.

В Москве все, кого вывез­ли, про­бы­ли недол­го. Где-то в мар­те уже их в Укра­и­ну пере­пра­ви­ли. Когда на всех заве­ли уго­лов­ные дела в Казах­стане, Абля­зов пере­стал под­дер­жи­вать людей и фак­ти­че­ски бро­сил их на про­из­вол судь­бы. Он обма­нул и исполь­зо­вал людей, кото­рые ему вери­ли. Кай­рат вооб­ще остал­ся без денег с про­сро­чен­ны­ми доку­мен­та­ми. Еще в 2009 году у нас силь­но забо­ле­ла дочь – очень пере­жи­ва­ла из-за раз­лу­ки с папой. Все это вре­мя мы боро­лись за ее здо­ро­вье. И когда все более-менее нала­ди­лось, мы нашли адво­ка­та, что­бы Кай­рат доб­ро­воль­но вер­нул­ся домой и начал сотруд­ни­чать со след­стви­ем.

– Что же пошло не так? Поче­му срок в ито­ге вышел таким огром­ным?

– Кай­рат под воз­дей­стви­ем сво­е­го адво­ка­та выбрал не самую пра­виль­ную так­ти­ку на суде, при­зна­вая вину толь­ко частич­но. Я думаю, ему было ска­за­но так: ты не руко­во­ди­тель, ты про­сто выпол­нял при­ка­зы – поэто­му боль­шо­го сро­ка быть не долж­но. Теперь-то понят­но, что это была боль­шая ошиб­ка.

– А какая пози­ция долж­на была быть пра­виль­ной?

– «Да, я участ­во­вал в этих сдел­ках, и при­знаю свою вину».

– На вас или на ваше­го мужа Абля­зов или его люди выхо­ди­ли уже после при­ез­да Кай­ра­та в Казах­стан?

– Нет, ника­кой свя­зи с ними не было.

– А вы смот­ри­те выступ­ле­ния Абля­зо­ва на его стра­ни­це в Facebook? Там он пери­о­ди­че­ски упо­ми­на­ет о ситу­а­ции с вашим мужем.

– Нет, я не смот­рю его выступ­ле­ния. Чест­но гово­ря, не могу смот­реть на чело­ве­ка, из-за кото­ро­го постра­да­ла моя семья. И вооб­ще, что хоро­ше­го он может ска­зать после того, как настоль­ко без­жа­лост­но отнес­ся к людям, кото­рые ему вери­ли? Он может толь­ко лгать.

– Абля­зов, меж­ду про­чим, в интер­вью радио «Азаттык» заявил, что не чув­ству­ет ответ­ствен­но­сти за тех, кто ока­зал­ся на ска­мье под­су­ди­мых.

– Это бес­че­ло­веч­но, я счи­таю. Так под­став­лять людей, кото­рые с ним рабо­та­ли! Там были хище­ния, но ведь никто из сотруд­ни­ков не воро­вал, никто денег не брал. У нашей семьи нет ни мил­ли­о­нов, ни недви­жи­мо­сти за гра­ни­цей. Абля­зов как мате­ма­тик рас­счи­ты­ва­ет все свои ходы на несколь­ко шагов впе­ред. Он навер­ня­ка пред­ви­дел, что воз­ник­нет такая ситу­а­ция. Но из-за сво­их амби­ций, жаж­ды вла­сти и денег он нико­го не пожа­лел: ни сотруд­ни­ков бан­ка, ни их семьи. Теперь Абля­зов при­кры­ва­ет­ся оппо­зи­ци­он­ной дея­тель­но­стью, но это лишь шир­ма для оправ­да­ния сво­их финан­со­вых махи­на­ций.

– То есть вы счи­та­е­те, что дело Абля­зо­ва – не поли­ти­че­ское?

– Это обыч­ное уго­лов­ное эко­но­ми­че­ское пре­ступ­ле­ние. Воров­ство и хище­ние. Абля­зов про­сто поли­ти­зи­ру­ет дело.

– Эти сро­ки – Абля­зо­ву и ваше­му мужу – не поли­ти­за­ция?

– Нет.

– Ваш муж – залож­ник ситу­а­ции?

– (Дол­го мол­чит.) Жерт­ва одно­знач­но. Не дол­жен он нести тако­го нака­за­ния. Вино­ват, да, может, неосо­знан­но делал неза­кон­ные вещи. Но у него не было коры­сти, не было цели что-то украсть.

– У вас апел­ля­ция в бли­жай­шие дни. На что вы рас­счи­ты­ва­е­те?

– Кай­рат и адво­кат, как я уже ска­за­ла, выбра­ли оши­боч­ную пози­цию. Сей­час Кай­рат пони­ма­ет, что это было непра­виль­но, и теперь он осо­знал вину и при­знал ее пол­но­стью. Я наде­юсь на гуман­ность и снис­хож­де­ние казах­стан­ско­го пра­во­су­дия. Но адво­кат о про­гно­зах ниче­го не гово­рит, а я, если чест­но, о том, что будет, даже думать боюсь. Про­сто верю и молюсь.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone