fbpx

В чём Земельный суд Вены обвиняет Рахата Алиева

В чём Земельный суд Вены обвиняет Рахата Алиева

Бывшего казахстанского дипломата подозревают в убийстве двух человек и вымогательстве при отягчающих обстоятельствах, сообщает в субботу, 23 августа, австрийская газета Die Presse

«Оправ­да­ния д-ра Шора­за (Али­е­ва. – F), что он под­вер­га­ет­ся поли­ти­че­ско­му пре­сле­до­ва­нию и что яко­бы все сви­де­те­ли были под дав­ле­ни­ем казах­стан­ско­го режи­ма и поэто­му дали пока­за­ния про­тив него, не име­ют под собой ника­ких кон­крет­ных осно­ва­ний», – этот тезис из судеб­но­го акта по делу Раха­та Шора­за вдвойне при­ме­ча­те­лен, пишет Die Presse.

Во-пер­вых, он исхо­дит не от орга­на про­ку­ра­ту­ры, а от неза­ви­си­мо­го суда, а имен­но – от судьи по про­вер­ке закон­но­сти содер­жа­ния под стра­жей Силь­вии Либет­рой Земель­но­го суда по уго­лов­ным делам Вены. Во-вто­рых, это поло­же­ние корен­ным обра­зом под­ры­ва­ет преж­ние пока­за­ния в своё оправ­да­ние быв­ше­го посла в Вене. Али­ев утвер­жда­ет, что обви­не­ния, предъ­яв­лен­ные ему австрий­ской юсти­ци­ей – преж­де все­го убий­ство двух бан­ки­ров – явля­ют­ся резуль­та­том кам­па­ний его поли­ти­че­ских про­тив­ни­ков.

Фами­лию Шораз быв­ший казах­стан­ский дипло­мат, кото­ро­му 51 год, взял после женить­бы на быв­шей сотруд­ни­це посоль­ства РК в Вене. Изве­стен же он боль­ше под сво­им «ста­рым» име­нем Рахат Али­ев. Обви­не­ния, кото­рые долж­на теперь рас­сле­до­вать австрий­ская юсти­ция, отно­сят­ся к пери­о­ду до раз­ры­ва Али­е­ва с Назар­ба­е­вым, при­чём выда­ча быв­ше­го дипло­ма­та на его роди­ну в Казах­стан отвер­га­ет­ся Австри­ей по при­чи­нам воз­мож­но­го нару­ше­ния прав чело­ве­ка.

Мене­дже­ры казах­стан­ско­го Нур­бан­ка Жол­дас Тим­ра­ли­ев и Айбар Хасе­нов исчез­ли в янва­ре 2007 при таин­ствен­ных обсто­я­тель­ствах. Почти четы­ре года спу­стя их остан­ки были най­де­ны в боч­ках, зары­тых на глу­бине 4 мет­ра на тер­ри­то­рии фир­мы, кото­ро­ая нахо­ди­лась в сфе­ре вли­я­ния Али­е­ва. Быв­ший дипло­мат, в отно­ше­нии кото­ро­го дей­ству­ет пре­зумп­ция неви­нов­но­сти, про­дол­жал утвер­ждать, что не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния к убий­ству.

Вен­ский про­ку­рор Бет­ти­на Валль­нер оце­ни­ва­ет обна­ру­же­ние остан­ков как при­знак при­част­но­сти Али­е­ва и кон­ста­ти­ру­ет силь­ное подо­зре­ние в совер­ше­нии убий­ства, вымо­га­тель­стве при отяг­ча­ю­щих обсто­я­тель­ствах и насиль­ствен­ном лише­нии сво­бо­ды. Подо­зре­ние, кото­рое под­твер­жда­ет­ся в упо­мя­ну­том заяв­ле­нии: судья по про­вер­ке закон­но­сти содер­жа­ния под стра­жей так­же под­твер­жда­ет «доста­точ­ную цепоч­ку улик» для обос­но­ван­но­го подо­зре­ния. Поэто­му Али­ев, а так­же два его пред­по­ла­га­е­мых соучаст­ни­ка, а имен­но быв­ший гла­ва КНБ РК Аль­нур Муса­ев и быв­ший тело­хра­ни­тель Али­е­ва Вадим Кош­ляк – нахо­дят­ся в пред­ва­ри­тель­ном заклю­че­нии в Вене.

Кста­ти, для Али­е­ва (в послед­нее вре­мя, до заклю­че­ния его под стра­жу, он жил на Маль­те, в июне летел через Вену в Афи­ны) реша­ю­щим днём явля­ет­ся 16 сен­тяб­ря. В этот день будет при­ня­то реше­ние о про­дле­нии сро­ка пред­ва­ри­тель­но­го заклю­че­ния. И экс-посол, кото­рый после рас­по­ря­же­ния вла­стей (без задер­жа­ния до это­го) сам при­ле­тел в Вену, наде­ет­ся на осво­бож­де­ние.

Но вер­нём­ся к насиль­ствен­ным дей­стви­ям: их моти­вы, кото­рые рас­сле­ду­ют­ся теперь австрий­ски­ми вла­стя­ми (Феде­раль­ным управ­ле­ни­ем уго­лов­ной поли­ции, про­ку­ра­ту­рой), име­ют мало отно­ше­ния к поли­ти­че­ско­му пре­сле­до­ва­нию. По заяв­ле­нию судьи по про­вер­ке закон­но­сти содер­жа­ния под стра­жей, кото­рая ссы­ла­ет­ся на резуль­та­ты рас­сле­до­ва­ния, дипло­мат, оче­вид­но, был заин­те­ре­со­ван в том, что­бы один из поз­же уби­тых (сов­мест­но с тре­тьим лицом) бан­ки­ров про­вёл про­да­жу сво­ей недви­жи­мой соб­ствен­но­сти за бес­це­нок ему, Али­е­ву. Кро­ме того, Али­ев хотел, что­бы на него пере­пи­са­ли пакет акций.

Для осу­ществ­ле­ния это­го обе жерт­вы насиль­ствен­но удер­жи­ва­лись в зато­че­нии, были под­верг­ну­ты пыт­кам и, в кон­це кон­цов, уби­ты. «Пред­по­ло­жи­тель­но путём уду­ше­ния», по сло­вам судьи. Гово­рит­ся, что «нет ника­ких непо­сред­ствен­ных сви­де­те­лей убий­ства». Меж­ду, тем есть сви­де­те­ли, кото­рые сооб­ща­ют о насиль­ствен­ном удер­жа­нии позд­нее уби­тых. Судья по про­вер­ке закон­но­сти содер­жа­ния под стра­жей дела­ет вывод: «Тот факт, что до сих пор нет непо­сред­ствен­но­го сви­де­те­ля совер­ше­ния убий­ства, гово­рит про­тив вер­сии о том, что обли­ча­ю­щие пока­за­ния были инсце­ни­ро­ва­ны казах­стан­ски­ми вла­стя­ми». Какое реше­ние при­мет Бранд­штет­тер (министр юсти­ции Австрии, ранее был адво­ка­том Р. Али­е­ва. – F)?

Тем вре­ме­нем запи­си раз­го­во­ров по скай­пу меж­ду Муса­е­вым, Али­е­вым и живу­щим в изгна­нии казах­стан­цем Н. под­креп­ля­ют ули­ки. Из них сле­ду­ет, что быв­ший гла­ва спец­служ­бы, в отно­ше­нии кото­ро­го теперь так­же суще­ству­ют вес­кие осно­ва­ния подо­зре­вать в совер­ше­нии пре­ступ­ле­ния, знал точ­ное место, где были зако­па­ны тела. Напро­тив, адво­кат Али­е­ва Ман­фред Айнед­тер ука­зы­ва­ет на то, что его под­опеч­ный посто­ян­но сотруд­ни­чал с вла­стя­ми. По его сло­вам, его заклю­че­ние под стра­жу было неожи­дан­ным и неоправ­дан­ным.

Одна­ко род­ствен­ни­ки пред­по­ла­га­е­мых жертв Али­е­ва сооб­ща­ют через адво­ка­та Габ­ри­э­ля Лан­ски: «Подо­зре­ние в двой­ном убий­ство настоль­ко серьез­ное, что необ­хо­ди­мо исхо­дить из предъ­яв­ле­ния обви­не­ния и после­ду­ю­ще­го суда при­сяж­ных».

Ожи­да­е­мый иск дол­жен быть, види­мо, направ­лен создан­но­му мини­стром юсти­ции от АНП Вольф­ган­гом Бранд­штет­те­ром дирек­тив­но­му сове­ту (орга­ну по про­вер­ке щекот­ли­вых хода­тайств про­ку­ра­ту­ры). Это было бы вполне в рам­ках полит­кор­рект­но­сти, посколь­ку Бранд­штет­тер сам когда-то был адво­ка­том Али­е­ва.

Все мате­ри­а­лы о Раха­те Али­е­ве см. здесь.

Forbes.kz

Continue reading here:
В чём Земель­ный суд Вены обви­ня­ет Раха­та Али­е­ва