fbpx

Временный иммунитет?

Почему экс-президенты Киргизии могут лишиться неприкосновенности

Кон­сти­ту­ци­он­ная пала­та Вер­хов­но­го суда (КП) Кир­ги­зии огор­чи­ла быв­ших пре­зи­ден­тов этой стра­ны. Тре­тье­го октяб­ря орган, слу­жа­щий в Кир­ги­зии ана­ло­гом Кон­сти­ту­ци­он­но­го суда, при­знал ста­тью зако­на, в кото­рой гово­рит­ся об обла­да­нии экс-пре­зи­ден­том непри­кос­но­вен­но­сти (и невоз­мож­но­сти быть при­вле­чен­ным «к уго­лов­ной и адми­ни­стра­тив­ной ответ­ствен­но­сти за дей­ствия или без­дей­ствие, совер­шен­ные им в пери­од испол­не­ния» пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий, а так­же о невоз­мож­но­сти его задер­жа­ния, аре­ста, обыс­ка, допро­са либо лич­но­го досмот­ра), то есть о пол­ном пра­во­вом имму­ни­те­те, – не в пол­ной мере соот­вет­ству­ю­щей кон­сти­ту­ции.

Вер­ны ли заго­лов­ки о сня­тии имму­ни­те­та с Атам­ба­е­ва?

Чле­ны пала­ты, судя по пресс-рели­зу, опуб­ли­ко­ван­но­му КП, сочли, что эта ста­тья про­ти­во­ре­чит кон­сти­ту­ции, посколь­ку не преду­смат­ри­ва­ет про­це­ду­ру при­вле­че­ния к ответ­ствен­но­сти экс-пре­зи­ден­та за дея­ния, совер­шен­ные им в пери­од испол­не­ния пол­но­мо­чий пре­зи­ден­та.
Сотруд­ни­ца Цен­тра восточ­но­ев­ро­пей­ских и меж­ду­на­род­ных иссле­до­ва­ний (ZOiS) Беа­те Эшмент (Beate Eschment) пояс­ня­ет: Кон­сти­ту­ци­он­ная пала­та при­ня­ла лишь общее реше­ние, что рам­ки пра­во­во­го имму­ни­те­та быв­ше­го пре­зи­ден­та долж­ны быть более точ­но опре­де­ле­ны.
«Фак­ти­че­ски пала­та теперь пере­да­ла поли­ти­кам зада­чу более точ­но­го опре­де­ле­ния рамок имму­ни­те­та экс-пре­зи­ден­та. Пока, насколь­ко я мог­ла про­ана­ли­зи­ро­вать инфор­ма­цию, кон­крет­но­го напол­не­ния у это­го реше­ния нет. Поэто­му заго­лов­ки, кото­рые мне сей­час повсю­ду встре­ча­ют­ся в кир­гиз­ской прес­се и гово­рят о сня­тии тако­го имму­ни­те­та в отно­ше­нии преды­ду­ще­го пре­зи­ден­та Алмаз­бе­ка Атам­ба­е­ва, не вполне вер­ны. Теперь поли­ти­ки долж­ны ука­зать кон­крет­ные слу­чаи, когда имму­ни­тет экс-пре­зи­ден­та может быть снят», – ука­зы­ва­ет она.

«Такое реше­ние КП я счи­таю в сво­ей осно­ве вер­ным. Когда дей­ству­ю­щий пре­зи­дент исхо­дит из того, что он может делать то, что захо­чет, и не может быть при­вле­чен к зако­ну за дей­ствия, совер­шен­ные на пре­зи­дент­ском посту, ни во вре­мя прав­ле­ния, ни после него, то фак­ти­че­ски у него раз­вя­за­ны руки, учи­ты­вая поли­ти­че­скую куль­ту­ру в Кир­ги­зии», – рас­суж­да­ет собе­сед­ни­ца DW.
Теперь, про­дол­жа­ет она, воз­ни­ка­ет воз­мож­ность создать усло­вия, при кото­рых гла­ва госу­дар­ства в буду­щем может быть при­вле­чен к ответ­ствен­но­сти за допу­щен­ные им нару­ше­ния зако­нов. «Дру­гое дело, что в Кир­ги­зии и кон­сти­ту­ция, и зако­но­да­тель­ство – инстру­мен­ты в борь­бе за власть раз­лич­ных групп. Поэто­му рас­счи­ты­вать на то, что такой закон в чистом виде будет рабо­тать, будучи гаран­ти­ру­е­мым неза­ви­си­мой от этих групп судеб­ной вла­стью, пока не при­хо­дит­ся», – под­чер­ки­ва­ет немец­кий экс­перт.
«Застой в госу­дар­ствен­ном управ­ле­нии, в кад­рах – все это ведет нашу стра­ну к серьез­но­му кри­зи­су. Я уже не гово­рю о внеш­них фак­то­рах реги­о­на. Если бы нор­ма об огра­ни­че­нии имму­ни­те­та экс-пре­зи­ден­та дей­ство­ва­ла рань­ше, конеч­но она бы повли­я­ла на наших быв­ших пре­зи­ден­тов, вклю­чая Ака­е­ва и Баки­е­ва, и на их тогдаш­нее окру­же­ние», – счи­та­ет кир­гиз­ский поли­тик Таа­лат­бек Маса­ды­ков, участ­во­вав­ший в послед­них пре­зи­дент­ских выбо­рах в каче­стве кан­ди­да­та.
По его мне­нию, теперь, после при­ня­то­го КП реше­ния, очень мно­гое зави­сит от дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та Соорон­бая Жээн­бе­ко­ва. «Если он дей­стви­тель­но хочет бороть­ся с кор­руп­ци­ей и осу­ще­ствить систем­ные рефор­мы, то он под­дер­жит эту ини­ци­а­ти­ву, и его аппа­рат ее под­дер­жит. Но пока этой под­держ­ки не замет­но. Что каса­ет­ся пар­ла­мен­та, то его депу­та­ты по боль­шей части зави­си­мы от вла­сти, за исклю­че­ни­ем неко­то­рых лиц. К сожа­ле­нию, эти неко­то­рые лица не дела­ют пого­ды в пар­ла­мен­те», – гово­рит собе­сед­ник DW.

Сиг­нал для экс-пре­зи­ден­та

При­ме­ча­тель­но, что с хода­тай­ством о при­зна­нии некон­сти­ту­ци­он­ным пол­но­го пра­во­во­го имму­ни­те­та экс-пре­зи­ден­та в КП обра­тил­ся в каче­стве част­но­го лица извест­ный юрист Нур­бек Ток­таку­нов. Одна­ко Ток­таку­нов, как мож­но понять из сооб­ще­ний в СМИ, не про­сто част­ное лицо, а участ­ник про­цес­са по гром­ко­му делу о кор­руп­ции в свя­зи с ава­ри­ей на ТЭЦ Биш­ке­ка в янва­ре 2018 года.
В рам­ках это­го дела в июне был взят под арест быв­ший пре­мьер-министр рес­пуб­ли­ки Сапар Иса­ков. А в адрес патро­на это­го чинов­ни­ка, быв­ше­го пре­зи­ден­та Алмаз­бе­ка Атам­ба­е­ва, в пар­ла­мен­те и в СМИ еще в мае про­зву­ча­ли обви­не­ния в пре­вы­ше­нии слу­жеб­ных пол­но­мо­чий – так­же в свя­зи с делом о ТЭЦ. Тогда же, в мае, в пар­ла­мен­те был под­нят вопрос о непри­кос­но­вен­но­сти Атам­ба­е­ва. А летом это­го года Ток­таку­нов пред­ло­жил Атам­ба­е­ву доб­ро­воль­но отка­зать­ся от непри­кос­но­вен­но­сти. А сам стал адво­ка­том аре­сто­ван­но­го Иса­ко­ва.

В этой свя­зи собе­сед­ник DW, посвя­щен­ный в пери­пе­тии вла­сти в Биш­ке­ке, на усло­вии ано­ним­но­сти выска­зал пред­по­ло­же­ние, что, воз­мож­но, сто­ро­на защи­ты Иса­ко­ва исхо­дит из того, что при­вле­че­ние к делу экс-пре­зи­ден­та Атам­ба­е­ва и его пока­за­ния мог­ли бы облег­чить поло­же­ние их под­за­щит­но­го.

Хотя это рас­хо­дит­ся с заяв­ле­ни­ем само­го Ток­таку­но­ва, что при пода­че хода­тай­ства в КП его инте­ре­со­ва­ли не дела про­шед­шие, а рабо­та нынеш­ней вла­сти.
В свою оче­редь, Беа­те Эшмент не исклю­ча­ет, что реше­ние КП име­ет поли­ти­че­скую подо­пле­ку, свя­зан­ную с про­ти­во­ре­чи­я­ми меж­ду нынеш­ним гла­вой госу­дар­ства и его пред­ше­ствен­ни­ком. «Пола­гаю, что это вхо­дит в пере­чень мер, кото­рые Соорон­бай Жээн­бе­ков наме­тил про­тив Алмаз­бе­ка Атам­ба­е­ва. Ака­ев и Баки­ев нахо­дят­ся вне стра­ны, они обез­опа­си­ли себя от воз­мож­ных пре­сле­до­ва­ний. Их эта мера не кос­нет­ся. Думаю, что в первую оче­редь эти пере­ме­ны направ­ле­ны про­тив Атам­ба­е­ва, и если реше­ние дей­стви­тель­но обре­тет кон­крет­ные фор­мы актов зако­нов, то послед­ний, несо­мнен­но, ока­жет­ся в слож­ном поло­же­нии», – пола­га­ет сотруд­ни­ца ZOiS.
«Дей­ству­ю­щий пре­зи­дент сна­ча­ла был став­лен­ни­ком Атам­ба­е­ва, но, при­дя к вла­сти с его помо­щью, при­нял ряд кад­ро­вых реше­ний, кото­рые выве­ли его из-под опе­ки и зави­си­мо­сти от опе­ку­на. А Атам­ба­ев, вопре­ки сво­е­му обе­ща­нию, стал вме­ши­вать­ся в поли­ти­че­скую жизнь и реше­ния Соорон­бая Жээн­бе­ко­ва. Но сам Жээн­бе­ков не име­ет рыча­гов, что­бы при­нять меры про­тив Атам­ба­е­ва лич­но.

Одна­ко, если сей­час будет вве­ден в дей­ствие закон, соглас­но кото­ро­му при подо­зре­нии в кор­руп­ции или иных пра­во­на­ру­ше­ни­ях и в отно­ше­нии быв­ше­го пре­зи­ден­та может быть воз­буж­де­но рас­сле­до­ва­ние, то ситу­а­ция в корне меня­ет­ся», – пояс­ня­ет бер­лин­ский экс­перт.

Что гово­рят в Астане о реше­нии Кон­сти­ту­ци­он­ной пала­ты Кир­ги­зии

Но реше­ние КП огра­ни­чи­ва­ет и само­го Соорон­бая Жээн­бе­ко­ва, кото­рый, соглас­но кон­сти­ту­ции Кир­ги­зии, самое позд­нее в 2023 году так­же ста­нет экс-пре­зи­ден­том и под­па­дет под новую нор­му об огра­ни­че­нии непри­кос­но­вен­но­сти! Одна­ко Беа­те Эшмент исхо­дит из того, что сей­час гла­ва госу­дар­ства сосре­до­то­чен на том, что­бы решить нынеш­ние про­бле­мы с укреп­ле­ни­ем сво­ей вла­сти, и столь дале­ко не загля­ды­ва­ет. «У меня нет ощу­ще­ния, что поли­ти­ки в Кир­ги­зии столь дол­го­сроч­но про­счи­ты­ва­ют свои реше­ния», – гово­рит она.
Таа­лат­бек Маса­ды­ков не исклю­ча­ет, что вер­дикт КП – это сиг­нал Алмаз­бе­ку Атам­ба­е­ву поки­нуть стра­ну, как это сде­ла­ли его пред­ше­ствен­ни­ки Ака­ев и Баки­ев. «Вполне воз­мож­но, что нынеш­ний пре­зи­дент, будучи рань­ше чле­ном коман­ды Атам­ба­е­ва, хочет спа­сти его от неиз­беж­но­го суда и под­толк­нуть поки­нуть стра­ну. Все-таки если бы не Атам­ба­ев, ему очень слож­но было бы стать пре­зи­ден­том», – гово­рит кир­гиз­ский поли­тик.

А как отре­а­ги­ро­ва­ли на реше­ние КП в сосед­них стра­нах, где пре­зи­ден­ты фак­ти­че­ски воз­ве­де­ны в ранг небо­жи­те­лей? Беа­те Эшмент, в эти дни нахо­дясь в сто­ли­це наи­бо­лее либе­раль­но­го из сосе­дей Кир­ги­зии – Казах­ста­на, рас­ска­за­ла DW, что ей не встре­тил­ся ни один чело­век, кото­рый хоть в какой-то мере сле­дил бы за эти­ми пери­пе­ти­я­ми кир­гиз­ской поли­ти­ки. «А я сей­час вра­ща­юсь в Астане в кру­гу людей, инте­ре­су­ю­щих­ся поли­ти­кой. Но Кир­ги­зия для боль­шин­ства участ­ни­ков мест­но­го «поли­ти­ку­ма» – анар­хия, и на этом ста­вит­ся точ­ка», – рас­ска­за­ла сотруд­ни­ца ZOiS.

17.10.2018

Вита­лий ВОЛКОВ, DW

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан