fbpx

Возвращение «уят»

 04.01.2018

Вяче­слав ПОЛОВИНКО, спе­ци­аль­но для «Ферганы.ру»

Звезда Instagram, блогер, чемпионка по тхэквондо отсидела трое суток за конкурс на раздевание. Или не за это?

В пят­ни­цу, 29 декаб­ря, из адми­ни­стра­тив­но­го спец­при­ем­ни­ка после трех­су­точ­но­го аре­ста вышла извест­ный бло­гер, клуб­ный DJ, а так­же чем­пи­он­ка Казах­ста­на по тхэквон­до Айжан Бай­за­ко­ва. Попа­ла она туда фор­маль­но за мел­кое хули­ган­ство, одна­ко все эти дни в ходу была фор­му­ли­ров­ка «нару­ше­ние обще­ствен­ных норм».
А еще – насто­я­щая трав­ля спортс­мен­ки за то, что она этим нор­мам не соот­вет­ству­ет: с обе­ща­ни­ем сжи­гать клу­бы и даже, кажет­ся, изби­е­ни­ем самой девуш­ки.

Что, соб­ствен­но, слу­чи­лось? В ноч­ном клу­бе Zakova bar в Алма-Ате (гово­рят, Бай­за­ко­ва име­ет к нему пря­мое отно­ше­ние по финан­со­вой части, но это неточ­но) про­шел кон­курс, по усло­ви­ям кото­ро­го девуш­ки долж­ны были тан­це­вать и раз­де­вать­ся за сум­му в 50 тысяч тен­ге (око­ло 150 дол­ла­ров). На видео, кото­рое гуля­ет в интер­не­те, вид­но, что как мини­мум одна девуш­ка обна­жи­лась пол­но­стью, сто­ит к гостям вече­рин­ки боком, а Айжан Бай­за­ко­ва в этот момент ведет кон­курс, щед­ро сдаб­ри­вая свою речь обсцен­ной лек­си­кой. Видео и сам кон­курс сра­зу ста­ли пово­дом для воз­вра­ще­ния тер­ми­на «уят» («стыд» по-казах­ски): на стра­ни­це в Instagram пев­ца из дуэ­та «Нур-Мука­сан» Мука­са­на Шах­за­да­е­ва появи­лось видео (сей­час недо­ступ­но), где с деся­ток муж­чин воз­му­ща­ют­ся «рас­пут­но­стью» казах­стан­ских деву­шек.
Спу­стя несколь­ко дней Айжан Бай­за­ко­ву – веду­щую кон­кур­са и бло­ге­ра, кото­рая не стес­ня­ет­ся откро­вен­ных фото­гра­фий в сво­ем Instagram, вызва­ли в суд и вне­зап­но дали «тре­шеч­ку» адми­ни­стра­тив­но­го аре­ста. Прав­да, дней, а не лет: в объ­яс­не­нии суда гово­рит­ся, что «Бай­за­ко­ва А.С., нахо­дясь в ноч­ном клу­бе, в при­сут­ствии мно­го­чис­лен­ных гостей дан­но­го клу­ба, в обще­ствен­ном месте выра­жа­лась нецен­зур­ной бра­нью, так­же, явля­ясь веду­щей это­го вече­ра, про­во­ди­ла кон­курс на раз­де­ва­ние сре­ди деву­шек, тем самым сво­и­ми дей­стви­я­ми про­яви­ла неува­же­ние к окру­жа­ю­щим, нару­шая обще­ствен­ный поря­док и спо­кой­ствие физи­че­ских лиц». С послед­ним, конеч­но, мож­но спо­рить, посколь­ку пуб­ли­ка вполне себе радост­но улю­лю­ка­ла, но в осталь­ном, по фак­ту, даже Бай­за­ко­ва не отри­ца­ла сво­е­го уча­стия и, как гово­рит­ся в таких слу­ча­ях, «дея­тель­но рас­ка­я­лась».
Все бы ниче­го, но исто­рия на этом отнюдь не закон­чи­лась. Во-пер­вых, выяс­ни­лось, что Бай­за­ко­ву на сле­ду­ю­щий день после кон­кур­са изби­ли неиз­вест­ные – пото­му что, мол, не надо про­во­дить таких «позо­ря­щих нацию» кон­кур­сов (а деву­шек бить – это нор­маль­но, ага). Во-вто­рых, груп­па «воз­му­щен­ных жите­лей» при­шла к клу­бу и устро­и­ла митинг, на кото­ром заяви­ла, что клуб дол­жен закрыть­ся мини­мум на месяц, а если бы Бай­за­ко­ву не аре­сто­ва­ли – они бы этот клуб по кир­пи­чи­ку разо­бра­ли, до того сты­до­ба. Нако­нец, в-тре­тьих, адми­ни­стра­то­ры и дирек­ция клу­ба (сре­ди них – сест­ра Айжан Бай­за­ко­вой) бро­си­лись запи­сы­вать видео­из­ви­не­ния «наро­ду Казах­ста­на и каж­до­му граж­да­ни­ну», а мел­кий адми­ни­стра­тив­ный пер­со­нал, допу­стив­ший «инци­дент», был уво­лен с вол­чьим биле­том. Ана­ло­гии с одной гор­дой рес­пуб­ли­кой в соста­ве сосед­ней Рос­сии – нали­цо.
Исто­рия с кон­кур­сом раз­де­ли­ла казах­стан­ское обще­ство на два лаге­ря, а обсуж­де­ние Бай­за­ко­вой и ее мораль­но­го обли­ка ста­ло темой гораз­до более важ­ной, чем недав­няя заба­стов­ка шах­те­ров в Кара­ган­дин­ской обла­сти. У защит­ни­ков бло­ге­ра есть два доста­точ­но силь­ных аргу­мен­та. Во-пер­вых, люди воль­ны делать все, что им в прин­ци­пе забла­го­рас­су­дит­ся: Казах­стан – не Сау­дов­ская Ара­вия. Прав­да, этот аргу­мент уже не рабо­та­ет: суд решил, что как раз вполне себе Сау­дов­ская Ара­вия, а Бай­за­ко­ва сво­им при­зна­ни­ем не ста­ла ниче­го отри­цать.
Но есть и во-вто­рых: клуб, может, и обще­ствен­ное место, но это част­ная тер­ри­то­рия. Внут­ри част­ной тер­ри­то­рии люди, кото­рые запла­ти­ли за вход, могут делать, по боль­шо­му сче­ту, все, что им забла­го­рас­су­дит­ся. Мож­но гово­рить, что это нару­ше­ние обще­ствен­но­го поряд­ка – но в таком слу­чае все при­сут­ство­вав­шие при кон­кур­се зри­те­ли долж­ны были быть оскорб­ле­ны и нака­тать заяв­ле­ния в поли­цию. А если это­го не было – то либо они доволь­ны про­ис­хо­дя­щим, либо они соучаст­ни­ки мел­ко­го хули­ган­ства, и нуж­но «пако­вать» всех. Когда же в роли оскорб­лен­ных высту­па­ют муж­чи­ны, кото­рые не при­сут­ство­ва­ли на самом меро­при­я­тии, – кажет­ся, что им про­сто страш­но завид­но: как же – дева­ха раз­де­лась, а видео в чет­ком раз­ре­ше­нии нет. Стран­но, кста­ти, что опе­ра­то­ра никто не задер­жал, а уж про голую девуш­ку и при­вле­че­ние ее к ответ­ствен­но­сти, кажет­ся, вооб­ще никто не заи­кал­ся.
В ито­ге демо­ном-иску­си­те­лем была объ­яв­ле­на Бай­за­ко­ва (она и рань­ше не сдер­жи­ва­ла себя в эмо­ци­ях, а в Instagram посто­ян­но выкла­ды­ва­ла откро­вен­ные фото – после инци­ден­та ее акка­унт ока­зал­ся недо­сту­пен). И коли­че­ство ее про­тив­ни­ков, кажет­ся, гораз­до боль­ше, чем сто­рон­ни­ков. Тут и тра­ди­ци­о­на­ли­сты с рели­ги­оз­ным оттен­ком, и вполне совет­ские еще мора­ли­сты (как извест­но, тан­це­вать обна­жен­ной мож­но лишь в пят­ни­цу под оде­я­лом и при выклю­чен­ном све­те), и про­сто хан­жи. Всех их при раз­ной моти­ва­ции трав­ли Бай­за­ко­вой объ­еди­ня­ет одно: они счи­та­ют, что не быва­ет и не может быть ниче­го лич­но­го в вопро­сах мора­ли. Мораль и нор­мы пове­де­ния долж­ны быть исклю­чи­тель­но обще­ствен­ны­ми. Нуж­но быть, как все. Нуж­но соблю­дать тра­ди­ции и не про­во­ци­ро­вать нико­го на какие-то гряз­ные мыс­ли и поступ­ки. Нуж­но, в кон­це кон­цов, не выби­вать­ся из общей мас­сы, а если выби­вать­ся – то не эпа­та­жем, а готов­но­стью пере­вы­пол­нять общий план и делать общее дело. Дело, утвер­жден­ное и одоб­рен­ное, конеч­но, все­ми, а не то, какое тебе хочет­ся.
Ины­ми сло­ва­ми, это обостре­ние спо­ра о том, может ли быть чело­век в Казах­стане само­сто­я­тель­ным в сво­их поступ­ках и реше­ни­ях, или ему все­гда нуж­но опи­рать­ся на обще­ствен­ное мне­ние: а что поду­ма­ют, а что ска­жут, а как посмот­рят, а не осу­дят ли. И пока этот спор за явным пре­иму­ще­ством выиг­ры­ва­ют те, кто при­зы­ва­ет не путать свою шерсть с госу­дар­ствен­ной: не может быть у чело­ве­ка лич­ной сво­бо­ды даже на част­ной тер­ри­то­рии. Обще­ство тебя все рав­но най­дет и осу­дит това­ри­ще­ским судом. Ста­рые нор­мы, когда сти­ляг лови­ли и насиль­но реза­ли им брю­чи­ны, из обще­ствен­но­го под­со­зна­ния нику­да не делись. Толь­ко сей­час они транс­фор­ми­ро­ва­лись в такой мора­ли­сти­че­ский ИГИЛ: делать будешь то, что пред­пи­са­но, а не то, что хочет­ся. Ина­че – тюрь­ма и синя­ки.
Пове­де­ние Бай­за­ко­вой – это без­вку­си­ца. Пове­де­ние ее про­тив­ни­ков – это симп­том. Симп­том того, что в про­стран­ство обще­ствен­ной жиз­ни воз­вра­ща­ют­ся Ней­ма­ны. Был такой пер­со­наж у Юрия Дом­бров­ско­го в его гени­аль­ной и акту­аль­ной до сих пор кни­ге «Факуль­тет ненуж­ных вещей». Ней­ман – сле­до­ва­тель НКВД, кото­ро­го вре­ме­на­ми захле­сты­ва­ет сле­пая ярость, и он себя за нее вся­че­ски ува­жа­ет, пото­му что кро­ме этой агрес­сии у него нет ни одно­го ярко­го чув­ства – он серость от серо­сти. И осо­бен­но ярость его захва­ти­ла, когда к нему на допрос при­шла вся такая кра­си­вая Лина Потоц­кая. «В такие мину­ты ему ста­но­ви­лось горя­чо, пред­ме­ты начи­на­ли косо пры­гать перед гла­за­ми, а голос дро­жал и ста­но­вил­ся мур­лы­ка­ю­щим. Он ува­жал себя за эти мину­ты гне­ва, остер­ве­не­ния, яро­сти, пото­му что они – хоть они-то! – были насто­я­щи­ми», – опи­сы­ва­ет Ней­ма­на Дом­бров­ский. А таких, как Потоц­кая, этот пер­со­наж «по-насто­я­ще­му нена­ви­дел». «За все: за то, что она сиде­ла слиш­ком воль­но, что сей­час же вос­поль­зо­ва­лась раз­ре­ше­ни­ем курить и кури­ла так, как в этом каби­не­те, кажет­ся, еще никто до нее не курил, – отки­нув ост­рый локоть и лег­ко стря­хи­вая пепел в пан­цирь чере­па­хи, – его ей под­нес про­ку­рор, – за взгляд, кото­рый она бро­си­ла на него, за пря­мую и откры­тую несов­ме­сти­мость с этой ком­на­той».
Имен­но такие «ней­ма­ны» сей­час и всплы­ли на поверх­ность, их звезд­ный час про­бил. Более того, имен­но такие «ней­ма­ны», кажет­ся, сей­час и нуж­ны дей­ству­ю­щей вла­сти: в их гла­зах, поми­мо яро­сти, все рав­но есть толь­ко одно чув­ство – дикий страх, и таки­ми очень удоб­но управ­лять. Да и вооб­ще: не можешь решить дру­гие про­бле­мы – под­ни­ми тему амо­раль­но­сти обще­ства. Рабо­та­ет все­гда и без­от­каз­но. Обя­за­тель­но най­дет­ся деся­ток-дру­гой фана­ти­ков «нрав­ствен­ной чисто­ты», кого мож­но запрячь, что­бы они снес­ли на ходу все дру­гие, ненуж­ные сей­час раз­го­во­ры. Очень удоб­но и не тре­бу­ет осо­бых затрат.
И кста­ти. Пар­ла­мент Казах­ста­на 27 декаб­ря заявил, что непло­хо было бы казах­стан­ских жур­на­ли­стов «обя­зать» выпол­нять эти­че­ские нор­мы. Так что мораль – это ору­жие, кото­рое мож­но лег­ко при­ме­нять не толь­ко про­тив бло­ге­ров, тусов­щи­ков и ди-дже­ев. Как гово­рит­ся, мора­ли­сты, Лидер дал при­каз!

View the discussion thread.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан