Взгляд на политику из 2005 года. Часть V

Про­дол­жа­ем пуб­ли­ка­цию ста­тей, напи­сан­ных извест­ным казах­стан­ским уче­ным, док­то­ром исто­ри­че­ских наук, про­фес­со­ром Нур­бо­ла­том Маса­но­вым еще в 2005 году для учеб­ни­ка для акти­ви­стов  пар­тии «Демо­кра­ти­че­ский выбор Казахстана».

Эта рабо­та так и не была, к сожа­ле­нию, закон­че­на в свя­зи со смер­тью уче­но­го, но напи­сан­ное Нур­бо­ла­том Маса­но­вым  до сих пор акту­аль­но и дает  ясное пред­став­ле­ние о тен­ден­ци­ях в раз­ви­тии стра­ны со вре­ме­ни полу­че­ния Казах­ста­ном независимости.

Рас­пад СССР и при­ход к вла­сти этно­кра­ти­че­ских режи­мов на всем пост­со­вет­ском про­стран­стве при­ве­ли к широ­ко­мас­штаб­но­му исхо­ду рус­ско­го насе­ле­ния в Россию.

Мигра­ци­он­ные про­цес­сы. В тече­ние 1992 – 2000 гг. в мигра­ци­он­ных пере­ме­ще­ни­ях участ­во­ва­ли 5 млн 542 тыся­чи чело­век. Таким обра­зом, в мигра­ци­он­ные про­цес­сы было вовле­че­но 35 % насе­ле­ния стра­ны. Во внут­рен­ней мигра­ции при­ня­ли уча­стие 3 млн 308 тысяч чело­век. Во внеш­ней мигра­ции с 1992 по 2000 год участ­во­ва­ли 3 млн 234 тысяч чело­век. При этом чистая убыль насе­ле­ния соста­ви­ла по офи­ци­аль­ным дан­ным 1 млн 942 тысяч, а по оцен­кам экс­пер­тов – до 3 мил­ли­о­нов человек.

В абсо­лют­ных циф­рах Казах­стан уве­рен­но лиди­ру­ет сре­ди всех пост­со­вет­ских госу­дарств по вели­чине отри­ца­тель­но­го саль­до мигра­ции. В про­цент­ном отно­ше­нии сопо­ста­ви­мые поте­ри насе­ле­ния име­ли место в рес­пуб­ли­ках Закав­ка­зья и в Чечне, вовле­чен­ных в воору­жен­ные кон­флик­ты. В мас­шта­бах все­го мира неиз­вест­но при­ме­ров того, что­бы в мир­ных усло­ви­ях насе­ле­ние стра­ны умень­ши­лось из-за внеш­ней мигра­ции почти на 1/8 от его преж­ней численности.

Глав­ны­ми стра­на­ми въез­да для уез­жа­ю­щих из Казах­ста­на были Рос­сия и Гер­ма­ния. Пер­вая погло­ти­ла 1 млн 688 тыс. чело­век или 88,7 % от обще­го чис­ла эми­гран­тов из Казах­ста­на в ближ­нее зару­бе­жье за 1992 – 2000 гг.; вто­рая – 636 тыс. чело­век или 92,7 % от все­го отто­ка казах­стан­цев за пре­де­лы быв­ше­го СССР.

И все же, со вре­ме­ни обре­те­ния неза­ви­си­мо­сти стра­ну поки­ну­ло, по раз­ным оцен­кам, от полу­то­ра, до трех мил­ли­о­нов чело­век, в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве не каза­хов. Дан­ный факт интер­пре­ти­ру­ет­ся вла­стя­ми стра­ны как объ­ек­тив­ный про­цесс, вызван­ный эко­но­ми­че­ски­ми при­чи­на­ми и есте­ствен­ным стрем­ле­ни­ем людей вер­нуть­ся “на исто­ри­че­скую роди­ну”. Страх воз­мож­но­го пре­вра­ще­ния в “граж­дан вто­ро­го сор­та” в насто­я­щее вре­мя не явля­ет­ся зна­чи­мой моти­ва­ци­ей для эми­гра­ции населения.

Одно­вре­мен­но в Казах­стан за 1991 – 2000 гг. при­бы­ло 184 тыс. орал­ма­нов, при этом 160 тыс. из них въе­ха­ли из Мон­го­лии и Узбекистана.

Мигра­ци­он­ные про­цес­сы в Казах­стане уни­каль­ны по раз­ма­ху. По сво­им при­чи­нам и содер­жа­тель­ным харак­те­ри­сти­кам их, по мне­нию ана­ли­ти­ков, сле­ду­ет счи­тать пре­иму­ще­ствен­но вынуж­ден­ны­ми и этническими.

Из двух основ­ных этно­по­ли­ти­че­ских моде­лей госу­дар­ствен­но-куль­тур­но­го раз­ви­тия стра­ны – муль­ти­куль­тур­ной и асси­ми­ля­тор­ской – изна­чаль­но при­о­ри­тет в суве­рен­ном Казах­стане был отдан в поль­зу вто­рой. При этом в каче­стве вре­мен­ной моде­ли одно­вре­мен­но неглас­но при­зна­ва­лось этни­че­ское мно­го­об­ра­зие, само­быт­ность всех этно­сов Казах­ста­на, при одно­вре­мен­ном укреп­ле­нии граж­дан­ской иден­тич­но­сти как тран­зит­ной фор­мы иден­тич­но­сти. Тогда как для боль­шей части казах­стан­ско­го насе­ле­ния наи­бо­лее акту­аль­ной явля­ет­ся меж­эт­ни­че­ская инте­гра­ция, осо­бен­но акту­аль­на она для рус­ско-сла­вян­ско­го насе­ле­ния Рес­пуб­ли­ки Казахстан.

Этно­кра­тия и идея казах­ской доми­нан­ты на началь­ных эта­пах раз­ви­тия стра­ны спо­соб­ство­ва­ла кон­со­ли­да­ции преж­де все­го казах­ской части обще­ства. Глав­ным при этом ста­ло чув­ство наци­о­наль­ной иден­тич­но­сти казах­ско­го этноса.

Офи­ци­аль­ные казах­ские демо­гра­фы, этно­ло­ги и социо­ло­ги РК к это­му вре­ме­ни ясно сфор­му­ли­ро­ва­ли основ­ной, по их мне­нию, посту­лат кон­со­ли­да­ции наро­дов Казах­ста­на: “Чем одно­род­нее наци­о­наль­ная сре­да, тем лег­че увлечь ее наци­о­наль­ной иде­ей и сотво­рить эко­но­ми­че­ское чудо”*. Дан­ная фор­му­ли­ров­ка оста­ет­ся одной из цен­траль­ных и при­о­ри­тет­ных в про­цес­се поли­ти­ко-идео­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия казах­стан­ских вла­стей на социум.

Пре­зи­дент Казах­ста­на сфор­му­ли­ро­вал свое виде­ние основ­ных при­о­ри­те­тов наци­о­наль­но-госу­дар­ствен­но­го стро­и­тель­ства сле­ду­ю­щим обра­зом: “…Мож­но выде­лить сле­ду­ю­щие общие соци­аль­но-поли­ти­че­ские уста­нов­ки: наци­о­наль­ная госу­дар­ствен­ность; уни­тар­ное госу­дар­ствен­но-поли­ти­че­ское устрой­ство; тер­ри­то­ри­аль­ная целост­ность рес­пуб­ли­ки; неру­ши­мость гра­ниц стра­ны; пре­зи­дент­ская фор­ма прав­ле­ния; казах­ский язык как государственный”**.

Вме­сте с тем меж­лич­ност­ные кон­так­ты, меж­ду пред­ста­ви­те­ля­ми раз­лич­ных казах­стан­ских этно­сов, носят, как пра­ви­ло, мало­кон­фликт­ный харак­тер. Это поз­во­ля­ет вла­сти гово­рить о под­держ­ке мас­сой насе­ле­ния избран­но­го руко­вод­ством рес­пуб­ли­ки кур­са на фор­ми­ро­ва­ние еди­но­го, моно­эт­нич­но­го поля в РК.

Поли­ти­ка асси­ми­ля­ции осу­ществ­ля­ет­ся через пере­пи­сы­ва­ние и непо­мер­ное удрев­не­ние исто­рии стра­ны, адми­ни­стра­тив­ное навя­зы­ва­ние казах­ско­го язы­ка во всех обла­стях обще­ствен­ной жиз­ни, осо­бен­но в сфе­ре госу­дар­ствен­но­го дело­про­из­вод­ства, в шко­лах и дет­ских садах, вве­де­ние новых наиме­но­ва­ний горо­дов, улиц, фами­лий и пр., сокра­ще­ние рос­сий­ско­го теле- и радио­ве­ща­ния, кри­ти­ка Рос­сии, веду­ща­я­ся казах­стан­ски­ми СМИ.

Тезис о “казах­ской госу­дар­ствен­но­сти” пер­во­на­чаль­но порож­дал недо­ве­рие и дис­ком­форт у зна­чи­тель­ной части рус­ско­языч­но­го насе­ле­ния. У нее вызы­ва­ло бес­по­кой­ство зако­но­да­тель­ное закреп­ле­ние наци­о­наль­но­го харак­те­ра госу­дар­ства, спо­соб­ное логи­че­ски при­ве­сти к уста­нов­ле­нию нерав­но­прав­но­го поло­же­ния наци­о­наль­но­стей. При­зна­вая суве­рен­ность и неза­ви­си­мость Казах­ста­на как госу­дар­ства и счи­тая себя его граж­да­на­ми, пред­ста­ви­те­ли рус­ской части насе­ле­ния рас­счи­ты­ва­ли на поли­ти­че­скую лояль­ность вла­сти и фак­ти­че­ски при­ня­ли усло­вия ассимиляции.

Сего­дня нали­цо рез­кая дис­про­пор­ция этни­че­ско­го соста­ва насе­ле­ния и сте­пе­ни его пред­став­лен­но­сти в орга­нах госу­дар­ствен­ной вла­сти всех уров­ней. Рас­пре­де­ле­ние раз­лич­ных типов ресур­сов (власт­ных, финан­со­вых, эко­но­ми­че­ских, инфор­ма­ци­он­ных, демо­гра­фи­че­ских) нерав­но­мер­но меж­ду отдель­ны­ми этно­са­ми и реги­о­на­ми. Сохра­ня­ет­ся чет­ко обо­зна­чен­ное этни­че­ское раз­де­ле­ние тру­да и этни­че­ская стра­ти­фи­ка­ция общества.

И если на пер­вых порах рус­ско­языч­ное насе­ле­ние наста­и­ва­ло на инсти­ту­те двой­но­го граж­дан­ства и сохра­не­нии рус­ско­го язы­ка в каче­стве госу­дар­ствен­но­го. Дис­кус­сии по пово­ду воз­мож­но­сти вве­де­ния это­го меха­низ­ма актив­но велись в рес­пуб­ли­ке в пер­вой поло­вине 90-х годов про­шло­го века. В насто­я­щее вре­мя они прак­ти­че­ски пре­кра­ти­лись. Казах­стан­ские вла­сти пошли на уступ­ки, при­знав рус­ский язык офи­ци­аль­ным язы­ком. Вопрос же о двой­ном граж­дан­стве по мере ста­би­ли­за­ции сфе­ры меж­эт­ни­че­ских отно­ше­ний в рес­пуб­ли­ке и оче­вид­но­го про­грес­са в эко­но­ми­че­ской сфе­ре вопрос о двой­ном граж­дан­стве ото­шел на вто­рой план.

Госу­дар­ствен­ная поли­ти­ка. На сло­вах вла­сти в Казах­стане рату­ют за “друж­бу наро­дов”, мир, ста­биль­ность и меж­на­ци­о­наль­ное согла­сие. Одна­ко на самом деле казах­стан­ски­ми вла­стя­ми про­во­дит­ся мяг­кая по фор­ме, но доста­точ­но жест­кая по сути поли­ти­ка дис­кри­ми­на­ции и более того выдав­ли­ва­ния рус­ско­го и дру­го­го ино­эт­ни­че­ско­го насе­ле­ния из Казах­ста­на. Для это­го исполь­зу­ет­ся как инсти­ту­ци­о­наль­но-поли­ти­че­ские мето­ды, в част­но­сти тер­ри­то­ри­аль­но-адми­ни­стра­тив­ные рефор­мы, так и язы­ко­вая и кад­ро­вая поли­ти­ка в гос­струк­ту­рах власти.

Одним из важ­ней­ших направ­ле­ний этно­кра­ти­че­ской поли­ти­ки вла­стей в Казах­стане явля­ют­ся зако­но­да­тель­ные реше­ния. Кон­сти­ту­ции 1993 и 1995 гг. содер­жа­ли, как мы уже отме­ча­ли, нема­ло декла­ра­ций и ста­тей, регу­ли­ру­ю­щих меж­эт­ни­че­ские отно­ше­ния. Пол­ны тако­го рода сен­тен­ци­я­ми и дру­гие юри­ди­че­ские акты казах­стан­ско­го зако­но­да­тель­ства. Что же каса­ет­ся под­за­кон­ных актов одно­го лишь Мини­стер­ства юсти­ции, то в них содер­жит­ся боль­шой букет весь­ма про­ти­во­ре­чи­вых поло­же­ний о меж­эт­ни­че­ских отно­ше­ни­ях. Нема­лую леп­ту в зако­ны раз­но­го уров­ня внес­ли и вно­сят Тер­ми­но­ло­ги­че­ская комис­сия, Комис­сия по язы­ку, Мини­стер­ства всех уров­ней и т.д. Все они в ито­ге направ­ле­ны на раз­гра­ни­че­ние и регла­мен­та­цию оно­ма­сти­че­ских, реклам­ных и содер­жа­тель­ных ста­тей язы­ко­вой поли­ти­ки, кото­рая пря­мо вли­я­ет на меж­эт­ни­че­ские отношения.

Клю­че­вую роль в этно­кра­ти­че­ской поли­ти­ке вла­стей игра­ют тер­ри­то­ри­аль­но-адми­ни­стра­тив­ные рефор­мы. Так, напри­мер, в 1994 году было при­ня­то реше­ние о пере­но­се сто­ли­цы Казах­ста­на на север стра­ны в Целиноград/Акмолу, после это­го пере­име­но­ван­ный в Астану.

Пере­нос сто­ли­цы поми­мо чисто поли­ти­че­ских целей, как–то страх перед воз­мож­ной агрес­си­ей со сто­ро­ны Китая, южных сосе­дей, ней­тра­ли­за­ция оппо­зи­ции, дез­аву­и­ро­ва­ние ста­рой пар­тий­но-хозяй­ствен­ной номен­кла­ту­ры и казах­ской совет­ской интел­ли­ген­ции, пре­сле­до­вал в первую оче­редь этно­де­мо­гра­фи­че­ские цели. Пере­нос сто­ли­цы на север в пре­иму­ще­ствен­но рус­ско­языч­ные обла­сти пре­сле­до­вал целью сти­му­ли­ро­вать пере­езд пре­иму­ще­ствен­но казах­ской поли­ти­че­ской эли­ты на север в рус­ско­языч­ный реги­он и тем самым изме­нить этно­де­мо­гра­фи­че­скую ситу­а­цию, уве­ли­чив чис­лен­ность и долю каза­хов в соста­ве насе­ле­ния Север­но­го Казахстана.

С этой же целью в 1997 году была про­ве­де­на тер­ри­то­ри­аль­но-адми­ни­стра­тив­ная рефор­ма, кото­рая затро­ну­ла лишь те обла­сти, в кото­рых пре­об­ла­да­ло рус­ское насе­ле­ние. Так, “рус­ская” Восточ­но-Казах­стан­ская область (рус­ских по пере­пи­си 1989 г. насчи­ты­ва­лось в обла­сти 65,9 %) была при­со­еди­не­на к “казах­ской” Семи­па­ла­тин­ской обла­сти (каза­хов – 50,7 %).

Пре­иму­ще­ствен­но “казах­ская” Жез­каз­ган­ская (каза­хи – 46,0 %) была при­со­еди­не­на к “рус­ской” Кара­ган­дин­ской обла­сти (рус­ские – 52,2 %), “рус­ско-казах­ская” Кок­че­тав­ская (рус­ские – 39,5 %, каза­хи – 28,8 %) – к пре­иму­ще­ствен­но “рус­ской” Севе­ро-Казах­стан­ской обла­сти (рус­ские – 62,0 %), “казах­ская” Тур­гай­ская – к пре­иму­ще­ствен­но “рус­ской” Акмо­лин­ской (рус­ские – 44,6 %) и пре­иму­ще­ствен­но “рус­ской” Куста­най­ской обла­стям (рус­ские – 43,7 %), пре­иму­ще­ствен­но “казах­ская” Тал­ды-Кур­ган­ская (каза­хов – 45,3 %) – к “казах­ско-рус­ской” Алма­тин­ской обла­сти (каза­хи – 41,6 %, рус­ские – 30,1 %).

При этом для того, что­бы вызвать при­ток каза­хов в пре­иму­ще­ствен­но “рус­ские” обла­сти Север­но­го Казах­ста­на област­ной центр пере­но­сил­ся толь­ко в “рус­ские” горо­да – Усть-Каме­но­горск, Кара­ган­ду, Кок­че­тав, Куста­най и Алма-Ату. Учи­ты­вая пол­ное пре­об­ла­да­ние каза­хов в соста­ве адми­ни­стра­тив­ной вла­сти как в цен­тре, так и на местах, это вызва­ло замет­ный рост чис­лен­но­сти казах­ско­го насе­ле­ния в выше­ука­зан­ных городах.

В резуль­та­те всех этих ухищ­ре­ний вла­стям уда­лось добить­ся суще­ствен­но­го изме­не­ния этно­де­мо­гра­фи­че­ской ситу­а­ции на севе­ре Казах­ста­на. Доля каза­хов по пер­вой Казах­стан­ской пере­пи­си 1999 г. замет­но вырос­ла в север­ных обла­стях Казах­ста­на и соста­ви­ла в Акмо­лин­ской обла­сти 37,5 % про­тив 22,4 % по совет­ской пере­пи­си 1989 г., в Восточ­но-Казах­стан­ской – 48,5 % (27,2 %), Кара­ган­дин­ской – 27,5 % (17,1 %), Коста­най­ской – 30,9 % (22,8 %) и Севе­ро-Казах­стан­ской обла­сти – 29,6 % (18,6 %).

Кад­ро­вая поли­ти­ка в инте­ре­сах каза­хов при­ве­ла к этни­за­ции госу­дар­ствен­но­го аппа­ра­та и ста­ла осно­вой насаж­да­е­мой вла­стя­ми свер­ху вниз патро­нат­но-кли­ент­ной систе­мы. В свою оче­редь, патро­нат­но-кли­ент­ная систе­ма ста­ла фун­да­мен­том казах­стан­ско­го авто­ри­та­риз­ма, когда все чинов­ни­ки, весь класс бюро­кра­тии были вынуж­де­ны прой­ти жест­кий отбор по при­зна­ку лич­ной пре­дан­но­сти Пре­зи­ден­ту и его ставленникам***.

Важ­ную роль в этом отно­ше­нии, как мы уже отме­ча­ли, игра­ет язы­ко­вая поли­ти­ка, пред­пи­сы­ва­ю­щая обя­за­тель­ное зна­ние казах­ско­го язы­ка и при­о­ри­тет лиц, сво­бод­но вла­де­ю­щих госу­дар­ствен­ным язы­ком. Мы уже отме­ча­ли, что Кон­сти­ту­ция тре­бу­ет обя­за­тель­но­го сво­бод­но­го вла­де­ния казах­ским язы­ком для заня­тия долж­но­стей Пре­зи­ден­та и спи­ке­ров Сена­та и Мажи­ли­са Пар­ла­мен­та. Более того новый адми­ни­стра­тив­ный кодекс тре­бу­ет отныне обя­за­тель­но­го 50-про­цент­но­го вре­ме­ни веща­ния в эфи­ре на казах­ском язы­ке от элек­трон­ных средств мас­со­вой информации****.

При этом, соглас­но мно­го­крат­но озву­чен­ным Пре­зи­ден­том Н.Назарбаевым и его бли­жай­шим окру­же­ни­ем декла­ра­ци­ям, казах­ская куль­ту­ра долж­на играть инте­гри­ру­ю­щую роль, а зна­ние казах­ско­го язы­ка явля­ет­ся “нрав­ствен­ным дол­гом каж­до­го граж­да­ни­на Казах­ста­на”. Соот­вет­ствен­но это­му при при­е­ме на рабо­ту не толь­ко в госу­дар­ствен­ные орга­ны вла­сти, но даже в ком­мер­че­ские струк­ту­ры и пред­при­я­тия и непра­ви­тель­ствен­ные орга­ни­за­ции при­о­ри­тет отда­ет­ся лицам, вла­де­ю­щим госу­дар­ствен­ным языком.

Таким обра­зом, в Казах­стане посред­ством инсти­ту­ци­о­наль­ных, зако­но­да­тель­ных, тер­ри­то­ри­аль­но-адми­ни­стра­тив­ных и про­чих мето­дов и инстру­мен­тов госу­дар­ствен­ны­ми орга­на­ми вла­сти про­во­дит­ся доста­точ­но жест­кая и мно­го­сто­рон­няя поли­ти­ка пред­по­чти­тель­но­го отно­ше­ния к казах­ско­му язы­ку и носи­те­лям казах­ской этни­че­ской при­над­леж­но­сти при при­е­ме на рабо­ту, полу­че­нии обра­зо­ва­ния и т.д. Обще­ствен­ное мне­ние стра­ны так­же нахо­дит­ся в пле­ну жест­ких дог­ма­тов этноцентризма.

Резуль­та­том это­го ста­ло мед­лен­ное выдав­ли­ва­ние быв­ше­го «стар­ше­го бра­та» из госу­дар­ствен­но-адми­ни­стра­тив­ных орга­нов, затем из стра­ны и «пере­вод его в пар­тер» в поло­же­ние ува­жа­е­мо­го, но тем не менее «млад­ше­го бра­та» (что, кста­ти, очень хоро­шо согла­су­ет­ся с прин­ци­пом гене­а­ло­ги­че­ско­го род­ства, свой­ствен­но­го едва ли не всем наро­дам быв­ше­го Союза).

Вслед­ствие это­го чет­ко про­сле­жи­ва­ет­ся тен­ден­ция того, что каза­хи вос­при­ни­ма­ют эко­но­ми­че­ские про­цес­сы более пози­тив­но, чем рус­ские и дру­гие респон­ден­ты, что этно­по­ли­ти­че­ские сте­рео­ти­пы казах­ско­го насе­ле­ния одно­знач­но скло­ня­ют­ся к кон­цеп­ции суве­рен­но­го раз­ви­тия Казах­ста­на, авто­ри­тар­но-эта­тист­ской и одно­вре­мен­но авто­ри­тар­но-этно­кра­ти­че­ской моде­ли раз­ви­тия госу­дар­ства, патер­на­лиз­му и поли­ти­че­ской лояль­но­сти. Тогда, как рус­ское насе­ле­ние более все­го выска­зы­ва­ет­ся за боль­шую толе­рант­ность в этно­язы­ко­вой и этно­по­ли­ти­че­ской сфе­рах, ней­траль­ность во внут­ри­по­ли­ти­че­ской сфе­ре и инте­гра­ци­он­ные про­цес­сы во внеш­ней поли­ти­ке. Мож­но гово­рить о тен­ден­ции раз­но­на­прав­лен­но­го дви­же­ния двух круп­ней­ших этни­че­ских групп нашей стра­ны – рус­ских и каза­хов – в этно­по­ли­ти­че­ской сфере.

Абсо­лют­ное боль­шин­ство каза­хов счи­та­ют, что имен­но каза­хи долж­ны доми­ни­ро­вать в госу­дар­ствен­но-поли­ти­че­ской систе­ме, что Пре­зи­ден­том Казах­ста­на дол­жен быть казах и что Пре­зи­дент дол­жен знать казах­ский язык. У рус­ских респон­ден­тов эти пока­за­те­ли по пер­во­му и вто­ро­му вопро­су во мно­го раз ниже, тогда как по тре­тье­му почти аналогичны.

Несмот­ря на зна­чи­тель­ную диф­фе­рен­ци­а­цию в вос­при­я­тии мира, свя­зан­ную с раз­ны­ми этни­че­ски­ми сте­рео­ти­па­ми, сим­па­ти­я­ми и пред­по­чте­ни­я­ми, боль­шин­ство респон­ден­тов доста­точ­но толе­рант­ны в вопро­сах изу­че­ния казах­ско­го и рус­ско­го языков.

Казах­ские сте­рео­ти­пы совер­шен­но оче­вид­но «зара­же­ны» мощ­ным виру­сом этно­цен­триз­ма и госу­дар­ствен­но­го наци­о­на­лиз­ма, ори­ен­ти­ро­ва­ны на патер­на­лизм, силь­ную пре­зи­дент­скую власть, авто­ри­та­ризм, этно­кра­тию и не остав­ля­ют сколь­ко-нибудь зна­чи­тель­но­го жиз­нен­но­го про­стран­ства для пред­ста­ви­те­лей дру­гих этни­че­ских общ­но­стей в сфе­рах, каса­ю­щих­ся вла­сти. При этом каза­хи доста­точ­но лояль­ны и толе­рант­ны в вопро­сах, не каса­ю­щих­ся этно­кра­ти­че­ско­го госу­дар­ства. Здесь они гото­вы идти на либе­раль­ные уступ­ки и гото­вы к выра­бот­ке более гиб­кой позиции.

Так, напри­мер, деле­ние на корен­ных и неко­рен­ных жите­лей в пер­вые годы неза­ви­си­мо­сти было свое­об­раз­ным спо­со­бом аргу­мен­та­ции и обос­но­ва­ния пра­ва казах­ско­го этни­че­ско­го доми­ни­ро­ва­ния на эта­пе ста­нов­ле­ния поли­ти­че­ско­го этно­цен­триз­ма. В насто­я­щее вре­мя надоб­ность в подоб­ной аргу­мен­та­ции уже пол­но­стью отпала.

Несмот­ря на нали­чие в казах­стан­ском обще­стве очень серьез­но раз­ли­ча­ю­щих­ся этни­че­ски диф­фе­рен­ци­ро­ван­ных сте­рео­ти­пов, кото­рые сви­де­тель­ству­ют об их раз­но­век­тор­ном и раз­но­на­прав­лен­ном раз­ви­тии, нали­чии доста­точ­но серьез­ных отли­чий во взгля­дах и пред­став­ле­ни­ях раз­лич­ных этно­сов на ход и судь­бы раз­ви­тия стра­ны, все они посте­пен­но отсту­па­ют на вто­рой план под вли­я­ни­ем эко­но­ми­че­ской либерализации.

* “Сто­лич­ное обо­зре­ние”. 25.09.98.

**Н.Назарбаев. В пото­ке исто­рии. Алма­ты. 1999. С. 53.

***Маса­нов Н.Э. Поли­ти­че­ская эли­та Казах­ста­на // Поли­ти­че­ская эли­та Казах­ста­на: исто­рия, совре­мен­ность, пер­спек­ти­вы. Мате­ри­а­лы “круг­ло­го сто­ла”, Алма­ты, 5 фев­ра­ля 2000 г. Алма­ты, 2000. С. 35 – 50 и др.

****см.: Кодекс РК “Об адми­ни­стра­тив­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях” от 30 янва­ря 2001 г. № 155 – II ЗРК, ста­тья 342 п.2.

Про­дол­же­ние следует

…Ста­тьи серии: Взгляд на поли­ти­ку из 2005 года. Часть IV, Взгляд на поли­ти­ку из 2005 года. Часть III, Взгляд на поли­ти­ку из 2005 года. Часть II, Взгляд на поли­ти­ку из 2005 года. Часть I

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0

You must be logged in to post a comment Login

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone