Буквы имени Назарбаева

 

Президент указом ввел в Казахстане новый алфавит на латинице. Против — почти все

Пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев утвер­дил сво­им ука­зом в минув­шую пят­ни­цу новый алфа­вит казах­ско­го язы­ка на лати­ни­це. Вари­ант, как ожи­да­ет­ся, рабо­чий: этап пере­хо­да на новую пись­мен­ность про­длит­ся до 2022 года, и есть надеж­да, что в казах­скую лати­ни­цу будут вно­сить­ся уточ­не­ния. А пока в стране, кажет­ся, есть все­го один чело­век, у кото­ро­го новый вари­ант алфа­ви­та не вызы­ва­ет тихо­го ужа­са.

Пал­ка, пал­ка, алфа­ви­тик

В новом казах­ском алфа­ви­те, как ожи­да­ет­ся, будет 32 бук­вы. В прин­ци­пе это пере­ло­же­ние стан­дарт­но­го латин­ско­го алфа­ви­та на казах­ский манер, но есть свои осо­бен­но­сти. Самая бро­са­ю­ща­я­ся в гла­за — при­ме­не­ние апо­стро­фов для обо­зна­че­ния спе­ци­фи­че­ских казах­ских букв, а так­же для ряда рус­ских вро­де бук­вы «Ш», кото­рая пре­вра­ти­лась в «S‘». Таких букв девять, и неред­ки слу­чаи, когда в одном пред­ло­же­нии встре­ча­ет­ся боль­ше деся­ти апо­стро­фов.

Пример: «Юлия и Юрий стали мужем и женой». В новом варианте на казахской латинице это будет выглядеть следующим образом: «I‘y‘li‘i‘a men I‘u‘ri‘i‘ ku‘i‘ey‘ men a‘i‘el attandy» (лучше им, в общем, не жениться).

Кро­ме того, есть дру­гие нюан­сы. Отсут­ству­ют бук­вы «э», «ю», «я», «ц», «щ». В интер­вью казах­стан­ско­му сай­ту Tengrinews.kz дирек­тор Инсти­ту­та язы­ко­зна­ния име­ни Ахме­та Бай­тур­сы­ну­лы Ерден Кажи­бек заявил, что сло­ва будут писать­ся по зако­нам казах­ско­го язы­ка, а Назар­ба­ев рань­ше ска­зал, что букв «э», «ю» и «я» в казах­ском язы­ке нико­гда не суще­ство­ва­ло, поэто­му то, что про­ис­хо­дит сей­час — это «воз­вра­ще­ние к исто­кам».
А еще есть доста­точ­но зако­вы­ри­стый казус бук­вы «у». Их — с раз­ной сте­пе­нью глу­хо­ты — в казах­ском язы­ке три, поэто­му «Ұ» — это «U», «Ү» — это «U‘», а сама «У» — это «Y‘». «У» мог­ла бы быть и без апо­стро­фа, но это в казах­ском язы­ке теперь «Ы».
Это уже вто­рой вари­ант алфа­ви­та, кото­рый стал пред­ме­том обще­ствен­ной дис­кус­сии. В пер­вом вме­сто апо­стро­фов исполь­зо­ва­лись дигра­фы — то есть две бук­вы, обо­зна­ча­ю­щие один звук. Но такой метод напи­са­ния вызвал в сен­тяб­ре жесто­чай­шую кри­ти­ку со сто­ро­ны жите­лей стра­ны. Во мно­гом из-за пере­во­да сло­ва «мор­ковь». В казах­ском язы­ке она пишет­ся как «сәбіз», а по ново­му вари­ан­ту сло­во пре­вра­ща­лось в «saebiz». Об этом упо­мя­нул даже Назар­ба­ев — прав­да, в успо­ко­и­тель­ной мане­ре.

«Они говорят, мы должны читать «саебиз». Тогда, может, вспомним, как нужно читать слово boeing на английском? А как читаем слово «школа» на английском? Во французском языке, к примеру, необходимо десять букв, чтобы произнести одно слово. Поэтому неправильно так говорить», — заявил Назарбаев на своей пресс-конференции 14 сентября.

Но новый вари­ант в этом отно­ше­нии не луч­ше. Сло­во «восток» — «шығыс» — в новой тран­скрип­ции пре­вра­ти­лось в нецен­зур­ный ана­лог фра­зы «зани­мать­ся сек­сом». Тем не менее это, кажет­ся, не очень сму­ща­ет чинов­ни­ков: указ был при­нят в пят­ни­цу, а уже в поне­дель­ник на аки­ма­те горо­да Актау на запа­де стра­ны появи­лась таб­лич­ка с новым начер­та­ни­ем букв. Более того, в поне­дель­ник уже была пре­зен­то­ва­на кни­га Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва «Вре­ме­на и думы», напи­сан­ная на лати­ни­це с апо­стро­фа­ми. Мень­ше все­го повез­ло уче­ни­кам шко­лы № 40 в Астане — их эту кни­гу заста­ви­ли читать. Ребя­там, впро­чем, понра­ви­лось.
Еще мно­гих вол­ну­ет, как будут писать­ся сло­ва, обо­зна­ча­ю­щие тер­ми­ны, а так­же заим­ство­ван­ные из дру­гих язы­ков сло­ва.

В Казахстане одно время иностранные слова переводили на казахский, из-за чего возникали «допаяқ» — «ногомяч» (футбол) или «ғаламтор» — интернет. Но, как правило, такие переводы не приживались, и международная терминология в итоге возвращалась.

«Мы не соби­ра­ем­ся это все отбра­сы­вать. Нам нуж­но гово­рить все это на казах­ском и писать на казах­ском язы­ке. Но мы не можем сра­зу все изме­нить. <…> Напри­мер, «брев­но» мы про­из­но­сим «бөрене». «Пухо­вик» у нас «бөке­бай». «Кро­вать» — «кере­ует». Про­бле­ма в изме­не­нии слу­ха наше­го наро­да. Кто-то назы­ва­ет это дости­же­ни­ем. Но в казах­ском язы­ке все эти язы­ко­вые пра­ви­ла долж­ны учи­ты­вать­ся. Мы долж­ны гово­рить и писать по пра­ви­лам одно­го язы­ка», — цити­ру­ют СМИ раз­ра­бот­чи­ка ново­го алфа­ви­та Ерде­на Кажи­бе­ка. Инте­рес­но, что восемь лет назад имя Кажи­бе­ка так­же мель­ка­ло в свя­зи с «язы­ко­вым вопро­сом»: его подо­зре­ва­ли в хище­нии 3,5 мил­ли­ар­да тен­ге (23,2 мил­ли­о­на руб­лей по кур­су 2009 года) при раз­ра­бот­ке онлай­но­во­го казах­ско-англо-рус­ско­го пере­вод­чи­ка тек­стов. Пере­вод­чик так и не был создан, Кажи­бек уехал в Тур­цию, а через восемь лет убе­дил Назар­ба­е­ва при­нять апо­стро­фи­че­ское иго.

Язы­ко­вая «капо­стро­фа»

Соб­ствен­но, в этом и про­бле­ма: дис­кус­сий по ново­му алфа­ви­ту в обще­стве не про­во­ди­лось, а все при­ни­ма­лось на уровне убеж­де­ния одно­го-един­ствен­но­го чело­ве­ка. В казах­стан­ском интер­не­те язвят, что у Назар­ба­е­ва-то ни в име­ни, ни в фами­лии нет ни одно­го апо­стро­фа — чего ему вол­но­вать­ся? Но вол­но­вать­ся есть от чего, счи­та­ет казах­стан­ский поли­то­лог Досым Сат­па­ев: вре­мя игра­ет про­тив пре­зи­ден­та.

«Формально спешки не было: решение о переходе на латиницу было принято почти семь лет назад. В этом году процесс сильно ускорился. Президент пытается успеть войти в историю как один из создателей нового алфавита», — говорит Сатпаев «Новой».

Это не толь­ко исто­ри­че­ская, но и поли­ти­че­ская игра, уточ­ня­ет экс­перт: новым казах­ским алфа­ви­том сей­час мож­но набрать попу­ляр­ность у каза­хо­языч­ной ауди­то­рии, кото­рая в стране уже состав­ля­ет боль­шин­ство. «10 лет назад тако­го еще нель­зя было сде­лать», — гово­рит Сат­па­ев. Одна­ко теперь, как и все­гда, про­изо­шел «ком­му­ни­ка­ци­он­ный» сбой, и с пуб­ли­кой, кото­рая и будет раз­го­ва­ри­вать на этом язы­ке, никто тол­ком не посо­ве­то­вал­ся. В даль­ней­шем воз­мож­ны неко­то­рые кор­рек­ти­ров­ки алфа­ви­та — в том чис­ле и по заяв­кам обще­ствен­но­сти. По край­ней мере, на это наде­ет­ся поли­то­лог и обще­ствен­ный дея­тель Айдос Сарым, кото­рый счи­та­ет, что утвер­жден­ный ука­зом алфа­вит все-таки не явля­ет­ся дог­мой.

«Нуж­но понять даль­ней­шую про­це­ду­ру, — гово­рит Сарым «Новой». — Исхо­дя из меж­ду­на­род­но­го опы­та дол­жен быть при­нят спе­ци­аль­ный закон. Тео­ре­ти­че­ски мож­но пред­ста­вить себе мно­го ситу­а­ций, когда пре­зи­дент­ский указ, обя­за­тель­ный для гос­слу­жа­щих, отка­жет­ся выпол­нять част­ная струк­ту­ра: у вас свой язык, а мы будем писать по-сво­е­му. Нужен закон, кото­рый будет внед­рять алфа­вит и прин­ци­пы его функ­ци­о­ни­ро­ва­ния в жиз­ни стра­ны».
Такой закон может быть раз­ра­бо­тан и анон­си­ро­ван на засе­да­нии Наци­о­наль­ной комис­сии по пере­хо­ду казах­ско­го алфа­ви­та на лати­ни­цу. Но пока непо­нят­но даже, кто туда вхо­дит, хотя комис­сия уже созда­на. Впро­чем, это может быть не очень важ­но, если пре­зи­дент ска­жет «отста­вить раз­го­вор­чи­ки»: в стране нет людей — в том чис­ле сре­ди фило­ло­гов, — кото­рые мог­ли бы пере­чить Назар­ба­е­ву, кон­ста­ти­ру­ет поли­то­лог.

Тем более что, как выяс­ни­ло радио «Азаттык» у казах­стан­ских уче­ных-линг­ви­стов, их никто тол­ком не стал слу­шать, хотя они пред­ла­га­ли еще нема­ло вари­ан­тов, а теперь попыт­ка убрать апо­стро­фы будет рас­це­ни­вать­ся как пося­га­тель­ство на назар­ба­ев­ский указ.

В ито­ге казах­стан­цам, кото­рые искренне хоте­ли новый алфа­вит — а таких мно­го: вер­сия про то, что так мож­но быть бли­же к Запа­ду, наив­на, но при­вле­ка­тель­на, — оста­ет­ся наде­ять­ся лишь на то, что к их гулу воз­му­ще­ния при­слу­ша­ют­ся, и казах­ская лати­ни­ца пре­тер­пит изме­не­ния еще раз в нечто более удо­бо­ва­ри­мое.

Шан­сы на это, кста­ти, есть, хоть и свя­за­ны они не совсем с обще­ствен­ной реак­ци­ей: изго­тов­ле­ние таб­ли­чек и доку­мен­тов на одном вари­ан­те алфа­ви­та, а потом их кор­рек­ти­ров­ка — это допол­ни­тель­ная воз­мож­ность осво­е­ния средств. Денег на пере­ход и так-то выде­ле­но нема­ло: 100 мил­ли­о­нов руб­лей. Мож­но, прав­да, посмот­реть и мас­штаб­нее: пере­ход на лати­ни­цу — часть про­грам­мы «модер­ни­за­ции обще­ствен­но­го созна­ния», на кото­рую выде­ле­но боль­ше чем 9,3 мил­ли­ар­да руб­лей. Внут­ри, поми­мо лати­ни­цы, отбор «100 новых лиц Казах­ста­на», состав­ле­ние кар­ты сакраль­ных мест стра­ны, а так­же про­па­ган­да пат­ри­о­тиз­ма. Не важ­но, на каком язы­ке и каким шриф­том — побо­роть­ся в любом слу­чае есть за что.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone