fbpx

БРУТАЛЬНАЯ СМЕРТЬ БРУТАЛЬНОГО НЕГОДЯЯ

24 ФЕВРАЛЯ 2015, АРКАДИЙ ДУБНОВ

Быв­ший зять пре­зи­ден­та Казах­ста­на Рахат Али­ев был най­ден мерт­вым в тюрем­ной каме­ре в Вене, где он ожи­дал экс­тра­ди­ции на роди­ну. Зага­доч­ную смерть чело­ве­ка, кото­ро­го когда-то счи­та­ли пре­ем­ни­ком Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, ком­мен­ти­ру­ет извест­ный рос­сий­ский жур­на­лист Арка­дий ДУБНОВ.

ТАСС

Рахат Али­ев — чело­век, о кото­ром в Казах­стане гово­рят с ужа­сом: за ним тянет­ся шлейф исто­рий о пре­сле­до­ва­нии ни в чем не повин­ных людей, изде­ва­тель­ствах и пыт­ках. Хотя по сути это типич­ная исто­рия взле­та и паде­ния высо­ко­по­став­лен­но­го представителя«царствующей семьи». Карье­ра быв­ше­го мужа стар­шей доче­ри пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва, кото­ро­го назы­ва­ли казах­стан­ским крон­прин­цем и про кото­ро­го все­рьез пого­ва­ри­ва­ли, что он насле­ду­ет сво­е­му тестю, под­ло­ми­лась в 2007 году, когда он был обви­нен в попыт­ке госу­дар­ствен­но­го пере­во­ро­та. Тогда Али­ев бежал из Казах­ста­на (с уве­рен­но­стью мож­но ска­зать, что ему дали бежать), дол­го ски­тал­ся по раз­ным стра­нам.

Нынеш­нее изве­стие о его само­убий­стве очень напо­ми­на­ет исто­рию Бори­са Бере­зов­ско­го: слиш­ком мно­го в этом собы­тии таин­ствен­но­го, что­бы пове­рить в само­убий­ство. Уже назна­че­но вскры­тие, одна­ко, на мой взгляд, исти­ну мы нико­гда не узна­ем. Али­ев был най­ден в туа­ле­те сво­ей оди­ноч­ной каме­ры пове­шен­ным на крюч­ке для поло­те­нец, в каче­стве верев­ки исполь­зо­ва­на лен­та от меш­ков для мусо­ра. Дру­гих подроб­но­стей пока нет, одна­ко адво­кат Али­е­ва не верит в вер­сию само­убий­ства. Зна­ю­щие Али­е­ва люди утвер­жда­ют, что он был чело­ве­ком неурав­но­ве­шен­ным, что порой выли­ва­лось в жесто­кость, от кото­рой стра­да­ли дру­гие люди, неслу­чай­но его обви­ня­ют в том чис­ле в убий­стве. Неурав­но­ве­шен­ность, конеч­но, мог­ла при­ве­сти к депрес­сии, кото­рая в ито­ге при­ве­ла к суи­ци­ду, но дока­зать этой сей­час будет вряд ли воз­мож­но.

23 фев­ра­ля Али­е­ву ста­ло извест­но, что апел­ля­ция, кото­рую подал его подель­ник Аль­нур Муса­ев, быв­ший гла­ва Коми­те­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Казах­ста­на, была откло­не­на и на 11 апре­ля назна­чен суд при­сяж­ных. Те, кто готов рас­смат­ри­вать вер­сию само­убий­ства, выска­зы­ва­ют пред­по­ло­же­ния, что Али­ев не вынес мыс­ли о том, что он в любом слу­чае будет осуж­ден. Если даже не удаст­ся дока­зать его при­част­ность к убий­ству топ-мене­дже­ров казах­стан­ско­го Нур­бан­ка, то пол­но­стью дока­за­на его при­част­ность к пыт­кам — он сам пытал лич­ных охран­ни­ков быв­ше­го пре­мьер-мини­стра Казах­ста­на Аке­жа­на Каже­гель­ди­на. Оба они живы, один полу­чил граж­дан­ство Бель­гии, дру­гой живет в Казах­стане. Бла­го­да­ря их настой­чи­во­сти, а так­же ста­ра­ни­ям само­го Каже­гель­ди­на, кото­рый тоже живет в Евро­пе, уда­лось воз­бу­дить уго­лов­ное дело про­тив Раха­та Али­е­ва. И несмот­ря на его гибель, суд состо­ит­ся, посколь­ку двое дру­гих обви­ня­е­мых, Аль­нур Муса­ев и Вадим Кош­ляк, живы.

Если это не само­убий­ство, то за собы­ти­ем могут сто­ять силы, для кото­рых живой Али­ев был бы опа­сен. Это не обя­за­тель­но свя­зи, веду­щие в Казах­стан. В немень­шей сте­пе­ни он был опа­сен и для опре­де­лен­ных вли­я­тель­ных лиц в Австрии. За про­шед­шие 10 лет Рахат Али­ев кор­рум­пи­ро­вал зна­чи­тель­ное чис­ло чинов­ни­ков как в Австрии, так и на Маль­те. Он окру­жал себя сетью дове­рен­ных людей, в первую оче­редь адво­ка­тов, кото­рые обес­пе­чи­ва­ли его инте­ре­сы.

Воз­ни­ка­ет вопрос, на что рас­счи­ты­вал Рахат Али­ев, когда лич­но сдал­ся вла­стям Австрии в июне про­шло­го года? Спа­са­ясь от пре­сле­до­ва­ния, он бегал бук­валь­но по всей Евро­пе, жил на Маль­те, на Кип­ре, в Гре­ции, но, узнав, что и в Гре­ции уже выдан ордер на его арест, пред­по­чел вер­нуть­ся в Австрию, где тюрь­мы все-таки ком­форт­нее, чем гре­че­ские. Есть еще один инте­рес­ный нюанс: его быв­ший адво­кат Вольф­ганг Бранд­штет­тер, полу­чав­ший от Али­е­ва огром­ные гоно­ра­ры (австрий­ские СМИ насчи­та­ли поряд­ка 200 тыс. евро) и мно­го сде­лав­ший, что­бы Али­е­ву дали вид на житель­ство в Австрии, год назад стал мини­стром юсти­ции. Тогда было мно­го раз­го­во­ров скан­даль­но­го свой­ства, что этот чело­век не смо­жет быть объ­ек­ти­вен в деле Раха­та Али­е­ва. Воз­мож­но, Али­ев имен­но на это и рас­счи­ты­вал. Но недав­но ста­ло извест­но, что министр юсти­ции отка­зал­ся помо­гать, и дело было пере­да­но в суд — в Австрии минюст кури­ру­ет суды, и без его отмаш­ки дело не может быть направ­ле­но в суд.

Исто­рия паде­ния высо­ко взле­тев­ше­го крон­прин­ца весь­ма харак­тер­на для стран, где уста­нав­ли­ва­ет­ся режим бес­кон­троль­ной лич­ной вла­сти. Теперь сле­ду­ет ожи­дать про­дол­же­ния поис­ков недви­жи­мо­сти и огром­ных финан­со­вых аву­а­ров, кото­рые Рахат Али­ев выво­дил из Казах­ста­на через род­ствен­ни­ков сво­ей сест­ры — она была заму­жем за одним из бра­тьев Хора­ни, при­над­ле­жа­щих к ливан­ско-пале­стин­ско­му оли­гар­хи­че­ско­му кла­ну. Сред­ства его сахар­но­го биз­не­са (неда­ром его называли«сахарный», то есть Рахат),его медиа­биз­не­са выво­ди­лись на Запад, и сей­час по все­му миру, от Лих­тен­штей­на до США, воз­буж­де­ны уго­лов­ные дела в свя­зи с отмы­ва­ни­ем неза­кон­ных средств, так или ина­че аффи­ли­ро­ван­ных с Али­е­вым. В обна­ру­же­нии этих денег весь­ма заин­те­ре­со­ва­ны вла­сти Казах­ста­на, кото­рые потра­ти­ли нема­ло средств и уси­лий, что­бы их вер­нуть. Эта исто­рия ока­жет вли­я­ние и на поли­ти­че­ские про­цес­сы в Казах­стане, хотя в целом рено­ме пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва вряд силь­но постра­да­ет, что было бы для него очень некста­ти в пред­две­рии гря­ду­щих через два меся­ца досроч­ных пре­зи­дент­ских выбо­ров.