Атмосферный фронт с угрозами

Нурсултан Назарбаев объявил о начале эры в кольце врагов. Под раздачу попадут все – от террористов до собственной элиты

В прошлый четверг, 13 июля, страна хочешь – не хочешь, а отмечала 25-летие создания Комитета национальной безопасности. Чекисты на правах юбиляра могли рассчитывать на хороший подарок, и они его получили. Папа современного Комитета, а по совместительству президент Казахстана Нурсултан Назарбаев почти всех вокруг назвал врагами, а КНБ, по сути, наделил полномочиями суперструктуры. Они у спецслужбы были и раньше, но с благословением искать врагов государства куда спокойнее.

«Новая геополитическая реальность все эти годы диктовала нам необходимость быть всегда начеку и держать порох сухим. Серьезным вызовом для нашей страны и национальной безопасности стали вылазки радикальных группировок, подпитываемых террористическими международными и религиозно-экстремистскими организациями. Бескомпромиссной борьбе с этим злом оказало решительную поддержку все казахстанское общество. Это высокое доверие необходимо нам оправдывать системной, эффективной деятельностью. По жесткому пресечению любых вредоносных идеологий, деструктивных течений и любых попыток дестабилизировать общество, с какой бы стороны это ни исходило», – заявил Назарбаев, но на этом не остановился. Он нашел еще и «недоброжелателей внутри страны», которые «с завистью смотрят на наши богатства, стабильность и международный авторитет Казахстана». Ими теперь тоже будет заниматься КНБ. «Я лично верю сотрудникам Комитета. У вас работа нелегкая», – ободряюще заявил президент.

Эти слова Назарбаева несколько выбиваются из его обычно миролюбивой риторики и рассуждений о многовекторности, но вписываются в общий тренд ужесточения словесности в мире. Хотя и в этом отстаем, говорит директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев: в других странах «от слов уже перешли к действиям». Назарбаев же ничего другого на таком мероприятии сказать и не мог: если и говорить о мире во всем мире, то в подобных выражениях. «Из самой концепции прагматизма проистекает формула – нет вечных друзей, есть вечные интересы. Об этом нужно время от времени напоминать, особенно самой могучей спецслужбе страны, в ведении которой, кстати, и погранслужба. Что еще мог предложить президент, кроме обычного «граница на замке» и «держать порох сухим»?» – разбирает речь Назарбаева политолог Данил Бектурганов.

Тем не менее список угроз (читай – врагов) впечатляет: тут и международный терроризм, куда казахстанцев засасывает как в воронку, и гибридные войны, и те же внутренние «недоброжелатели», которые, вероятно, необязательно находятся внутри страны. Очевидно, что список мог бы быть и шире, но также очевидно, что его перечисление перед Комитетом, по сути, легитимирует любые действия чекистов на нейтрализацию недругов. Даже если одних при этом нужно будет подменять другими.

Враг у ворот

Радикальные группировки и международный терроризм, которые президент в своей речи поставил в сильную позицию, – действительно проблема, и у Казахстана успехи в ее решении весьма сомнительны. В понедельник стало известно, что Турция внесла в «черный список» почти 2000 казахстанцев, кто, по их мнению, так или иначе связан с экстремизмом и терроризмом. Этот список – не бесспорный: МИД Казахстана утверждает, что речь идет не о единовременном включении, а о формируемой последние шесть лет «статистике». А правозащитник Евгений Жовтис напоминает, что в такие списки могут попасть и политические «сидельцы»: у того же Ермека Нарымбаева в 2016 году из-за осуждения по 174-й статье и включения в подобный реестр в Казахстане начались большие проблемы с банковскими картами. Тем не менее 2000 человек – это внушительная цифра, которая свидетельствует, что их казахстанские спецслужбы прошляпили. «Наших товарищей из «конторы» надо прикомандировать в турецкие спецслужбы на постоянной основе, чтобы они там совместно работали над всем этим идущим от нас огромным потоком, коль мы здесь с ними не можем управиться, – иронизирует полковник КНБ в отставке Арат Нарманбетов. – Естественно, что туркам спасибо за такой шикарный подарок нам. Видимо, у них очень хорошие оперативные позиции существуют в «отделе кадров» ИГ (экстремистская группировка, запрещена в Казахстане. – Прим. «Новой» – Казахстан»). И, на мой взгляд, это только видимая часть всего айсберга».

Совсем ругать КНБ за такие «фэйлы», может, и не стоит, говорит эксперт по Центральной Азии из Германии Виталий Волков: обезвредить террориста в начале его «трудового пути» не так легко даже европейским спецслужбам. «А запретить выезд в страны, где он сформируется в бойца, еще недавно было невозможно в силу действующих законодательств», – напоминает Волков. Другое дело, что в том, как ищутся вдохновленные международным терроризмом соотечественники внутри страны: здесь у КНБ оправданий существенно меньше. «Эффективность работы КНБ внутри страны против экстремистов сильно зависит и от технической оснащенности, и от готовности населения помогать спецслужбам, – говорит эксперт. – В этом отношении КНБ над собственной популярностью не работает и имеет негативный образ организации «ручной» у некоторых сильных мира сего».

Теперь у спецслужб, правда, вроде появился козырь в виде лишения гражданства за террористические преступления – Назарбаев начал делать подарки заранее, и подписал поправки к Уголовному кодексу еще до праздника чекистов. Министр по делам религий и гражданского общества Нурлан Ермекбаев настолько увлекся их одобрением, что приравнял воюющих на стороне террористов казахстанцев к «предателям Родины». Сейчас у боевиков того же ИГ в жизни наступила черная полоса (против них ополчились почти все) – и не желающие умирать за свои идеи казахстанцы могут поехать домой. Тут-то их и будет ждать закрытый шлагбаум: без паспорта с обложкой небесного цвета распространять чуждые идеи на территории Казахстана бывший соотечественник точно не сможет, уверен министр.

Но в эффективности этой меры есть сомнения. «Лишение гражданства – это шаг назад, это роспись в бессилии, – чеканит политолог Бектурганов. – Точно такая же, кстати, как и «закрытые суды» над террористами. Учитывая зашкаливающий уровень коррупции, добыть полную стенографию процесса – вопрос детский. Учитывая не самый высокий, мягко говоря, уровень общественного доверия и к судам, и к организации-юбиляру, веры в справедливость приговоров тоже нет. На мой скромный взгляд, для получения каких-то высоких результатов в борьбе с этим злом надо сначала борцам собственное мышление переделать. А это всегда очень нелегко».

«Невозможно эту проблему решать силовым путем, – добавляет Евгений Жовтис. – Более того, иногда этот путь контрпродуктивен. Чем больше вы сажаете тех, кто, по-вашему, относительно экстремист из-за того, что он проповедует другое направление в исламе, тем больше вы естественным путем радикализируете их окружение, и недоверие к государству у них растет». Дополнительный привет и тем, кто работает запретами и штрафами как косой: запрещает носить бороды и штрафует за слово «аминь» в мечети.

Справедливости ради, борьба с терроризмом для казахстанской власти заключается не только в работе КНБ. На дипломатическом направлении тоже идут свои переговоры по теме. «Насколько мне известно, Казахстан сравнительно недавно осознал то, что сам находится на передовой борьбы между «джихадистским интернационалом» и старым мироустройством. Ряд адекватных шагов, в том числе заметная активизация дипломатов и разведки в Афганистане по сбору аналитической и оперативной информации, действительно сделаны. Не знаю, в какой мере РК использует площадку переговоров в Астане по Сирии, чтобы завязать свои контакты с сирийской оппозицией и властями для получения оперативной информации о боевиках, потенциально угрожающих Казахстану, но ситуация к этому располагает», – говорит Виталий Волков. Это, правда, не мешает тому же Казахстану ввязываться в истории с отправкой военных в Сирию (спецпредставитель России Лаврентьев на последней встрече заявил, что его страна «будет приветствовать», если Казахстан отправит в Сирию свой контингент – Казахстан в этот раз промолчал) и тем самым увеличивать риск возникновения террористической угрозы дополнительно.

Нашествие гибридов

Упоминанием о гибридных войнах как об одной из важных угроз, с которой столкнется Казахстан, президент Назарбаев не только оправдал будущую концепцию «Киберщит Казахстана», которая сильно ограничит и без того тесноватый казахстанский интернет, но и заставил задуматься о том, кого он имеет в виду, говоря о «диверсионно-подрывных действиях, экономическом давлении, информационном прессинге и провокациях в медиасфере различных людей и групп». Кто-то может увидеть в этом Россию, особенно с учетом того, что слова «Россия» и «гибридные войны» – постоянные соседи в новостях последних лет. Но что это за неслыханная дерзость в отношении северного соседа? «Мне кажется, что от Путина Назарбаев имеет карт-бланш на выпады в адрес России (иногда). Он демонстрирует патриотам независимость от Москвы, при этом Москва понимает, что по большому счету Казахстан пока не может и не имеет необходимости уйти с ее орбиты. В том числе и в вопросах безопасности», – выдвигает теорию Виталий Волков.

«Наш сосед гибридную войну и кибервойну как ее часть очень хорошо освоил и уже протестировал, – напоминает Досым Сатпаев о последних скандалах с тегами «Россия» и «хакеры». – Так что Казахстан в этом плане действительно должен быть готов. Я думаю, что Россия в этом смысле для Казахстана не друг, а недруг: учитывая, как быстро у соседей меняются друзья и партнеры, и какая нестабильная у них внешняя политика, любое ухудшение отношений между Казахстаном и Россией может привести к тому, что Россия будет применять методы гибридной войны». К тому же, напоминает политический эксперт, не стоит забывать, что Казахстан все еще плотно держится в орбите российского и пророссийского телевидения, даже несмотря на то, что Смыкова и Шаукентаевой на «Первом канале Евразия» уже нет. К слову, в интернете муссировалось видео, на котором человек, похожий на Руслана Смыкова, выступает по телевидению Белоруссии. Кстати, Александр Лукашенко также в последнее время крайне недоволен влиянием России в своей стране. Впору вспоминать Киселева с его «совпадениями».

«Мы должны готовиться к разным ударам – не только информационным, но и хакерским, например, – продолжает Досым Сатпаев. – Поэтому логично, что разговоры о киберзащите на уровне обсуждения идут». И хорошо, что идут, добавляет Арат Нарманбетов, потому что люди во власти «были бы круглыми дураками, если бы всему этому не обучались». «Назарбаев стократно прав, когда дает такие наставления сейчас нашим чекистам. Потому что, чует мое сердце, случись что-нибудь такое, и у нас произойдет такой несусветный бардак, мы все драпанем в разные стороны с большой скоростью и без оглядки – особенно наши чиновники, по сравнению с которым события в Украине покажутся нам просто милыми цветочками», – волнуется полковник КНБ в отставке.

Правда, совсем не факт, что речь идет о России или только о ней. «В гибридных войнах все обвиняют друг друга, – говорит Евгений Жовтис. – Сначала Запад обвинил Россию, а с другой стороны – и Россия обвинила Запад, что он через разные неправительственные организации продвигает «чуждые» идеи. Господин президент мог иметь в виду и тех и других – благо, в нашем политическом лексиконе «пятые колонны» тоже проскакивают. Кто отреагировал – тот и признался».

В конечном итоге, дело может быть и не в России вовсе, а в напоминании КНБ, в каком направлении ему надо развиваться более интенсивно. «Президент никогда не станет делать никаких демаршей в сторону России, это ему невыгодно. Зачем? ЕАЭС, его детище, работает, таможенных границ нет, торгуем, зачем обострять? Но для КНБ не сказать про гибридные войны и про необходимость быть готовыми к их отражению – это было бы неправильно. По край- ней мере, всегда можно потом сказать: а я ведь вас предупреждал, доведет до цугундера! То же самое, кстати, относится и к угрозе кибербезопасности, это тоже из разряда «я вас предупредил», – говорит политолог Бектурганов. – Просто ни с киберугрозами, ни с гибридной войной КНБ при всем старании не справится один, тут нужна структура, объединяющая, помимо собственно безопасников, еще и think-tanks (мозговые центры. – Прим. «Новой» – Казахстан») с учеными и разработчиками контрмер, а этого как не было, так и нет. Есть, конечно, структура Антитеррористического центра РК, но я очень сомневаюсь, что она сможет что-то предложить революционно-прорывное в этой сфере. Старых собак не научишь новым трюкам, говорят дрессировщики. А специалисты по кибербезопасности должного уровня не в АТЦ сидят, а в Силиконовой долине».

Внутренняя империя врагов

Впрочем, проблемы «на внешнем радиусе» могут быть важной, но все же факультативной угрозой по сравнению с «недоброжелателями» внутренними. Президент их имена не упомянул, но, судя по последним событиям, этого звания может удостоиться любой: журналисты, которых хотят заставить работать исключительно в положительном ключе; бывшие чиновники, которых пачками арестовывают не только за экономические преступления, но и за вполне трендовое «разглашение гостайны»; тот же Мухтар Аблязов, кого теперь и Интерпол не ищет, а он все никак в Facebook не успокоится. «То, что под экстремизм легко и просто может быть подведена любая оппозиционная деятельность, ни для кого не секрет, – хмыкает Бектурганов. – У всех перед глазами примеры тех же Макса Бокаева и Талгата Аянова, более ранние примеры, вплоть до дела Козлова и партии «Алга». 174-ю статью никто не отменял, да и других в УК достаточно много. Так что терроризм, конечно, угроза серьезная, но оппозиционные мнения куда серьезнее, и сформировавшийся тренд загонять любое оппозиционное движение под определение «экстремистов» эту точку зрения подтверждает». При этом разбираться, «чьих» будет несогласный или он вообще одиночка, сейчас никто не станет: любое несогласие будет караться сначала штрафами, а потом путешествием в Заречный на срок от двух до пяти.

«Враги» есть и в элите – не только в гражданском обществе, которое, по мнению Евгения Жовтиса, зачищено максимально сильно. С элитой сложнее: она вроде своя, и система своих так просто не сдает, но уменьшается «кормовая база», поэтому хождение вокруг имеющихся бюджетов напоминает игру в стульчик с той лишь разницей, что садится как раз проигравший. «Внутриэлитные процессы беспокоят сейчас власть больше всего, – предполагает Жовтис. – Они оцениваются очень серьезно – особенно с учетом сращения элиты, бизнеса и власти в стране. Отсюда и «борьба с коррупцией». Правда, добавляет правозащитник, его не покидает ощущение, что врагов внутри своих власти ищут лишь, чтобы отобрать тот или иной бизнес или расширить собственное влияние. Так что эта вражда – неискренняя, теория осажденной крепости просто используется для устранения конкурентов.

Другое дело, что в своих внутренних войнах элиты зачастую используют те же методы, что и радикалы – а иногда пользуются радикализацией населения в собственных интересах. «Я допускаю, что власть опасается, что боевиков из исламского подполья в своих целях используют те или иные региональные группировки и олигархи, чьи интересы ущемлены и чьи амбиции не реализованы при нынешней власти, – говорит Виталий Волков. – Учитывая, что число пассионарных недовольных жизнью в стране достаточно много (что показали земельные протесты), что в экономике кризис, что есть влиятельные и богатые региональные группы, имеющие своих боевиков и своих людей и за границей, и во власти, последней есть из-за чего волноваться». Все это нагнетается первопричиной – тотальной несправедливостью во всех сферах человеческой жизни, и казахстанская власть сейчас сидит как на сковородке с кипящим маслом – горячо и снизу постреливают.

Угрожающее количество полномочий

Получается, президент прав: врагов действительно много – только в основном это враги самой власти (или она их так воспринимает). И в этом смысле сказанная на 25-летии КНБ речь не только про упреждающий окрик всем сразу. Это еще и констатация президентом того факта, что со всеми этими угрозами будет справляться как раз таки структура Карима Масимова, который за год пребывания на посту председателя КНБ создал у окружающих ощущение, что Комитет – это суперструктура с неограниченными полномочиями. «Свидетельством превращения организации-юбиляра в суперструктуру служит реорганизация структуры КНБ, о которой говорилось в речи президента. Получив в руки рычаг в виде возможности вести коррупционные дела на всех, КНБ действительно превратился в суперструктуру. Не нужно забывать, что все так называемые «элитные группировки» в Казахстане созданы и существуют только благодаря президенту. Воевать с собственными кошельками неудобно и глупо. Нужна служба, которая могла бы исполнить любой приказ в отношении кого угодно. Такая служба создана, «заточена» под решение определенных задач», – констатирует Данил Бектурганов.

Велик в таком случае риск, что КНБ, прикрываясь вопросами «внешних врагов», будет решать проблемы с «внутренней угрозой». «Этого нельзя исключать, – соглашается Досым Сатпаев. – Такой сценарий вполне типичен. Но тут надо понимать, что если какая-то структура будет «зачищать» площадки, то она должна быть готова, что пустоты заполнят более радикальные противники». Есть ли такое понимание в самих спецслужбах? Наверное, но не факт, поскольку некоторые эксперты «Новой» – Казахстан» нынешнюю квалификацию современных чекистов оценивают достаточно низко. «КНБ Казахстана среди специалистов не считается сильным», – говорит Виталий Волков. Да и репутация ведомства сильно испорчена многочисленными уголовными делами в отношении бывших руководителей, один из которых и вовсе хотел взять власть и не гнушался закатывать оппонентов в бочки с известью.

«Ключевая проблема Комитета национальной безопасности в том, что он по-прежнему – преемник (ментально) Комитета государственной безопасности СССР, – формулирует Евгений Жовтис. – У него те же представления о безопасности государства, которое, как правило, ассоциируется с конкретными людьми во власти. Плюс эта система упала с точки зрения квалификации кадров». Превращение такого «трансформера» в главный силовой орган страны чревато проблемами – например, захочется снова взять власть, не обязательно методами бывшего зятя. «Опыт других стран показывает, что если силовиков постоянно наделять полномочиями, рано или поздно они могут переродиться в политическую силу, – говорит Досым Сатпаев. – Тем более в стране есть проблемы, которые будут требовать еще большего усиления полномочий силовых структур для своего решения, а это создаст новые проблемы. И так по кругу. Есть риск возникновения монополии КНБ [на политическом поле]».

Чтобы этого не произошло, хорош был бы общественный контроль, да только где его взять, вздыхают эксперты. Парламент слаб, даже расширение полномочий не помогло его оживить – с чекистами ни одна из палат и близко по силе не сравнится. Учитывая, что в КНБ хватает и других болячек, – Виталий Волков говорит о логично возникающем желании чекистов подмять под себя бизнес и об исламистах, проникших внутрь системы и ждущих расширения полномочий, – новый мегамонстр может стать гораздо большей проблемой, чем все описанные выше. А помня, что он будет использоваться для нейтрализации широкого спектра угроз, власть новой суперструктуры становится практически безграничной. Наверху, очевидно, этого тоже побаиваются, считает Евгений Жовтис, и пытаются «персонально балансировать» систему так, чтобы Франкенштейн не вышел из-под контроля. А так как КНБ подчиняется единственному и уже очень не молодому человеку (который умеет говорить правильные речи на юбилеях), опасность выхода ситуации из-под контроля со временем только усиливается.

Оригинал статьи: Новая Газета Казахстан

You must be logged in to post a comment Login

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone