Апострофическая катастрофа

 

Имен­но так в соци­аль­ных сетях казах­стан­цы назва­ли новый латин­ский алфа­вит с апо­стро­фа­ми, при­ня­тый ука­зом гла­вы госу­дар­ства. Утвер­жден­ная вер­сия алфа­ви­та  поверг­ла в шок  бук­валь­но всех: и уче­ных-язы­ко­ве­дов, и про­грам­ми­стов, и поли­то­ло­гов, и жур­на­ли­стов, и даже тех, кто всей душой желал ско­рей­ше­го пере­хо­да Казах­ста­на с кирил­ли­цы на лати­ни­цу.

Напом­ним, что офи­ци­аль­но о пере­хо­де казах­ско­го язы­ка на латин­ский алфа­вит было объ­яв­ле­но  вес­ной 2017 года. 12 апре­ля пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев пору­чил чинов­ни­кам соста­вить гра­фик тако­го пере­во­да, назвав кон­крет­ные сро­ки язы­ко­вой рефор­мы — до кон­ца 2017 года раз­ра­бо­тать стан­дарт алфа­ви­та, с 2018-го начать под­го­тов­ку соот­вет­ству­ю­щих спе­ци­а­ли­стов и пол­но­стью отка­зать­ся от кирил­ли­цы к 2025 году.

Впро­чем, в Казах­стане о лати­ни­за­ции алфа­ви­та гово­ри­лось и рань­ше. Напри­мер, в посла­нии Назар­ба­е­ва наро­ду «Стра­те­гия «Казах­стан-2050» — новый поли­ти­че­ский курс состо­яв­ше­го­ся госу­дар­ства»  в декаб­ре 2012-го. В нем пре­зи­дент  под­чер­ки­вал, что пере­вод на лати­ни­цу «послу­жит не толь­ко раз­ви­тию казах­ско­го язы­ка, но и пре­вра­тит его в язык совре­мен­ной инфор­ма­ции».

Все это вре­мя в Казах­стане актив­но спо­ри­ли о необ­хо­ди­мо­сти язы­ко­вой рефор­мы. Были  сто­рон­ни­ки, кото­рые пола­га­ли, что она послу­жит раз­ви­тию казах­ско­го язы­ка и будет спо­соб­ство­вать при­об­ще­нию к запад­но­му миру. Во вся­ком слу­чае имен­но так оче­ред­ную рефор­му про­ком­мен­ти­ро­вал поли­то­лог Ерлан Карин: «Пере­ход на лати­ни­цу — это циви­ли­за­ци­он­ный выбор. Выбор в поль­зу откры­то­го и гло­баль­но­го мира». А поли­то­лог Айдос Сарым  гово­рил о том, что в резуль­та­те рефор­мы «при­дет поко­ле­ние, кото­рое будет ото­рва­но от совет­ско­го про­шло­го, кото­рое вый­дет из совет­ско­го коло­ни­аль­но­го дис­кур­са».

Были и те, кто опа­сал­ся, что в резуль­та­те рефор­мы Казах­стан будет отбро­шен назад в раз­ви­тии, пото­му как такая рефор­ма потре­бу­ет вре­ме­ни. Напри­мер, казах­ста­нец Нур­лан Туре­ха­нов писал так: «Раз­рыв меж­ду веду­щи­ми миро­вы­ми дер­жа­ва­ми и нами рас­тет с ката­стро­фи­че­ской ско­ро­стью! С ката­стро­фи­че­ской! Назо­ви­те мне хотя бы одну вещь, кото­рую каза­хи дали миру за послед­ние 100 лет? Одну? Ума­ляю, хотя бы одну! Если вче­ра меж­ду нами было 40 лет, то сего­дня 60, а зав­тра, даже без пере­во­да на лати­ни­цу и поте­ри всей убо­гой базы зна­ний, ста­нет 80. А с поте­рей — 180… У нас поезд горит, а про­вод­ни­ца все еще весе­лые кон­кур­сы при­ду­мы­ва­ет».

И вот новый алфа­вит офи­ци­аль­но при­нят. Даль­ше, по идее, нач­нет­ся поэтап­ный пере­вод казах­ско­го язы­ка на латин­ские «рель­сы». Одна­ко у экс­пер­тов успеш­ность это­го про­цес­са вызы­ва­ет боль­шие сомне­ния: при­ня­тый  алфа­вит, мяг­ко гово­ря, разо­ча­ро­вал.

 Про­кля­тие апо­стро­фа

Вот как опи­сы­ва­ет­ся новый алфа­вит в ста­тье на сай­те  Матрица.kz.

«Новый про­ект казах­ско­го алфа­ви­та на лати­ни­це теперь состо­ит из 32 букв. Из него убра­ли дигра­фы. Их заме­ни­ли на апо­строф – небук­вен­ный знак в виде над­строч­ной запя­той, а бук­вы «и», «й» – латин­ской «i» c апо­стро­фом…

Как отме­ти­ли раз­ра­бот­чи­ки, бук­ва «W» вызва­ла осо­бое недо­воль­ство, так как в ста­ром про­ек­те она озна­ча­ла звук «У». Поэто­му теперь «У» оста­нет­ся на лати­ни­це такой же, толь­ко с апо­стро­фом. Казах­ская Қ – сно­ва Q, Ұ – U, I – оста­лась I. Бук­ва Ы пишет­ся как Y. Мно­гие бук­вы теперь запи­сы­ва­ют­ся с помо­щью над­строч­ной «запя­той». Ә – A’, Ғ – G’, И, Й – I’, Ң – N’, Ө – O’, Ш – S’, Ч – C’, Ү – U’, У – Y’.

Не обо­шлось без «ори­ги­наль­но­сти»: во всех язы­ках, исполь­зу­ю­щих лати­ни­цу, У – это U, а у нас спе­ци­фи­че­ский Ұ – U, в то вре­мя У – это Y’. Здесь нару­ша­ет­ся одна из основ­ных целей пере­хо­да на лати­ни­цу – сбли­же­ние с тюрк­ским миром, ведь во всех тюрк­ских язы­ках на осно­ве лати­ни­цы У – это U, как и в евро­пей­ских язы­ках, что вызо­вет пута­ни­цу при чте­нии».

Авто ста­тьи пишет о том, что функ­ции апо­стро­фа в миро­вой язы­ко­вой прак­ти­ке отли­ча­ют­ся от тех, что при­ду­ма­ли казах­ские язы­ко­ве­ды. «Поэто­му в сво­ем стрем­ле­нии создать «ори­ги­наль­ную» казах­скую гра­фи­ку раз­ра­бот­чи­ки пошли про­тив основ созда­ния лати­ни­зи­ро­ван­ных алфа­ви­тов, пока­зав перед всем миром свою неком­пе­тент­ность!»

В спис­ке глав­ных недо­стат­ков, по его мне­нию, соб­ствен­но сама идея актив­но­го исполь­зо­ва­ния апо­стро­фа, что при­ве­дет, напри­мер, к уве­ли­че­нию объ­е­ма тек­ста и вре­ме­ни печа­та­ния при­бли­зи­тель­но на 30% – на ком­пью­те­ре бук­ва с апо­стро­фом наби­ра­ет­ся в два уда­ра, а сама над­строч­ная запя­тая в стан­дарт­ной кла­ви­а­ту­ре зани­ма­ет такое же место, как и отдель­ная бук­ва. То есть Казах­стан столк­нет­ся с гро­мад­ны­ми рас­хо­да­ми на пере­вод всей бумаж­ной лите­ра­ту­ры на новый алфа­вит.

Но это еще цве­точ­ки. Про­грам­ми­сты гово­рят о том, что казах­ско­языч­ный кон­тент в соци­аль­ных сетях лиши­ли глав­но­го инстру­мен­та – хэштэ­га, ведь он не допус­ка­ет зна­ков пре­пи­на­ния внут­ри себя.  А это зна­чит, что пра­во­пи­са­ние на казах­ской лати­ни­це в соци­аль­ных сетях будет вынуж­ден­но хро­мать. Людям при­дет­ся ковер­кать сло­ва.  Плюс Google и дру­гие поис­ко­вые систе­мы не будут пони­мать сло­ва с апо­стро­фа­ми, так как этот знак счи­та­ет раз­ры­вом.

«Для того что­бы обо­зна­чить апо­строф, нуж­но нажать на ряд кла­виш, к тому же исполь­зо­ва­ние тако­го зна­ка дела­ет уяз­ви­мой про­грам­му перед виру­са­ми и ата­ка­ми», –при­во­дит Матрица.kz сло­ва it-спе­ци­а­ли­ста Тали­па Нуси­пу­лы.

Нако­нец, при пись­ме рука будет все вре­мя «спо­ты­кать­ся» об апо­стро­фы. Ведь вот, к при­ме­ру, как будут выгля­деть казах­ские сло­ва на лати­ни­це: un’g’yl-s’un’g’yl (ұңғыл-шұңғыл – неров­но­сти), u’s’o’ls’emdik (үшөл­шем­дік – трех­мер­ность), o’n’men’ (өңмең – тело, туло­ви­ще), o’n’g’ag’y (оңғағы – линю­чий), s’ars’ag’уs’ (шар­шағыш – быст­ро утом­ля­ю­щий­ся), s’an’-s’un’ (шаң-шұң – ссо­ра ругань), s’up-s’un’g’yl (шұп-шұңғыл – очень глу­бо­кий-пре­глу­бо­кий), s’yn’g’yry’ (шыңғы­ру – прон­зи­тель­но кри­чать) и др.

«Убий­ство фоне­ти­ки»

Поли­то­лог Дастан Кады­р­жа­нов на сво­ей стра­ни­це в «Фейс­бу­ке» был весь­ма кате­го­ри­чен.

«Могу сме­ло утвер­ждать, — пишет он, — что это самая волюн­та­рист­ская и непро­фес­си­о­наль­ная вер­сия, кото­рая толь­ко мог­ла воз­ник­нуть. Что поз­во­ля­ет мне так гово­рить? Я, как воз­мож­но вы помни­те, все­гда был горя­чим сто­рон­ни­ком внед­ре­ния лати­ни­цы. Поми­мо гео­по­ли­ти­че­ских, куль­ту­ро­ло­ги­че­ских и про­чих обос­но­ва­ний ПРОГРЕССИВНОСТИ это­го пере­хо­да, я ука­зы­вал на то, что имен­но лати­ни­ца лежит в осно­ве так назы­ва­е­мо­го МЕЖДУНАРОДНОГО ФОНЕТИЧЕСКОГО АЛФАВИТА».

По его сло­вам, зада­ча это­го алфа­ви­та состо­ит в том, «что­бы при­нять еди­ную систе­му вос­при­я­тия зву­ков во всех язы­ках чело­ве­че­ства».

«С систе­мой МФА вы стал­ки­ва­е­тесь во всех хоро­ших и про­фес­си­о­наль­ных сло­ва­рях мира. Эту систе­му исполь­зу­ют для ТРАНСКРИПЦИИ слов. То есть для пра­виль­но­го вос­при­я­тия зву­ка и его про­из­но­ше­ния. Меж­ду­на­род­ный фоне­ти­че­ский алфа­вит суще­ству­ет с 1886-го года. За это вре­мя он стал еди­ной фоне­ти­че­ской систе­мой вос­при­я­тия и пере­да­чи зву­ков всех язы­ков мира. Осо­бен­но важ­но это для наций, кото­рые пере­хо­ди­ли на исполь­зо­ва­ние лати­ни­цы и соот­вет­ствен­но изоб­ре­та­ли свои алфа­ви­ты на ее осно­ве», — утвер­жда­ет поли­то­лог.

Он уве­рен, что «при­ни­мая лати­ни­цу, сле­ду­ет обя­за­тель­но учи­ты­вать, как зву­ки ваше­го язы­ка будут вос­при­ни­мать­ся в мире», если «дума­ли о том, что­бы в него инте­гри­ро­вать­ся, а не про­сто выпенд­рить­ся перед мон­го­ла­ми». И с точ­ки зре­ния МФА в при­ня­той вер­сии казах­ско­го алфа­ви­та «содер­жит­ся мак­си­мум не про­сто непо­нят­но­го, но и откро­вен­но сби­ва­ю­ще­го с тол­ку». Напри­мер, «бук­ва «у» одно­знач­но иден­ти­фи­ци­ро­ва­на в МФА как «u» — иное обо­зна­че­ние под­ра­зу­ме­ва­ет, что вы дру­гой лите­рой обо­зна­ча­е­те дру­гой звук, отли­ча­ю­щий­ся от всех «у» в мире». А апо­стро­фы обо­зна­ча­ют две вещи: уда­ре­ние и гор­тан­ный звук.

«Вопре­ки обще­при­ня­то­му заблуж­де­нию в казах­ском язы­ке нет ни одно­го гор­тан­но­го зву­ка. Что­бы вы точ­но зна­ли, что такое гор­тан­ный звук — то это гру­зин­ское қ в сло­ве бақақи — лягуш­ка. Более яркий при­мер — бук­вы «айн» и «гайн» в араб­ском язы­ке. Вот это насто­я­щие гор­тан­ные зву­ки. Поэто­му вне­се­ние в алфа­вит зна­ков, обо­зна­ча­ю­щих гор­тан­ное про­из­но­ше­ние, счи­таю откро­вен­ным убий­ством фоне­ти­ки казах­ско­го язы­ка», — напи­сал Дастан Кады­р­жа­нов.

По его сло­вам, Меж­ду­на­род­ный фоне­ти­че­ский алфа­вит успеш­но исполь­зу­ет лите­ры из дру­гих алфа­ви­тов, что­бы под­черк­нуть свое­об­ра­зие про­из­но­ше­ния. «Вот к при­ме­ру, как транс­кри­би­ру­ет­ся сло­во international — |ˌɪntərˈnæʃnəl|. Как види­те, нико­го при­ме­не­ние наше­го ә не сму­ща­ет. Но  оно УЖЕ исполь­зу­ет­ся для пере­да­чи совсем ино­го зву­ка. Так что азер­бай­джан­ский опыт про­сто­го пере­не­се­ния ә мож­но счи­тать не очень удач­ным», — счи­та­ет поли­то­лог.

«Если мы испол­ня­ем про­све­ти­тель­скую зада­чу инте­гра­ции в миро­вое про­стран­ство посред­ством сме­ны пись­мен­но­сти, нуж­но и опи­рать­ся на миро­вое пони­ма­ние фоне­ти­ки. Это пони­ма­ние вполне предо­став­ля­ет Меж­ду­на­род­ный фоне­ти­че­ский алфа­вит. Зако­но­мер­но­сти кото­ро­го, мне кажет­ся, вооб­ще нико­го из созда­те­лей алфа­ви­та не инте­ре­со­ва­ли. А если мы про­сто хотим выпенд­рить­ся и пока­зать «гля­ди, как мы ваши бук­вы того…», тогда конеч­но — ни в чём себе не отка­зы­вай­те! Но тогда нуж­но отда­вать себе отчет в том, что выпенд­рёж с про­грес­сив­ной инте­гра­ци­ей и про­све­ти­тель­ством не име­ет ниче­го обще­го. Зна­чит глав­ная цель про­сто не будет достиг­ну­та», — резю­ми­ро­вал поли­то­лог.

Уче­ные в недо­уме­нии

В соци­аль­ных сетях при­во­дит­ся мне­ние про­фес­со­ра Уни­вер­си­те­та име­ни Деми­ре­ля Кура­лай Куде­ри­но­вой, кото­рая гово­рит, что «участ­во­ва­ла во всех обсуж­де­ни­ях ново­го казах­ско­го латин­ско­го алфа­ви­та с 2006 года. За это вре­мя рас­смат­ри­ва­лось мно­го раз­лич­ных вари­ан­тов, но вари­ан­та с апо­стро­фа­ми нико­гда не было. Он появил­ся неожи­дан­но совсем недав­но, перед самым утвер­жде­ни­ем».

Кура­лай Куде­ри­но­ва, на сло­ва кото­рой ссы­ла­ет­ся Марат Толи­ба­ев, гово­рит, что апо­строф в каче­стве диа­кри­ти­че­ско­го зна­ка в миро­вой прак­ти­ке прак­ти­че­ски не при­ме­ня­ет­ся: «У уче­ной обще­ствен­но­сти Казах­ста­на вызы­ва­ет недо­уме­ние, поче­му мы не при­ме­ним извест­ные миру и упо­тре­би­мые во мно­гих стра­нах диа­кри­ти­че­ские зна­ки, а муча­ем сами себя и пыта­ем­ся создать алфа­вит с непо­нят­ной гра­фи­кой. Этот же вопрос мне зада­ют сту­ден­ты на всех встре­чах».

Так­же она сооб­щи­ла, что в ходе изу­че­ния обще­ствен­но­го вос­при­я­тия раз­лич­ных вари­ан­тов алфа­ви­та Инсти­ту­том язы­ко­зна­ния им. Бай­тур­сы­но­ва были про­ве­де­ны экс­пе­ри­мен­ты, в ходе кото­рых респон­ден­там пред­ла­га­лось напи­са­ние слов в раз­ных вари­ан­тах. Ито­ги опро­сов пока­за­ли, что 76% тести­ру­е­мых при­зна­ли алфа­вит с диа­кри­ти­че­ски­ми зна­ка­ми самым удоб­ным и понят­ным.

А быв­ший дирек­тор Инсти­ту­та язы­ко­зна­ния Шеру­бай Кур­ман­бай­у­лы в ком­мен­та­рии «Азатты­ку» ска­зал, что не пони­ма­ет, поче­му так быст­ро при­ня­ли вари­ант с апо­стро­фа­ми. Он счи­та­ет, что «это, воз­мож­но, поли­ти­че­ское реше­ние, при­ня­тое по неиз­вест­ным нам при­чи­нам».

«Спе­ци­фи­че­ские зву­ки казах­ско­го язы­ка нуж­но было обо­зна­чить отдель­ны­ми зна­ка­ми. Мы пола­га­ли, что пере­ход на лати­ни­цу сбли­зит тюрк­ские наро­ды бла­го­да­ря похо­же­му пись­му, гра­фи­ке, одна­ко послед­ний вари­ант, напро­тив, кажет­ся, отда­лит», –счи­та­ет Шеру­бай Кур­ман­бай­у­лы.

В свою оче­редь участ­ник груп­пы по раз­ра­бот­ке вари­ан­та алфа­ви­та казах­ско­го язы­ка на лати­ни­це BaiLatyn Нурад­дин Сады­ков пола­га­ет, что «вари­ант, утвер­жден­ный вла­стя­ми, «будет очень слож­но вве­сти в науч­ный обо­рот в этом виде, и этот алфа­вит будет неудо­бен для науч­но-тех­ни­че­ской сфе­ры».

«При­ня­тие алфа­ви­та – это не тот вопрос, кото­рый реша­ет­ся при­ка­зом или голо­со­ва­ни­ем. Эти­ми вопро­са­ми долж­ны зани­мать­ся уче­ные-фоне­ти­сты. Жизнь алфа­ви­та, в кото­ром не соблю­де­ны зако­ны язы­ка, будет недол­гой. Всё рав­но при­дет­ся его пере­смат­ри­вать», – при­во­дит «Азаттык» сло­ва науч­но­го сотруд­ни­ка Инсти­ту­та язы­ко­зна­ния Омир­за­ка Айт­ба­е­ва.

Впро­чем, по сло­вам стар­ше­го науч­но­го сотруд­ни­ка Инсти­ту­та язы­ко­зна­ния име­ни Бай­тур­сы­но­ва про­фес­со­ра Алим­ха­на Жунис­бе­ко­ва, уче­ные вско­ре при­сту­пят к напи­са­нию пра­вил пра­во­пи­са­ния для лати­ни­цы. В ходе этой рабо­ты еще воз­мож­ны какие-то изме­не­ния, одна­ко исклю­чить апо­стро­фы из алфа­ви­та уже нель­зя. «Если мы убе­рем апо­стро­фы, кото­рые утвер­жде­ны ука­зом пре­зи­ден­та, это будет нару­ше­ни­ем зако­на», – гово­рит уче­ный.

Кто за кад­ром?

Инте­рес­но, что бук­валь­но через несколь­ко дней после появ­ле­ния  ука­за пре­зи­ден­та о новом алфа­ви­те обще­ствен­но­сти была пре­зен­то­ва­на уже отпе­ча­тан­ная на латин­ской гра­фи­ке, содер­жа­щей апо­стро­фы, кни­га Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва «Вре­ме­на и думы» («Жыл­дар мен ойлар»). Этот факт вызвал бурю эмо­ций и в СМИ, и в соци­аль­ных сетях.

Как напи­сал пуб­ли­цист Сер­гей Дува­нов на сво­ей стра­ни­це в «Фейс­бу­ке», «есть подо­зре­ния, что кни­га спе­ци­аль­но напи­са­на по слу­чаю при­ня­тия ново­го алфа­ви­та и при­зва­на застол­бить при­о­ри­тет елба­сы и в этой сфе­ре». Одна­ко, невоз­мож­но пове­рить в то, что за пару дней «изда­тель сумел пере­ве­сти напи­сан­ное на кирил­ли­це на лати­ни­цу и про­ве­дя все необ­хо­ди­мые про­це­ду­ры изда­ния кни­ги напе­ча­тать один экзем­пляр этой кни­ги».

«Понят­но, что все это голи­мый сим­во­лизм, нуж­ный для исто­рии. Мол, елба­сы дал казах­ско­му язы­ку новый алфа­вит и пер­вый напи­сал на лати­ни­це кни­гу. Лидер он во всем дол­жен быть лиде­ром. Прав­да очень неза­вид­но в этой ситу­а­ции выгля­дят все те, кто актив­но участ­во­вал в обсуж­де­нии вари­ан­тов алфа­ви­та, спо­ря друг с дру­гом и вно­ся раз­лич­ные пред­ло­же­ния. Похо­же те, кто изда­вал кни­гу на лати­ни­це, уже дав­но зна­ли, какой вари­ант будет взят за осно­ву. Соот­вет­ствен­но, кни­гу гото­ви­ли к сро­ку, когда вари­ант алфа­ви­та будет объ­яв­лен. В ито­ге народ стал участ­ни­ком боль­шо­го спек­так­ля под назва­ни­ем «все­на­род­ное обсуж­де­ние», — счи­та­ет Сер­гей Дува­нов.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone