fbpx

Как Казахстан проиграл Стати в Новом Свете

Мол­дав­ский инве­стор Ана­тол Ста­ти готов к аре­сту иму­ще­ства Рес­пуб­ли­ки Казах­стан в США. Министр юсти­ции РК Марат Беке­та­ев пыта­ет­ся опро­верг­нуть про­со­чив­шу­ю­ся инфор­ма­цию. Но, так или ина­че, вся эта печаль­ная для стра­ны исто­рия может сто­ить ему поста.  

13 нояб­ря 2018 года Суд окру­га Колум­бия, США, вынес реше­ние в поль­зу Ана­то­лия Ста­ти в спо­ре с Казах­ста­ном, раз­ре­шив про­из­во­дить арест акти­вов рес­пуб­ли­ки в Вашинг­тоне. Это, конеч­но, не озна­ча­ет, что зда­ние посоль­ства РК в США может быть угро­зой аре­ста. Но тем не менее создан очень важ­ный пре­це­дент для мол­дав­ских инве­сто­ров, веду­щих юри­ди­че­скую вой­ну с Акор­дой уже мно­го лет.

Семья Ста­ти выиг­ра­ла иск у Казах­ста­на в Арбит­раж­ном суде Сток­голь­ма еще в декаб­ре 2013 года. Прав­да сум­ма выиг­ран­но­го соста­ви­ла суще­ствен­но мень­ше ожи­да­е­мо­го. По реше­нию Арбит­ра­жа Казах­стан дол­жен выпла­тить ком­па­нии Ascom Group око­ло  525 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. В эту сум­му вошли 277,8 мил­ли­о­на — за место­рож­де­ния Тол­кын и Боран­коль, 31,3 мил­ли­о­на  — за раз­рыв кон­трак­та на исполь­зо­ва­ние недр, 199 мил­ли­о­нов — за неза­кон­чен­ный завод и еще око­ло 9 мил­ли­о­нов — судеб­ные издерж­ки. В общем же Ста­ти тре­бо­ва­ли более 4 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, но Казах­стан отка­зал­ся пла­тить даже про­иг­ран­ную сум­му: в Акор­де пред­по­чли юри­ди­че­скую вой­ну с мол­дав­ски­ми инве­сто­ра­ми.

Сна­ча­ла пра­ви­тель­ство РК обжа­ло­ва­ло реше­ние арбит­ра­жа в Швед­ском арбит­раж­ном суде, затем в Выс­шем. В обо­их судах было отка­за­но.  Тогда пра­ви­тель­ство РК пере­нес­ло  раз­би­ра­тель­ство  в Лон­дон. Здесь Казах­ста­ну уда­лось зару­чить­ся под­держ­кой в Выс­шем суде Лон­до­на, кото­рый 6 июня 2017 года (три с поло­ви­ной года спу­стя) допу­стил воз­мож­ность мошен­ни­че­ства со сто­ро­ны Ста­ти. 

Но к это­му вре­ме­ни  мол­дав­ские инве­сто­ры уже пере­шли в наступ­ле­ние. Они обра­ти­лись в суды наци­о­наль­ных юрис­дик­ций, где потре­бо­ва­ли взыс­ка­ния денег и аре­ста акти­вов на осно­ва­нии реше­ния меж­ду­на­род­но­го арбит­ра­жа. Наци­о­наль­ные суды в этой ситу­а­ции фак­ти­че­ски выпол­ня­ют функ­ции «энфор­се­ра» или даже кол­лек­то­ра. Поми­мо Шве­ции и Вели­ко­бри­та­нии в раз­би­ра­тель­ство ока­за­лись втя­ну­ты Гол­лан­дия, Шве­ция, Люк­сем­бург и Соеди­енн­ные Шта­ты Аме­ри­ки. 

Осо­бен­ная интри­га раз­вер­ну­лась в США, где пра­ви­тель­ство Казах­ста­на пода­ло встреч­ный иск про­тив мол­дав­ских инве­сто­ров.

В апре­ле 2017 года меж­ду­на­род­ная юри­ди­че­ская ком­па­ния NORTON ROSE FULBRIGHT (люби­мая фир­ма нынеш­не­го мини­стра юсти­ции Мара­та Беке­та­е­ва) пода­ла от име­ни Казах­ста­на иск в окруж­ной суд феде­раль­но­го окру­га Колум­бия (U.S. District Court District of Columbia (Washington, DC). В этом иске отец и сын Ста­ти обви­ня­лись в мошен­ни­че­стве и созда­нии орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной груп­пи­ров­ки.

Послед­нее обви­не­ние было необ­хо­ди­мо для того, что­бы «втис­нуть» дело в рам­ки зако­на о про­ти­во­дей­ствии орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти (Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act). Этот феде­раль­ный закон, более извест­ный по сво­ей аббре­ви­а­ту­ре «RICO», был при­нят в 1970 году с осо­бой целью – спра­вить­ся, нако­нец, с орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­стью.

Закон пред­по­ла­гал суще­ствен­ное рас­ши­ре­ние пол­но­мо­чий пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, удли­нял сро­ки нака­за­ния, рас­ши­рял воз­мож­но­сти досу­деб­но­го содер­жа­ния подо­зре­ва­е­мых за решет­кой и преду­смат­ри­вал арест акти­вов, при­об­ре­тен­ных на сред­ства, «выру­чен­ные от рэке­та». Феде­раль­ные зако­но­да­те­ли согла­си­лись при­нять его лишь в каче­стве «чрез­вы­чай­ной вре­мен­ной меры». Но, как часто слу­ча­ет­ся, «чрез­вы­чай­ное» пре­вра­ти­лось в «обыч­ное» — закон дей­ству­ет и по сего­дняш­ний день.

Прав­да, заме­тим, что в тече­ние пер­вых деся­ти лет этот закон прак­ти­че­ски не дей­ство­вал. Нор­мы его были настоль­ко необыч­ны для аме­ри­кан­ско­го пра­во­су­дия, что на про­тя­же­нии деся­ти­ле­тия после при­ня­тия про­ку­ра­ту­ра США не реша­лась исполь­зо­вать новый закон, опа­са­ясь, что опыт­ные адво­ка­ты разо­бьют в суде любое обви­не­ние, постро­ен­ное на его осно­ве. Даже сей­час, спу­стя почти пол­ве­ка, сфе­ра дей­ствия это­го зако­на доволь­но жест­ко огра­ни­че­на. Обви­ня­е­мый по это­му зако­ну дол­жен совер­шить не менее двух пре­ступ­ле­ний, опре­де­ля­ю­щих его в каче­стве рэке­ти­ра.

Поче­му в каче­стве инстру­мен­та вой­ны про­тив мол­дав­ских инве­сто­ров Марат Беке­та­ев и его люби­мая фир­ма выбра­ли этот закон?  Ответ на этот вопрос сле­ду­ет из тек­ста подан­но­го в 2017 году иска. Как пишут его авто­ры, юри­сты Ста­ти забро­са­ли иска­ми суды в США, в кото­рых не толь­ко тре­бу­ют аре­ста акти­вов, но и рас­сы­ла­ют повест­ки с тре­бо­ва­ни­ем дачи пока­за­ний от раз­лич­ных ответ­ствен­ных лиц.

Что важ­но, пред­ме­том осо­бо­го вни­ма­ния казах­стан­ских вла­стей ста­ла юри­ди­че­ская фир­ма Clyde and Co.,  пред­став­ляв­шая инте­ре­сы гло­баль­ной трей­дин­го­вой ком­па­нии Vitol, с кото­рой Ста­ти так­же раз­би­ра­лись в арбит­ра­же. С уче­том недав­но появив­ше­го­ся в пуб­лич­ном поле рас­сле­до­ва­ния о более чем тес­ных свя­зях Vitol с семьей пре­зи­ден­та Казах­ста­на этот инте­рес ста­но­вит­ся более понят­ным.

(Мы рас­ска­жем об этом рас­сле­до­ва­нии подроб­но в одной из наших сле­ду­ю­щих пуб­ли­ка­ций — ред.)

Дру­ги­ми сло­ва­ми, иск, подан­ный Казах­ста­ном, в конеч­ном ито­ге мог иметь сво­ей цельюв том чис­ле пре­кра­ще­ние любых рас­сле­до­ва­ний опе­ра­ций Vitol с пра­ви­тель­ством. Соот­вет­ствен­но, более раци­о­наль­ной выгля­дит тут и цель мини­стра юсти­ции РК Мара­та Беке­та­е­ва, кото­рый не толь­ко вою­ет со Ста­ти, но и защи­ща­ет более чув­стви­тель­ные для Акор­ды темы.

Про­дол­жая исто­рию с мол­дав­ски­ми инве­сто­ра­ми, кон­ста­ти­ру­ем, что стран­ная затея с обви­не­ни­ем Ста­ти в рэке­тир­стве пред­ска­зу­е­мо завер­ши­лась фиа­ско. Уже в мар­те 2018 года аме­ри­кан­ский суд под­твер­дил закон­ность реше­ния сток­гольм­ско­го арбит­ра­жа по иску мол­дав­ско­го биз­не­сме­на Ана­то­лия Ста­ти к пра­ви­тель­ству Казах­ста­на, обя­зав РК выпла­тить Ста­ти все те же 525 мил­ли­о­нов дол­ла­ров.

Тогда ведом­ство Беке­та­е­ва ста­ло тре­бо­вать при­оста­но­вить про­це­ду­ру при­ну­ди­тель­но­го взыс­ка­ния до завер­ше­ния апел­ля­ци­он­но­го про­цес­са. Но 13 нояб­ря 2018 года полу­чи­ло отказ. В реше­нии суда ука­зы­ва­ет­ся, что Ана­тол Ста­ти может вер­нуть эти день­ги из «любых госу­дар­ствен­ных акти­вов Казах­ста­на в США». По боль­шо­му сче­ту это может озна­чать что угод­но.

Пра­ви­тель­ство РК пыта­ет­ся сде­лать хоро­шую мину при сло­жив­шей­ся игре. А мини­стер­ство юсти­ции РК пыта­ет­ся даже отри­цать саму такую воз­мож­ность.  Марат Беке­та­ев наде­ет­ся, что по каж­до­му кон­крет­но­му взыс­ка­нию будет полу­чать­ся раз­ре­ше­ние от окруж­но­го суда, в зави­си­мо­сти от каж­до­го кон­крет­но­го слу­чая. При этом, по его сло­вам, пред­ста­ви­те­ли Ста­ти долж­ны дока­зать, что опре­де­лен­ный актив не под­па­да­ет под одно из исклю­че­ний, отра­жен­ных в законе США о суве­рен­ном имму­ни­те­те ино­стран­ных госу­дарств.

В общем, иму­ще­ство посоль­ства Казах­ста­ну могут и сохра­нить. Но, как сле­ду­ет из судеб­но­го реше­ния, прин­ци­пи­аль­но избе­жать аре­стов  акти­вов мож­но лишь при выпол­не­нии одно­го усло­вия — если Казах­стан вне­сет залог на всю сум­му арбит­раж­но­го реше­ния. То есть на пол­мил­ли­ар­да дол­ла­ров.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0