fbpx

Акежан КАЖЕГЕЛЬДИН: «13-й шаг надо совершить»

«Панамские бумаги» не обошли стороной Казахстан.

 

Скан­дал с офф­шор­ны­ми фир­ма­ми и схе­ма­ми, назван­ный в СМИ «панам­ски­ми бума­га­ми», име­ет столь гром­кий резо­нанс бла­го­да­ря меж­ду­на­род­но­му кон­сор­ци­у­му жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лей (ICIJ).

О деятельности этой организации и ее интересе к Казахстану нашим читателям в начале января этого года рассказал Акежан Кажегельдин. В связи с новыми, «панамскими», разоблачениями мы обратились к нему за комментариями.

Akezhan_Kazhegeldin

– Аке­жан Маг­жа­но­вич, что собой пред­став­ля­ет ICIJ?

– Дей­стви­тель­но, неко­то­рое вре­мя назад я вам гово­рил о появ­ле­нии такой меж­ду­на­род­ной орга­ни­за­ции. Ее родо­на­чаль­ни­ца – аме­ри­кан­ская НПО «За чистую Аме­ри­ку». Мы каса­лись этой темы, когда впер­вые появи­лись мате­ри­а­лы, свя­зан­ные с ком­па­ни­я­ми на Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вах. Тогда орга­ни­за­ция при­об­ре­ла боль­шой и гром­кий опыт, а эффект пере­рос жур­на­лист­скую сен­са­цию, обще­ствен­ность нача­ла давить на свои пра­ви­тель­ства. Как вид­но по собы­ти­ям послед­них дней, это очень силь­но рабо­та­ет в элек­то­раль­ных демо­кра­ти­ях. Где поли­ти­ки пони­ма­ют, что обще­ство на их без­дей­ствие отве­тит тем, что лишит их поли­ти­че­ских постов. В стра­нах управ­ля­е­мой демо­кра­тии и в стра­нах, где демо­кра­тии вооб­ще нет, это рабо­та­ет мень­ше, но даже там появи­лись новые тен­ден­ции, и есть свои подвиж­ки.

Послед­няя рабо­та этой орга­ни­за­ции по «панам­ским бума­гам» – ее огром­ное дости­же­ние. Сама орга­ни­за­ция не рас­кры­ва­ет мето­дов сво­ей рабо­ты, хотя и про­ком­мен­ти­ро­ва­ла это. В основ­ном она рабо­та­ет за счет пожерт­во­ва­ний, кото­рые полу­ча­ет. Дав­но извест­на еще одна орга­ни­за­ция, кото­рая рабо­та­ет вме­сте с ICIJ, – это «Гло­баль­ные сви­де­те­ли» («Global Witness»), она учре­жде­на пра­ви­тель­ством Тони Блэ­ра и Джор­джем Соро­сом. Но ICIJ напря­мую не финан­си­ру­ет­ся ни одним из пра­ви­тельств. И это вид­но по тем резуль­та­там, кото­рых они дости­га­ют, – их послед­няя пуб­ли­ка­ция кос­ну­лась мно­гих пра­ви­тельств и уже поро­ди­ла пра­ви­тель­ствен­ный кри­зис в той или дру­гой стране элек­то­раль­ной демо­кра­тии. Я думаю, это толь­ко нача­ло.

– Вы со сто­ро­ны наблю­да­е­те за рабо­той ICIJ? Или не толь­ко?

– Я знаю людей из этой орга­ни­за­ции, и их дея­тель­ность мне очень инте­рес­на. Когда я ока­зал­ся за рубе­жом, пона­ча­лу сфе­ра моей дея­тель­но­сти в основ­ном заклю­ча­лась в том, что ко мне обра­ща­лись энер­ге­ти­че­ские ком­па­нии и финан­со­вые инсти­ту­ты, кото­рые были заин­те­ре­со­ва­ны в рабо­те на тер­ри­то­рии Казах­ста­на. Затем они все столк­ну­лись с тем, что их при­гла­ша­ли «наши» и гово­ри­ли бук­валь­но сле­ду­ю­щее: «Если мы услы­шим, что на ваших кон­фе­рен­ци­ях в каче­стве экс­пер­та или доклад­чи­ка высту­па­ет гос­по­дин Каже­гель­дин, или узна­ем, что вы к нему обра­ща­е­тесь, то у вас будут про­бле­мы на тер­ри­то­рии РК». Это факт, могу назвать несколь­ко ком­па­ний и бан­ков. Поэто­му я искал себе иную сфе­ру дея­тель­но­сти. То, что сей­час про­ис­хо­дит, для меня инте­рес­но про­фес­си­о­наль­но. Я знаю, как это все рабо­та­ет.

– Тогда вопрос о Казах­стане. Пока «панам­ские бума­ги» заде­ли Раха­та Али­е­ва и людей, вхо­див­ших в его окру­же­ние, и отдель­но от него – его сына Нура­ли Али­е­ва. Но, насколь­ко я знаю, жур­на­ли­сты сде­ла­ли лишь «пер­вый заход», и им пред­сто­ит куда более глу­бо­кое озна­ком­ле­ние с фай­ла­ми панам­ской адво­кат­ской кон­то­ры Mossack Fonseca. Ждут ли казах­стан­цев новые раз­об­ла­че­ния? Или «панам­ские бума­ги» надо рас­смат­ри­вать шире, чем про­сто мас­штаб­ное раз­об­ла­че­ние?

– Поль­зу­ясь этим слу­ча­ем, обра­ща­юсь к вла­стям Рес­пуб­ли­ки Казах­стан, кото­рые не сле­дят за тем, что про­ис­хо­дит. Напри­мер, Казах­стан под­пи­сал согла­ше­ние о рас­ши­ре­нии сотруд­ни­че­ства и парт­нер­ства с ЕС. Но руко­вод­ство РК долж­но пони­мать, что ЕС при­нял закон, кото­рый тре­бу­ет, что­бы во всех офф­шор­ных ком­па­ни­ях, свя­зан­ных с граж­да­на­ми или рези­ден­та­ми ЕС, рас­кры­вал­ся конеч­ный бене­фи­ци­ар. Это раз.

Далее, само появ­ле­ние офф­шор­ных ком­па­ний – не кри­ми­нал, если при этом не нару­ша­ет­ся закон. Часто эти­ми ком­па­ни­я­ми поль­зу­ют­ся для того, что­бы избе­жать двой­но­го нало­го­об­ло­же­ния, или когда за про­ек­том сто­ят инве­сто­ры из раз­ных эко­но­ми­че­ских тер­ри­то­рий, к при­ме­ру, из Австра­лии, США, Кана­ды и инве­сто­ры из ЕС. Для это­го была про­ра­бо­та­на и пред­ло­же­на про­грам­ма под назва­ни­ем UCITS, кото­рая поз­во­ля­ет, напри­мер, на тер­ри­то­рии Ирлан­дии или Люк­сем­бур­га созда­вать струк­ту­ры, поз­во­ля­ю­щие избе­гать двой­но­го нало­го­об­ло­же­ния для инве­сти­ци­он­ной дея­тель­но­сти. И ирланд­ское пра­ви­тель­ство очень хоро­шо вос­поль­зо­ва­лось этой воз­мож­но­стью. Но все инве­сто­ры, будь то част­ные или инсти­ту­ци­о­наль­ные, вхо­дя­щие в подоб­ный про­ект, обя­за­ны пла­тить нало­ги в стра­нах, где они граж­дане или рези­ден­ты. А вла­сти стран, где заре­ги­стри­ро­ва­ны тако­го рода струк­ту­ры, зара­нее всех участ­ни­ков пре­ду­пре­жда­ют, что будут ста­вить в извест­ность нало­го­вые инсти­ту­ты этих стран о том, что их граж­дане на тер­ри­то­рии Ирлан­дии дей­ству­ют по про­грам­ме UCITS и им начис­ле­ны такие-то диви­ден­ды. В слу­чае же панам­ской исто­рии дело даже не толь­ко в том, что кто-то пытал­ся не запла­тить нало­ги. В отно­ше­нии зна­чи­тель­ной части инсти­ту­тов, заре­ги­стри­ро­ван­ных все­го лишь одной боль­шой юри­ди­че­ской фир­мой (пред­ставь­те, сколь­ко таких в Пана­ме), речь идет о воз­мож­ном отмы­ва­нии денег.

Поли­ти­ки в Казах­стане, и осо­бен­но пра­ви­тель­ство, долж­ны пони­мать, что сей­час в дру­гих стра­нах и осо­бен­но в США после кри­зи­са 2008 – 2009 годов при­ни­ма­ют­ся жест­кие меры про­тив это­го: стра­ны, чьи валю­ты – миро­вые резерв­ные, при­ни­ма­ют новые поправ­ки к суще­ству­ю­щим зако­нам, преду­смат­ри­ва­ю­щие оправ­да­ние дохо­дов и поступ­ле­ний.

Напри­мер, вы пыта­е­тесь спря­тать свои капи­та­лы за гра­ни­цей и убе­дить ту или иную стра­ну, что это ваши 30 про­цен­тов како­го-то бан­ка. Тогда если у бан­ка капи­тал – мил­ли­ард, то ваши про­цен­ты – это 300 мил­ли­о­нов. Допу­стим, в послед­ние три года банк сге­не­ри­ро­вал такую-то при­быль и запла­тил в бюд­жет Казах­ста­на столь­ко-то, и остав­ши­е­ся в сум­ме 150 мил­ли­о­нов поде­ле­ны меж­ду все­ми акци­о­не­ра­ми, из кото­рых ваша часть состав­ля­ет, услов­но, 35 мил­ли­о­нов. Вы с раз­ре­ше­ния регу­ля­то­ра, ЦБ РК, вывез­ли их за пре­де­лы стра­ны и хоти­те раз­ме­стить в офф­шор­ной ком­па­нии. Хоро­шо. Но если вдруг ока­жет­ся, что у этой офф­шор­ной ком­па­нии на сче­тах зару­беж­ных бан­ков нахо­дят­ся день­ги, кото­рые посту­па­ют не из Казах­ста­на, а из дру­гих офф­шо­ров, то у вла­стей этих стран сего­дня появ­ля­ют­ся осно­ва­ния пола­гать, что име­ет место отмы­ва­ние каких-то денег.

Поэто­му Казах­ста­ну при­ни­ма­е­мые и гото­вя­щи­е­ся зако­ны хоро­шо бы обсу­дить на меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции по борь­бе с кор­руп­ци­ей и отмы­ва­ни­ем гряз­ных денег, кото­рую пла­ни­ру­ет­ся про­ве­сти в сере­дине мая в Вели­ко­бри­та­нии.

Ее спон­со­ры – поми­мо пра­ви­тель­ства Вели­ко­бри­та­нии еще и пра­ви­тель­ство КНР, пото­му что руко­вод­ство Китая пони­ма­ет, что один из серьез­ней­ших про­тив­ни­ков и внут­рен­них вра­гов, кото­рый может сорвать все рефор­мы, – кор­руп­ция. Думаю, что в ито­ге будут при­ня­ты допол­ни­тель­ные жест­кие меры. Мы впер­вые видим, что к этой про­грам­ме будет под­клю­чать­ся Китай, валю­та кото­ро­го все еще не сво­бод­но кон­вер­ти­ру­е­мая, но чья эко­но­ми­ка – огром­ная пло­щад­ка для капи­та­ло­вло­же­ний. Мы долж­ны пони­мать, что это нача­ло очень боль­шой исто­рии, и я хочу еще раз обра­тить­ся и к вла­дель­цам боль­ших денег сре­ди казах­стан­цев, и к пра­ви­тель­ству рес­пуб­ли­ки, и непо­сред­ствен­но к Нур­сул­та­ну Аби­ше­ви­чу Назар­ба­е­ву: пора при­сту­пить к выпол­не­нию одной из задач, объ­яв­лен­ных им лич­но. В про­грам­ме из ста шагов, где изло­же­ны пять инсти­ту­ци­о­наль­ных реформ, этот шаг у него идет под номе­ром 13 (не знаю, это слу­чай­но или обыч­ное несча­стье) – борь­ба с кор­руп­ци­ей. Этот 13-й шаг надо совер­шить.

– При­мут ли Рос­сия и Казах­стан уча­стие в кон­фе­рен­ции, кото­рую Вы упо­мя­ну­ли?

– Не думаю, что РК там будет участ­во­вать, хотя не могу исклю­чить, что рес­пуб­ли­ку на кон­фе­рен­цию при­гла­сят. Идея созвать кон­фе­рен­цию заро­ди­лась два года назад на встре­че «Боль­шой семер­ки», потом ее пере­нес­ли на «Боль­шую два­дцат­ку», где участ­ву­ют боль­шие эко­но­ми­ки. Будет там участ­во­вать РФ, не знаю, посколь­ку точ­ный фор­мат встре­чи еще не объ­яв­лен. Я толь­ко знаю, что сей­час идет боль­шая под­го­то­ви­тель­ная рабо­та, и что к этой кон­фе­рен­ции актив­но гото­вят­ся жур­на­ли­сты-рас­сле­до­ва­те­ли, кото­рые будут ее исполь­зо­вать для того, что­бы доба­вить «топ­ли­ва» и уско­рить нача­тое дви­же­ние.

Не слу­чай­но идут раз­об­ла­че­ния в сфе­ре руко­вод­ства бан­ков, при­чем до такой сте­пе­ни, что сло­во «бан­кир» боль­ше не ассо­ци­и­ру­ет­ся с поня­ти­ем «солид­ность». Ока­за­лось, что прак­ти­че­ски все бан­ки участ­во­ва­ли в подо­зри­тель­ных схе­мах. Все регу­ля­то­ры бан­ков уже поста­ви­ли зада­чу к 15–16 апре­ля пред­ста­вить отче­ты о том, како­ва связь еже­днев­ной прак­ти­ки бан­ка с теми доку­мен­та­ми, кото­рые опуб­ли­ко­ва­ны в отно­ше­нии панам­ской юри­ди­че­ской фир­мы Mossack Fonseca. При­чем я повто­рюсь – пока вскры­ты лишь 11 мил­ли­о­нов фай­лов все­го лишь одной юри­ди­че­ской фир­мы.

– Вла­сти Казах­ста­на пред­ло­жи­ли спо­соб вер­нуть в стра­ну «нехо­ро­шие день­ги» – так назы­ва­е­мую амни­стию капи­та­лов. Это – путь в вер­ном направ­ле­нии?

– Выве­ден­ные из стра­ны неза­кон­но день­ги необ­хо­ди­мо воз­вра­щать. Вполне может ока­зать­ся, что если это­го не сде­лать сей­час, то это сде­ла­ет дру­гое руко­вод­ство Казах­ста­на. Но я пре­ду­пре­ждаю, что тогда денег вер­нет­ся намно­го мень­ше, чем мог­ло бы вер­нуть­ся сей­час. Даже в США уже обсуж­да­ет­ся подоб­ный вопрос, и соот­вет­ству­ю­щее пред­ло­же­ние вбро­ше­но в изби­ра­тель­ную кам­па­нию. Пред­ла­га­ет­ся на какой-то пери­од отой­ти от жест­ких нака­за­ний и пред­ло­жить инве­сто­рам вер­нуть день­ги в стра­ну, запла­тив штра­фы, но сохра­нив за ними вла­де­ние эти­ми день-гами. Когда вла­сти обна­ру­жи­ва­ют эти день­ги сами или с пода­чи жур­на­ли­стов, или в резуль­та­те утеч­ки (аме­ри­кан­цы очень силь­но мате­ри­аль­но поощ­ря­ют внут­рен­ние источ­ни­ки инфор­ма­ции, кото­рых они назы­ва­ют «сви­сту­на­ми»), то капи­та­лы кон­фис­ку­ют­ся, а сами люди теря­ют сво­бо­ду. Но это не та схе­ма, кото­рую пред­ла­га­ют пре­зи­ден­ту у нас в стране – запла­ти­те 10 про­цен­тов из выве­зен­но­го, а осталь­ное оставь­те себе там. Такой под­ход может вре­мен­но устро­ить гос­по­ди­на Кари­мо­ва или даже Нур­сул­та­на Аби­ше­ви­ча, но не буду­щих граж­дан Казах­ста­на. Я абсо­лют­но уве­рен – казах­стан­цы будут тре­бо­вать воз­вра­ще­ния в стра­ну всех неза­кон­но выве­ден­ных денег. При­ме­ры подоб­но­го тре­бо­ва­ния есть не толь­ко в Китае (там это осу­ществ­ля­ет­ся жест­ко и, к сожа­ле­нию, даже закан­чи­ва­ет­ся рас­стре­ла­ми)

– Москва недав­но сооб­щи­ла о том, что созда­ет спе­ци­аль­ный орган для того, что­бы взять­ся за воз­вра­ще­ние денег. Я думаю, там пони­ма­ют, что ина­че такие день­ги не про­сто оста­нут­ся за рубе­жом, но могут быть кон­фис­ко­ва­ны. Есть дру­гой при­мер – это то, что пока роб­ко, но дела­ет руко­вод­ство Укра­и­ны. Оно созда­ет спе­ци­аль­ный орган, кото­рый гар­мо­ни­зи­ру­ет свои зако­ны с ЕС. Уже име­ют­ся замо­ро­жен­ные укра­ин­ские день­ги за рубе­жом, и те, кто думал, что эта беда их не кос­нет­ся, и они отси­дят­ся, ошиб­лись – это лишь вопрос вре­ме­ни.

Важ­но пони­мать, что за рубе­жом про­жи­ва­ет очень мно­го казах­стан­цев, кото­рые сей­час созда­ют ини­ци­а­тив­ные груп­пы, и в буду­щем хотят бороть­ся за то, что­бы эти день­ги не про­па­ли для стра­ны. Я это знаю не пона­слыш­ке.

– Поче­му тогда казах­стан­ские жур­на­ли­сты не участ­ву­ют в рабо­те кон­сор­ци­у­ма жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лей? –

Казах­стан­ские жур­на­ли­сты живут в труд­ных усло­ви­ях, и зани­мать­ся подоб­ны­ми раз­об­ла­че­ни­я­ми для них очень опас­но, мно­го людей постра­да­ло. Вы хоро­шо зна­е­те, что в кон­це 1990-х – нача­ле 2000-х ста­ра­ни­я­ми гене­ра­лов Муса­е­ва и Али­е­ва из стра­ны уеха­ло мини­мум четы­ре десят­ка жур­на­ли­стов. Я это знаю, пото­му что неко­то­рым из них мои кол­ле­ги помо­га­ли не про­сто уехать, но и устро­ить­ся на новом месте. Мно­гие из них про­дол­жа­ют рабо­тать жур­на­ли­ста­ми, мно­гие поте­ря­ли эту рабо­ту.
Кста­ти, очень мно­го подоб­ны­ми рас­сле­до­ва­ни­я­ми зани­ма­лись Загран­бю­ро казах­стан­ской оппо­зи­ции и его руко­во­ди­тель Серик Медет­бе­ков.

– Гром­кие меж­ду­на­род­ные скан­да­лы, свя­зан­ные с боль­ши­ми день­га­ми, выве­ден­ны­ми из стра­ны, – отнюдь не пре­ро­га­ти­ва одно­го Казах­ста­на в Цен­траль­ной Азии. В Евро­пе нашу­ме­ла исто­рия Мак­си­ма Баки­е­ва, сына экс-пре­зи­ден­та Кир­ги­зии, про­дол­жа­ет­ся исто­рия с день­га­ми груп­пы Гуль­на­ры Кари­мо­вой, доче­ри узбек­ско­го лиде­ра. «Панам­ские бума­ги» их обо­шли сто­ро­ной?

– Вы упо­мя­ну­ли семью Исла­ма Абду­га­ни­е­ви­ча. У исто­рии, кото­рую Вы име­е­те в виду, есть казах­ская сто­ро­на, кото­рая в прес­се пока не осве­ще­на. Ведь скан­ди­нав­ские ком­па­нии, какие-то с уча­сти­ем «Вым­пел­ко­ма», какие-то без это­го уча­стия, полу­ча­ли часто­ты на тер­ри­то­рии всех быв­ших рес­пуб­лик СССР. Эта исто­рия когда-то обя­за­тель­но всплы­вет в Азер­бай­джане, воз­мож­но, в Турк­ме­нии, но навер­ня­ка в Казах­стане она всплы­вет в бли­жай­шее вре­мя. Эта исто­рия име­ет пря­мое отно­ше­ние к нынеш­не­му пре­мьер-мини­стру Казах­ста­на, кото­рый с осе­ни 2015 года ездит по миру, по Юго-Восточ­ной Азии, пыта­ясь струк­тур­но пере­офор­мить преж­ние сдел­ки. Я хочу пре­ду­пре­дить: это бес­по­лез­ная тра­та денег и вре­ме­ни. Если он таким обра­зом пыта­ет­ся успо­ко­ить поли­ти­че­ское руко­вод­ство стра­ны, что вопрос под кон­тро­лем, это не так.

Этот вопрос уже не под кон­тро­лем пра­ви­тель­ства Казах­ста­на.

В слу­чае с про­да­жей досту­па к казах­стан­ским часто­там мобиль­ной свя­зи наши умель­цы при­бе­га­ли к созда­нию ком­па­ний в бед­ных ази­ат­ских стра­нах – как к при­кры­тию для кор­руп­ци­он­ных пла­те­жей. Откры­ли ком­па­нию, инве­сти­ро­ва­ли в нее немно­го и про­да­ли за сот­ни мил­ли­о­нов. В наив­ной уве­рен­но­сти, что никто не сооб­ра­зит, что это толь­ко для при­кры­тия. Но любое рас­сле­до­ва­ние лег­ко пока­жет, что раз­ни­ца меж­ду реаль­ной сто­и­мо­стью кар­ли­ко­вой ком­па­нии и ее огром­ной ценой – это взят­ка.

Но! Этим пусть зани­ма­ют­ся пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны. Я же толь­ко хочу обра­тить­ся к Нур­сул­та­ну Аби­ше­ви­чу, кото­рый недав­но создал струк­ту­ру по борь­бе с кор­руп­ци­ей, кото­рую в наро­де назы­ва­ют фин­по­лом. Пусть она зай­мет­ся реаль­ным делом, о кото­ром я ска­зал выше, и оста­вит в покое жур­на­ли­ста Сейт­ка­зы Мата­е­ва. А граж­дане, живу­щие за рубе­жом, вам в этом деле помо­гут. И это – боль­шие день­ги.

– Жур­на­лист­ские рас­сле­до­ва­ния, каса­ю­щи­е­ся офф­шо­ров и вооб­ще денеж­ных схем, сей­час боль­ше в ходу, чем рас­сле­до­ва­ния струк­тур тер­ро­ри­сти­че­ских орга­ни­за­ций, хотя послед­ние навер­ня­ка исполь­зу­ют и офф­шо­ры, и «гряз­ные день­ги» оли­гар­хов, посколь­ку те часто хотят вли­ять на поли­ти­ку непо­ли­ти­че­ски­ми мето­да­ми. Одна­ко рас­сле­до­ва­ния финан­со­вых афер – само­оку­па­е­мы для тех, кто их про­во­дит, а кри­ми­наль­ных – не все­гда. Есть ли сей­час пла­ны все-таки собрать оба трен­да под общей кры­шей?

– Я не хочу сра­зу все рас­ска­зы­вать. Панам­ская исто­рия будет иметь мно­го про­дол­же­ний. Обра­ти­те вни­ма­ние на пуб­ли­ка­ции о том, что эта юри­ди­че­ская ком­па­ния в Пана­ме нару­ша­ла меж­ду­на­род­ные санк­ции. И что она вся­че­ски помо­га­ла стра­нам, офи­ци­аль­но нахо­дя­щим­ся в изо­ля­ции, с согла­сия ООН скры­вать день­ги. В том чис­ле вла­стям Север­ной Кореи. Далее, суще­ству­ет так назы­ва­е­мый «сирий­ский метод» опе­ра­ций боль­ши­ми день­га­ми, для того что­бы обхо­дить меж­ду­на­род­ные санк­ции и финан­си­ро­вать поли­ти­че­скую дея­тель­ность, в том чис­ле за рубе­жом.

Но я не жур­на­лист и не сле­до­ва­тель, а это уже их рабо­та.

Вита­лий ВОЛКОВ экс­перт по Цен­траль­ной Азии в Гер­ма­нии, спе­ци­аль­но для «Новой» — Казах­стан», 14.04.2016