fbpx

Акежан КАЖЕГЕЛЬДИН: «Узбекистан стал ключевым игроком в регионе»

Акежан Кажегельдин уверен, что в случае победы на выборах Хиллари Клинтон активность США в Центральной Азии резко возрастет. Но первую скрипку будет играть не Казахстан, а Узбекистан.

Об этом казахстанский оппозиционный политик рассказал «Новой» – Казахстан», вернувшись из длительной поездки в США.

amk
– Сна­ча­ла корот­ко о пре­зи­дент­ских выбо­рах в США. На какие струк­тур­ные момен­ты сле­ду­ет обра­тить наше вни­ма­ние?
– В США сей­час идет такая бит­ва двух пар­тий, кото­рой не было дав­но. Я пола­гаю, что подоб­ная серьез­ная схват­ка, воз­мож­но, име­ла место лишь в 1960 году, когда изби­ра­ли Кен­не­ди.
Сей­час отчет­ли­во про­явил­ся кри­зис внут­ри рес­пуб­ли­кан­ской пар­тии, кото­рый длит­ся уже почти чет­верть века, когда кон­сер­ва­то­ры нача­ли мяг­ко оттес­нять так назы­ва­е­мых нео­ре­фор­ма­то­ров, назы­вая их левы­ми. А с момен­та появ­ле­ния крайне пра­во­го «дви­же­ния чае­пи­тия» (бла­го­да­ря кото­ро­му четы­ре года назад рес­пуб­ли­кан­цы полу­чи­ли боль­шин­ство в обе­их пала­тах Кон­грес­са) в пар­тии рес­пуб­ли­кан­цев обра­зо­ва­лась глу­бо­кая тре­щи­на. Сей­час появи­лись замет­ные груп­пы, гото­вые голо­со­вать за демо­кра­тов в Ари­зоне или в Юте, где за них рес­пуб­ли­кан­цы нико­гда или уже очень дав­но не голо­со­ва­ли. То есть может слу­чить­ся пре­це­дент, когда после вось­ми лет прав­ле­ния демо­кра­ты сно­ва побе­дят. И еще рес­пуб­ли­кан­цы пони­ма­ют, что если Хил­ла­ри Клин­тон полу­чит боль­шин­ство в Кон­грес­се и про­ве­дет рефор­мы, каса­ю­щи­е­ся мигра­ции, то демо­гра­фи­че­ская плат­фор­ма для рес­пуб­ли­кан­ской пар­тии дра­ма­ти­че­ски изме­нит­ся в худ­шую сто­ро­ну надол­го, а может быть, и навсе­гда.
И тогда либо рес­пуб­ли­кан­цы долж­ны свою пар­тию рефор­ми­ро­вать и сме­нить повест­ку дня, либо появит­ся тре­тья вли­я­тель­ная пар­тия.
– Руко­во­ди­те­ли стран Цен­траль­ной Азии какие-то выво­ды для себя дела­ют из выбо­ров в США?
– Не думаю, что вла­сти в нашем реги­оне, в том пер­со­наль­ном соста­ве, кото­рый мы видим сей­час, чему-то вооб­ще учат­ся. Они не учат­ся ни у соб­ствен­но­го про­шло­го, ни у насто­я­ще­го. Их зада­ча очень про­ста – уси­деть в крес­лах как мож­но доль­ше, и таким обра­зом, что­бы, изви­ни­те за гру­бость, после похо­рон не пове­си­ли на фонарь. Лич­ная повест­ка тут зани­ма­ет пер­во­сте­пен­ное место.
Хотя я дол­жен отме­тить, что на про­шлой неде­ле в Вашинг­тоне нахо­ди­лась высо­кая деле­га­ция из Узбе­ки­ста­на во гла­ве с гос­по­ди­ном Сафа­е­вым, пред­се­да­те­лем сенат­ско­го коми­те­та по меж­ду­на­род­ным вопро­сам, кото­рый был одним из самых успеш­ных послов Узбе­ки­ста­на в США, при нем воен­но-поли­ти­че­ские отно­ше­ния с США ста­ли раз­ви­вать­ся. Мно­гие наблю­да­те­ли в США отме­ча­ют, что новое руко­вод­ство Узбе­ки­ста­на пода­ет очень пра­виль­ные сиг­на­лы в отно­ше­нии сво­е­го поли­ти­че­ско­го буду­ще­го, ука­зы­вая, что оно наме­ре­но про­во­дить рефор­мы, и в каче­стве пер­во­го шага мож­но отме­тить амни­стию заклю­чен­ных. Это выгод­но отли­ча­ет Узбе­ки­стан от Турк­ме­нии, где у лиде­ра стра­ны пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции до сих пор не могут полу­чить раз­ре­ше­ние посе­тить тюрь­мы и узнать, живы ли вооб­ще быв­шие пред­ста­ви­те­ли вла­сти, осуж­ден­ные там в раз­ные годы.
В Узбе­ки­стане идет пре­зи­дент­ская пред­вы­бор­ная кам­па­ния, она доста­точ­но пред­ска­зу­е­ма, но, тем не менее, это тоже сиг­нал. Обра­ти­те на это вни­ма­ние – Узбе­ки­стан при­гла­сил на выбо­ры наблю­да­те­лей с Запа­да. В Таш­кен­те прак­ти­че­ски уве­ре­ны, что выбо­ра­ми не при­дет­ся мани­пу­ли­ро­вать.
Узбе­ки­стан стал клю­че­вым игро­ком в реги­оне, и на него будут делать став­ку меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции и сою­зы с точ­ки зре­ния обес­пе­че­ния ста­биль­но­сти в Цен­траль­ной Азии, в первую оче­редь – в Афга­ни­стане и Паки­стане. Узбе­ки­стан добил­ся это­го не демо­кра­ти­че­ски­ми рефор­ма­ми, а после­до­ва­тель­ным постро­е­ни­ем госу­дар­ствен­но­сти. Там рабо­та­ют госу­дар­ствен­ные инсти­ту­ты. Он дока­зал, что может быть серьез­ным парт­не­ром в реги­оне. Кро­ме того, не послед­нюю роль игра­ет его гео­гра­фи­че­ское поло­же­ние.
– Тогда чего сле­ду­ет ждать Цен­траль­ной Азии от выбо­ров в США? При Бара­ке Оба­ме вни­ма­ние Запа­да к реги­о­ну замет­но сни­зи­лось…
– Я наблю­даю за выбо­ра­ми в США на про­тя­же­нии два­дца­ти лет, и сей­час демо­кра­ти­че­ская пар­тия демон­стри­ру­ет исклю­чи­тель­ную орга­ни­зо­ван­ность и пар­тий­ную дис­ци­пли­ну. В слу­чае успе­ха Клин­тон про­изой­дет воз­врат к актив­ной поли­ти­ке в Цен­траль­ной Азии. У демо­кра­тов есть пони­ма­ние, какие ошиб­ки в этом реги­оне были допу­ще­ны, и есть опре­де­лен­ное пони­ма­ние того, как их исправ­лять и как рабо­тать даль­ше. Вовсю обсуж­да­ет­ся вопрос, как там пре­пят­ство­вать рели­ги­оз­но­му экс­тре­миз­му. Демо­кра­ты пони­ма­ют, что этот реги­он – источ­ник неста­биль­но­сти. Клин­тон, в отли­чие от Трам­па, не нуж­но пол­го­да объ­яс­нять, где нахо­дит­ся Афга­ни­стан. Воз­мож­но, появят­ся бюд­же­ты у преж­де суще­ство­вав­ших радио и теле­стан­ций, у соот­вет­ству­ю­щих соци­аль­ных сетей. И при­езд деле­га­ции из Узбе­ки­ста­на был в Аме­ри­ке заме­чен. Более инте­рес­ной стра­ны в реги­оне, чем Узбе­ки­стан, для США сей­час нет.
Увы, моя стра­на аме­ри­кан­ских поли­ти­ков разо­ча­ро­ва­ла.
– С чем Вы это свя­зы­ва­е­те?
– Инте­рес к нашей стране, к сожа­ле­нию, в США крайне низ­кий, а разо­ча­ро­ва­ние глу­бо­кое. Это не зна­чит, что отно­ше­ния совсем «погас­ли», посколь­ку инте­ре­сы гло­баль­ных игро­ков в реги­оне оста­ют­ся преж­ни­ми. В этом разо­ча­ро­ва­нии опре­де­лен­ную роль сыг­ра­ло то, что Казах­стан дал слиш­ком мно­го обе­ща­ний, отсю­да были и высо­кие ожи­да­ния, кото­рые не оправ­да­лись.
В отли­чие от Узбе­ки­ста­на, кото­рый по боль­шо­му сче­ту нико­гда ниче­го нико­му не обе­щал. Покой­ный Ислам Абду­га­ни­е­вич по чужим крас­ным ков­рам ходил ред­ко и, наобо­рот, добил­ся того, что мно­гие езди­ли к нему. И сей­час созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что новое руко­вод­ство будет дви­гать­ся по это­му пути. Уже про­зву­ча­ли выска­зы­ва­ния, что внеш­няя поли­ти­ка Узбе­ки­ста­на будет вне­бло­ко­вой.
– При­о­ри­те­том шта­ба Клин­тон в отно­ше­нии Цен­траль­ной Азии оста­ет­ся про­бле­ма Афга­ни­ста­на?
– Я думаю, что ситу­а­ция с бежен­ца­ми и с поли­ти­че­ски неста­биль­ны­ми режи­ма­ми в реги­оне Ближ­не­го Восто­ка и Цен­траль­ной Азии будет не толь­ко США и ЕС, но и Китай заво­ра­чи­вать в Цен­траль­ную Азию. Тем более сей­час рез­ко обост­ри­лась ситу­а­ция в Паки­стане. Есть серьез­ней­шая про­бле­ма с Белуд­жи­ста­ном, есть Каш­мир. Внут­рен­няя неста­биль­ность, помно­жен­ная на рост насе­ле­ния, и труд­но­сти с выхо­дом из эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са будут порож­дать соци­аль­ную неста­биль­ность, а это поч­ва для про­ник­но­ве­ния экс­тре­мист­ских настро­е­ний и появ­ле­ния экс­тре­мист­ских лиде­ров. В бли­жай­шие пят­на­дцать – два­дцать лет этот реги­он будет нашей общей голов­ной болью.
Но и у нас не все в поряд­ке. Лет два­дцать назад в наших рес­пуб­ли­ках не совсем объ­яс­ни­мо поощ­рял­ся стай­ер­ский бег в сто­ро­ну рели­гии, что­бы заме­стить идео­ло­ги­че­ский ваку­ум, насту­пив­ший после ухо­да со сце­ны ком­му­ни­сти­че­ских прин­ци­пов. Один Кари­мов, пред­ви­дя рели­ги­оз­ную опас­ность, ста­рал­ся пре­сечь этот про­цесс, за что его кри­ти­ко­ва­ли. Вре­мя пока­за­ло, что, по сути, он был прав. В моей стране и в Кир­ги­зии ситу­а­ция была упу­ще­на.
Поэто­му соци­аль­ная напря­жен­ность в Казах­стане при­тя­ги­ва­ет экс­тре­мизм не клас­со­вый, а рели­ги­оз­ный. И это опас­но.
– Зна­чит ли это, что США (ого­во­рим­ся – в слу­чае успе­ха демо­кра­тов) сно­ва захо­тят укре­пить­ся в Хана­ба­де?
– Сама жизнь заста­вит всех инте­ре­со­вать­ся Хана­ба­дом. В США сфор­му­ли­ро­ва­на зада­ча любы­ми спо­со­ба­ми вытес­нить из Афга­ни­ста­на ИГИЛ. Более того, веро­ят­но в слу­чае успе­ха анти­иги­лов­ских дей­ствий в Ира­ке и Сирии новой пло­щад­кой для бое­ви­ков Ислам­ско­го хали­фа­та ста­нет Афга­ни­стан.
– А неф­тя­ная тема для выбо­ров в США какую-то роль игра­ет? Напри­мер, пер­спек­ти­ва выхо­да на рын­ки каша­ган­ской неф­ти на фоне пико­во­го уров­ня добы­чи ее в Рос­сии?
– В аме­ри­кан­ской поли­ти­ке постав­ки неф­ти из кас­пий­ско­го реги­о­на не игра­ют ника­кой роли. Боль­шие ком­па­нии, лиди­ру­ю­щие в эко­но­ми­ке США, этот вопрос реши­ли по-сво­е­му – на аме­ри­кан­ском рын­ке за пра­во тор­го­вать бьют­ся абсо­лют­но все постав­щи­ки, и нефть боль­ше не глав­ная повест­ка дня, как это было в 1973 году. Для сырье­вых стран, кото­рые обе­ща­ли, но не смог­ли модер­ни­зи­ро­вать эко­но­ми­ку, угле­во­до­ро­ды – это про­кля­тие.
Кро­ме того, в неф­ти, кото­рую, может быть, будем добы­вать в Каша­гане, очень мно­го серы. То есть нуж­но стро­ить завод для ее очист­ки. Ина­че воз­мож­но рос­сий­ское руко­вод­ство даже не допу­стит про­кач­ки этой неф­ти через рос­сий­ские тру­бо­про­во­ды, посколь­ку такая нефть раз­ру­шит их очень быст­ро. Есть и дру­гие про­бле­мы. Если казах­стан­ское руко­вод­ство ста­вит сей­час толь­ко на нефть, в том чис­ле на Каша­ган, это ката­стро­фи­че­ски непра­виль­ная стра­те­гия.
– А назва­ние стра­ны «Турк­ме­ния» в зав­траш­них пла­нах аме­ри­кан­ских поли­ти­ков мож­но уви­деть? Мы еще пом­ним вре­мя высо­кой актив­но­сти Вашинг­то­на в свя­зи со стро­и­тель­ством неф­те­про­во­да «Набук­ко», и до нас дохо­ди­ли слу­хи об исполь­зо­ва­нии Пен­та­го­ном мощ­но­стей аэро­дро­ма в Мары…
– Вы не обра­ти­ли вни­ма­ние на то, что прес­са пере­ста­ла гово­рить о боль­шом газе на дне Кас­пия? Прак­ти­че­ски пере­ста­ли гово­рить о Шах-Дени­зе. Очень ско­ро, воз­мож­но, пере­ста­нут гово­рить о Каша­гане. Эти про­ек­ты были в свое вре­мя раз­ду­ты, а объ­ек­тив­но срав­не­ние этих общих запа­сов с запа­са­ми Пер­сид­ско­го зали­ва все ста­вит на свои места. С точ­ки зре­ния внеш­ней поли­ти­ки турк­мен­ский тренд – это уси­ле­ние эко­но­ми­че­ских и про­чих свя­зей с Ира­ном. Но запад­ные наблю­да­те­ли пишут о ситу­а­ции на афга­но-турк­мен­ской гра­ни­це и об уча­стии турк­мен, живу­щих в Афга­ни­стане, в собы­ти­ях, про­ис­хо­дя­щих внут­ри стра­ны, и воз­мож­ном экс­пор­те экс­тре­миз­ма.
Турк­ме­ния вер­нет­ся в боль­шую повест­ку дня на Запа­де при одном усло­вии: если в собы­ти­ях на севе­ре Афга­ни­ста­на этот фак­тор замет­но про­явит­ся. Что каса­ет­ся мощ­но­стей аэро­дро­ма Мары, то мне это не извест­но, но я думаю, что тех­но­ло­ги­че­ской и тех­ни­че­ской необ­хо­ди­мо­сти в этом пока нет.
– На днях в Financial Times появи­лась пуб­ли­ка­ция о при­част­но­сти ком­па­ний Трам­па к отмы­ва­нию денег семьи Хра­пу­но­ва и исполь­зо­ва­нии «гряз­ных» схем финан­си­ро­ва­ния. Этот кри­ми­наль­но-казах­стан­ский аспект как-то отра­жа­ет­ся на аме­ри­кан­ских выбо­рах?

– Думаю, что в оставшиеся две недели это большой роли не сыграет, но последствия как минимум для семьи Храпуновых будут.

С точ­ки зре­ния Трам­па и его финан­со­вых инсти­ту­тов речь идет не об отмы­ва­нии денег, а о том, что он как деве­ло­пер при­ни­мал без раз­бо­ра финан­со­вые сред­ства на свои про­ек­ты, хотя по зако­ну дол­жен был выяс­нять, отку­да те или иные день­ги. Он поду­мал, что если кто-то про­зе­вал, и эти день­ги попа­ли в финан­со­вую систе­му США, с ними мож­но рабо­тать. Но появ­ле­ние пуб­ли­ка­ции озна­ча­ет, что кто-то под­хва­тит эту инфор­ма­цию и воз­бу­дит про­цесс, или про­цесс уже идет, но мы об этом пока не зна­ем.
А сама пуб­ли­ка­ция – часть это­го про­цес­са, при­зван­ная через обще­ство ока­зать опре­де­лен­ное дав­ле­ние на пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны. Важ­но так­же то, что эта исто­рия при­ве­дет к тому, что нам сле­ду­ет ожи­дать и дру­гих подоб­ных откры­тий. Мы-то с вами дога­ды­ва­ем­ся, что есть люди из Казах­ста­на, у кого денег намно­го боль­ше, чем у Хра­пу­но­ва, и они, так же, как и он, дол­го нахо­ди­лись или до сих пор нахо­дят­ся во вла­сти.
Бесе­ду вел Вита­лий ВОЛКОВ, экс­перт по Цен­траль­ной Азии в Гер­ма­нии, спе­ци­аль­но для «Новой» – Казах­стан»