fbpx

АКЕЖАН КАЖЕГЕЛЬДИН: ПРЕЗИДЕНТ ЗНАЕТ, КАК ПРОВОДИТЬ РЕФОРМУ. НО НЕ ХОЧЕТ …

Предлагаем на суд читателей интервью Акежана Кажегельдина, которое ещё в июле этого года он дал газете «Караван», но которое так и не увидело свет в этом издании.

kazhegeldinAk

 

Стране для нача­ла реформ необ­хо­ди­мы, как мини­мум, две при­бли­зи­тель­но рав­но­силь­ные поли­ти­че­ские пар­тии. Исто­ри­че­ский долг Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва – оста­вить после себя хотя бы такую систе­му. Для это­го хва­тит все­го четы­рёх про­стых шагов пре­зи­ден­та навстре­чу демо­кра­тии: вый­ти из «Нур Ота­на», под­дер­жать воз­ник­но­ве­ние вто­рой пар­тии, объ­явить досроч­ные пар­ла­мент­ские выбо­ры и дать воз­мож­ность избрать­ся кан­ди­да­там, как мини­мум, от двух пар­тий.

Но для ясно­сти ситу­а­ции пред­ла­га­ем неболь­шую пере­пис­ку авто­ра интер­вью жур­на­ли­ста Айгуль Ома­ро­вой с Аке­жа­ном Маг­жа­но­ви­чем.

Итак, «Доб­рый день, Аке­жан Маг­жа­но­вич! Изви­ни­те, что интер­вью не появи­лось ещё на стра­ни­цах газе­ты. Всё дело в том, что Айда­ра Жума­ба­е­ва – гене­раль­но­го дирек­то­ра Фон­да пер­во­го пре­зи­ден­та (учре­ди­те­ля газе­ты) – нет в стране. То он был в отпус­ке, потом в коман­ди­ров­ке, теперь опять уехал. Он про­сил не пуб­ли­ко­вать без него. Так что ещё при­дёт­ся подо­ждать. Ещё раз изви­ни­те! С ува­же­ни­ем, Айгуль».

Ответ Каже­гель­ди­на: «Ува­жа­е­мая Айгуль! Мне не зна­ком гос­по­дин Жума­ба­ев, я нико­гда о нем не слы­шал. Поэто­му не счи­таю нуж­ным свя­зы­вать своё выступ­ле­ние в СМИ с гео­гра­фи­ей его путе­ше­ствий. Если редак­тор газе­ты «Кара­ван» не име­ет пра­ва пуб­ли­ко­вать без раз­ре­ше­ния акту­аль­ные мате­ри­а­лы, то сто­ит ему посо­чув­ство­вать. Мы облег­чим его нелёг­кую участь, забе­рём интер­вью из «Кара­ва­на» и поищем такую газе­ту, кото­рой не потре­бу­ет­ся раз­ре­ше­ния Фон­да пер­во­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на или дру­гих кон­тор. Наши тек­сты живут сво­ей жиз­нью в реаль­ном вре­ме­ни. Охот­но дам Вам, Айгуль, новое интер­вью, когда у Вас будут инте­рес и воз­мож­ность. С ува­же­ни­ем, Аке­жан Каже­гель­дин».

Экс-пре­мьер пере­ад­ре­со­вал нам своё интер­вью с помет­кой: «Я наде­юсь, «ДАТ» не будет спра­ши­вать раз­ре­ше­ния у сво­их началь­ни­ков и учре­ди­те­лей, т.к. у вас тако­вых нет».

И впрямь, раз­ре­ше­ния нам спра­ши­вать не у кого, а пото­му пуб­ли­ку­ем его интер­вью на стра­ни­цах сво­е­го изда­ния, есте­ствен­но, при этом поста­вив в извест­ность авто­ра интер­вью.

На наш взгляд, отве­ты Аке­жа­на Каже­гель­ди­на настоль­ко глу­бо­кие и сущ­ност­ные, что интер­вью нисколь­ко не уста­ре­ло по сути и содер­жа­нию. С учё­том того, что, как извест­но, бук­валь­но недав­но в Казах­стане про­изо­шли серьёз­ные кад­ро­вые пере­ста­нов­ки в орга­нах испол­ни­тель­ной вет­ви вла­сти, кото­рые тем не менее опти­миз­ма наро­ду не при­ба­ви­ли. Дела по-преж­не­му дрянь. «Надо про­во­дить рефор­мы! – при­зы­ва­ет Аке­жан Каже­гель­дин. – Пока же всё про­ис­хо­дя­щее напо­ми­на­ет пере­ста­нов­ку сту­льев на палу­бе «Тита­ни­ка».

Накануне публикации мы, в свою очередь, взяли небольшой комментарий к этому интервью.

DАТ: С того дня, как Вы дали это интер­вью газе­те «Кара­ван», про­шло почти два меся­ца. За это вре­мя в Казах­стане появи­лось новое пра­ви­тель­ство, девя­тое за 25 лет неза­ви­си­мо­сти. Вно­сит ли это какие-то кор­рек­ти­вы в те отве­ты, кото­рые уже дал Аке­жан Каже­гель­дин?

Аке­жан Каже­гель­дин: Если бы девя­тое пра­ви­тель­ство чем-то отли­ча­лось от вось­мо­го, вось­мое – от седь­мо­го и так далее, то на эту тему мож­но было бы поду­мать. Но они все оди­на­ко­вые. Тем более, что раз­го­вор у меня идёт о прин­ци­пи­аль­ных вещах, а не о том, как рас­став­лять сту­лья на «Тита­ни­ке».

D: Ситу­а­цию в стране мож­но срав­нить с «Тита­ни­ком»?

А.К.: Если при­дер­жи­вать­ся мор­ских срав­не­ний, то срав­ни­вать надо, ско­рее, с паро­хо­дом «Челюс­кин», кото­рый дрей­фо­вал в Ледо­ви­том оке­ане, ско­ван­ный льда­ми. Пока не был ими раз­дав­лен.

D: Пре­зи­дент Назар­ба­ев уве­рен, что в 2020 году в Казах­стане «всё будет хоро­шо», пото­му что цены на нефть вырас­тут и нач­нёт­ся добы­ча неф­ти на Каша­гане. Воз­мож­но такое?

А.К.: Воз­мож­но и такое, воз­мож­но и пря­мо про­ти­во­по­лож­ное: цены могут упасть, ввод Каша­га­на опять отло­жат до луч­ших вре­мён. Если не про­во­дить новой инду­стри­а­ли­за­ции, не исполь­зо­вать име­ю­щий­ся потен­ци­ал для при­вле­че­ния инве­сти­ций и тех­но­ло­гий с миро­вых рын­ков, то Казах­стан оста­нет­ся при­ко­ван­ным к неф­тя­ной тру­бе. Гада­ния на неф­тя­ной жиже – недо­стой­ное заня­тие для совре­мен­но­го госу­дар­ства. Если бы гла­ва Син­га­пу­ра Ли Куан Ю в 50-е и 60-е годы ждал, что цена на при­род­ный кау­чук, кото­рый там заго­тов­ля­ли, сно­ва повы­сит­ся, и ниче­го бы не делал, то граж­дане Син­га­пу­ра до сих пор бы ходи­ли в набед­рен­ных повяз­ках.

А в осталь­ном – читай­те интер­вью, там всё ска­за­но доста­точ­но ясно.

–Аке­жан Маг­жа­но­вич, давай­те нач­нём нашу бесе­ду с собы­тия, кото­рое про­изо­шло недав­но. Казах­стан избран непо­сто­ян­ным чле­ном Сове­та без­опас­но­сти ООН. Что это может дать нашей стране, на Ваш взгляд? В то же вре­мя такое при­зна­ние цен­но в све­те пла­нов НАТО о рас­ши­ре­нии на Восток. Ваш ком­мен­та­рий?

– Непо­сто­ян­ное, то есть вре­мен­ное член­ство Рес­пуб­ли­ки Казах­стан в Сове­те без­опас­но­сти ООН – это резуль­тат оче­ред­ной рота­ции в соот­вет­ствии с Уста­вом ООН. Все госу­дар­ства вре­мя от вре­ме­ни зани­ма­ют места в раз­лич­ных инсти­ту­тах ООН. В том чис­ле – в Сове­те без­опас­но­сти.

Само по себе это не явля­ет­ся ника­ким осо­бым при­зна­ни­ем. До нас чле­ном Сов­беза была Ливия. Вме­сте с нами избра­ны Боли­вия и Эфи­о­пия. Эти стра­ны на при­зна­ние миро­во­го сооб­ще­ства не пре­тен­ду­ют. Потом на это место избе­рут Зим­баб­ве. И что тогда нашим про­па­ган­ди­стам гово­рить? Вме­сто того, что­бы любо­вать­ся собой, МИДу бы сто­и­ло поду­мать, какие вопро­сы миро­вой поли­ти­ки, поль­зу­ясь воз­мож­но­стью, надо поста­вить на обсуж­де­ние в Сов­бе­зе.
Я бы отка­зал­ся от кос­ми­че­ских ини­ци­а­тив, кото­рые с пода­чи запад­ных кон­суль­тан­тов оста­ют­ся «фиш­кой» казах­ской дипло­ма­тии. Надо решать про­бле­мы без­опас­но­сти, предот­вра­ще­ния кон­флик­тов из-за воды, кото­рые ждут Цен­траль­ную Азию в бли­жай­шем буду­щем. Вер­нее, они уже раз­во­ра­чи­ва­ют­ся, но пока не в фор­ме воору­жён­ных столк­но­ве­ний.

С рас­ши­ре­ни­ем НАТО на Восток член­ство Казах­ста­на в Сов­бе­зе ООН никак не свя­за­но. О член­стве Казах­ста­на в НАТО никто в здра­вом уме рас­суж­дать не будет. Как мини­мум, в бли­жай­шие 30 лет. Да и то, если перед нами в Севе­ро­ат­лан­ти­че­ский аль­янс всту­пит Рос­сия.

Но Казах­стан дав­но явля­ет­ся участ­ни­ком про­грам­мы НАТО «Парт­нёр­ство во имя мира». В 1994 году Канат Саудаб­а­ев, тогдаш­ний министр ино­стран­ных дел, под­пи­сал согла­ше­ние с НАТО – успел на месяц рань­ше рос­сий­ско­го мини­стра Козы­ре­ва.

Сотруд­ни­че­ство с НАТО важ­но и полез­но с точ­ки зре­ния воен­но­го обра­зо­ва­ния и про­фес­си­о­наль­но­го раз­ви­тия: офи­це­ры из моло­дых госу­дарств обща­ют­ся с кол­ле­га­ми, обме­ни­ва­ют­ся с ними опы­том, зна­ко­мят­ся с дости­же­ни­я­ми евро­ат­лан­ти­че­ской воен­ной нау­ки. Насколь­ко мне извест­но, во вред это сотруд­ни­че­ство пошло толь­ко одна­жды, когда в 2004 году в Буда­пеш­те азер­бай­джан­ский офи­цер, будучи на кур­сах НАТО, зару­бил топо­ром офи­це­ра из Арме­нии.

– Про­цес­сы гло­ба­ли­за­ции не обхо­дят сто­ро­ной и нас. Само гео­по­ли­ти­че­ское рас­по­ло­же­ние Казах­ста­на дик­ту­ет необ­хо­ди­мость инте­гра­ции. Сей­час это Евразий­ский эко­но­ми­че­ский союз. Ваше отно­ше­ние к ЕАЭС? Несмот­ря на то, что ЕАЭС дей­ству­ет уже несколь­ко лет, мно­гие начи­на­ния оста­ют­ся без про­дол­же­ния. Сам союз заду­мы­вал­ся как инстру­мент для сво­бод­но­го про­хож­де­ния това­ров, рабо­чей силы, инно­ва­ций, тех­но­ло­гий. Но барье­ры в виде зако­но­да­тель­ных барье­ров, бюро­кра­ти­че­ских рога­ток меша­ют сво­бо­де дей­ствий. На Ваш взгляд, что необ­хо­ди­мо пред­при­нять для реа­ли­за­ции заду­ман­но­го и того, что­бы ЕАЭС зара­бо­тал в пол­ную силу?

– Идея эко­но­ми­че­ской инте­гра­ции сосед­них госу­дарств, тем более – свя­зан­ных деся­ти­ле­ти­я­ми совет­ско­го «раз­де­ле­ния тру­да», зани­ма­ла умы поли­ти­ков c пер­вых дней неза­ви­си­мо­сти. Напом­ню, что пер­вый дого­вор о Тамо­жен­ном сою­зе был под­пи­сан в 1994 году. Тогда в него вошли Рос­сия, Казах­стан и Бело­рус­сия. Потом Рос­сия про­лоб­би­ро­ва­ла вступ­ле­ние Кыр­гыз­ста­на. Тот Тамо­жен­ный союз-1 так и не зара­бо­тал, пото­му что напо­рол­ся на ярост­ный сабо­таж чинов­ни­ков всех стран – в первую оче­редь, погра­нич­ни­ков и тамо­жен­ни­ков. Для них это озна­ча­ло «жить на одну зар­пла­ту», и они похо­ро­ни­ли идею.

oficialvisit1994

В ходе пер­во­го офи­ци­аль­но­го визи­та в Рос­сию, 29 мар­та 1994 года, в Мос­ков­ском госу­дар­ствен­ном уни­вер­си­те­те им. М.В. Ломо­но­со­ва Пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Аби­ше­вич Назар­ба­ев впер­вые высту­пил с иде­ей фор­ми­ро­ва­ния Евразий­ско­го Сою­за Госу­дарств. На фото сле­ва — рек­тор МГУ Вик­тор Анто­но­вич Садов­ни­чий. В июне 1994 года деталь­но раз­ра­бо­тан­ный инте­гра­ци­он­ный про­ект был направ­лен гла­вам госу­дарств, а затем опуб­ли­ко­ван в прес­се. Впер­вые в офи­ци­аль­ном доку­мен­те новое инте­гра­ци­он­ное объ­еди­не­ние было назва­но Евразий­ским Сою­зом.
Хочет­ся наде­ять­ся, что нынеш­ний Тамо­жен­ный союз-2, дого­вор о кото­ром был под­пи­сан в 2007 году, будет реа­ли­зо­ван в пол­ном объ­ё­ме – без «вре­мен­ных» изъ­я­тий, про­из­воль­ных исклю­че­ний, одно­сто­рон­них огра­ни­че­ний. Тут все зави­сит не столь­ко от согла­ше­ний, сколь­ко от про­це­ду­ры их реа­ли­за­ции. Серьёз­но они про­ду­ма­ны? Мет­ко про­пи­са­ны?

Союз­ный дого­вор 1922 года, на осно­ва­нии кото­ро­го был создан СССР, преду­смат­ри­вал декла­ра­тив­ное пра­во выхо­да для рес­пуб­лик, но не пред­ла­гал чёт­кую про­це­ду­ру. Когда в 1989 году бал­тий­ские рес­пуб­ли­ки СССР попы­та­лись исполь­зо­вать это пра­во, то непо­нят­но было, как это сде­лать. Они нача­ли дей­ство­вать одно­сто­ронне и встре­ти­лись с наси­ли­ем со сто­ро­ны цен­траль­ной вла­сти. В резуль­та­те после пут­ча 1991 года все дру­гие рес­пуб­ли­ки про­сто раз­бе­жа­лись без вся­кой про­це­ду­ры, без обя­за­тельств друг перед дру­гом. Потом воз­ник­ла цепь про­блем с ино­стран­ны­ми дол­га­ми, совет­ским загра­ни­му­ще­ством, тер­ри­то­ри­аль­ны­ми про­ти­во­ре­чи­я­ми, вопро­са­ми двой­но­го граж­дан­ства, пен­си­он­но­го обес­пе­че­ния, досту­па к тру­бо­про­во­дам и транс­порт­ной инфра­струк­ту­ре…

Месяц назад про­шёл рефе­рен­дум в Бри­та­нии о выхо­де из Евро­пей­ско­го сою­за. С моей точ­ки зре­ния, было при­ня­то оши­боч­ное реше­ние. Но надо заме­тить, что ни одно госу­дар­ство ЕС не попы­та­лось оспо­рить пра­во Вели­ко­бри­та­нии на выход. Это важ­но. Никто не боит­ся, что при «раз­во­де» что-то не так поде­лят. Пото­му что все пра­ви­ла раз­ра­бо­та­ны зара­нее, они извест­ны. Более того, их рати­фи­ци­ро­ва­ли по отдель­но­сти пар­ла­мен­ты всех стран.

Евразий­ско­му эко­но­ми­че­ско­му сою­зу очень важ­но не стать жерт­вой нера­бо­та­ю­щих меха­низ­мов и непро­зрач­ных дого­во­рён­но­стей. Уве­рен, что граж­дане Рос­сии, Казах­ста­на, Бело­рус­сии (и уж тем более – Кыр­гыз­ста­на) про­сто не зна­ют усло­вий Дого­во­ра о Евразий­ском эко­но­ми­че­ском сою­зе, не чита­ли тек­ста, не слы­ша­ли дис­кус­сий, сами не участ­во­ва­ли в обсуж­де­нии. Этот осно­во­по­ла­га­ю­щий доку­мент не обсуж­дал­ся в обще­стве. Не было и нет пло­ща­док для спо­ров евразий­ских энту­зи­а­стов и скеп­ти­ков.

В Евро­пей­ском сою­зе еже­год­но про­ис­хо­дят сот­ни спо­ров меж­ду стра­на­ми по любым вопро­сам – по кво­там лов­ли рыбы, суб­си­ди­ям фер­ме­рам, стан­дар­там на пище­вые про­дук­ты и так далее. Все 28 стран пре­сле­ду­ют свои, зача­стую про­ти­во­ре­чи­вые, инте­ре­сы. Все хотят боль­ше про­да­вать, мень­ше пла­тить, полу­чать суб­си­дии, не стал­ки­вать­ся с огра­ни­че­ни­я­ми. При этом каж­дый спор раз­ре­ша­ет­ся инсти­ту­та­ми ЕС в соот­вет­ствии с про­це­ду­рой, кото­рая была зара­нее согла­со­ва­на. Всё так или ина­че утря­са­ет­ся: что-то на сове­ща­нии чинов­ни­ков, что-то на засе­да­нии коми­те­та соот­вет­ству­ю­щих мини­стров, что-то гла­ва­ми пра­ви­тельств или реше­ни­ем Евро­пар­ла­мен­та, что-то в Евро­пей­ском суде. Самые слож­ные вопро­сы выно­сят­ся на рефе­рен­дум.

Если мы стре­мим­ся к тако­му же уров­ню инте­гра­ции в ЕврАз­ЭС, то преж­де все­го необ­хо­ди­мо «выров­нять» наци­о­наль­ные пра­ви­ла регу­ли­ро­ва­ния инве­сти­ций, зако­ны о защи­те кон­ку­рен­ции и борь­бе с моно­по­лиз­мом, пра­ви­ла гос­за­ку­пок, нор­мы рабо­ты госкор­по­ра­ций. Это очень важ­но в силу того, что в стра­нах ЕврАз­ЭС имен­но госу­дар­ства явля­ют­ся глав­ны­ми эко­но­ми­че­ски­ми аген­та­ми, госор­га­ны и гос­ком­па­ний высту­па­ют глав­ны­ми заказ­чи­ка­ми. Надо, что­бы у казах­ской фир­мы, про­из­во­дя­щей про­грамм­ное обес­пе­че­ние, были такие же шан­сы на постав­ку сво­е­го про­дук­та любо­му рос­сий­ско­му мини­стер­ству, вплоть до Мино­бо­ро­ны. И наобо­рот – любая рос­сий­ская ком­па­ния долж­на изна­чаль­но иметь пра­во участ­во­вать в кон­кур­се на постав­ки чего угод­но «Темир жолы» или «Каза­том­про­му». Пока же, если такое слу­ча­ет­ся, то либо в резуль­та­те дого­во­рён­но­стей на госу­дар­ствен­ном уровне, либо за рекорд­ный откат.

Для част­но­го биз­не­са важ­на гар­мо­ни­за­ция тру­до­во­го и при­ро­до­охран­ных зако­но­да­тельств. Что­бы мож­но было раз­ме­щать про­из­вод­ства там, где это эко­но­ми­че­ски более целе­со­об­раз­но, без огляд­ки на «наци­о­наль­ную спе­ци­фи­ку».

Но пред­ме­том нашей забо­ты, в первую оче­редь, долж­ны являть­ся наро­ды. Они при­мут идею инте­гра­ции толь­ко, когда её пой­мут. Хотя все согла­ше­ния уже рати­фи­ци­ро­ва­ны, необ­хо­ди­мо про­ве­сти рефе­рен­ду­мы в стра­нах ЕврАз­ЭС, на кото­рых наро­ды долж­ны ска­зать ясное «да» сою­зу на понят­ных им усло­ви­ях.

После это­го инте­гра­ция при­мет необ­ра­ти­мый харак­тер. Она пере­ста­нет зави­сеть от настро­е­ния Алек­сандра Гри­го­рье­ви­ча, Вла­ди­ми­ра Вла­ди­ми­ро­ви­ча или Нур­сул­та­на Аби­ше­ви­ча. Ника­кой сле­ду­ю­щий гла­ва госу­дар­ства не смо­жет про­сто отме­нить эти дого­во­рён­но­сти, не риск­нёт извра­тить их суть. После рефе­рен­ду­мов и про­стые люди, и биз­нес смо­гут пове­рить, что евразий­ская инте­гра­ция – надол­го. Может быть, навсе­гда. Во вся­ком слу­чае, до тех пор, пока они сами не решат все изме­нить и не про­го­ло­су­ют за это на новом рефе­рен­ду­ме.

5957 1024x739

Пре­зи­ден­ты Рос­сии, Бело­рус­сии и Казах­ста­на Вла­ди­мир Путин, Алек­сандр Лука­шен­ко и Нур­сул­тан Назар­ба­ев

 

– В одном из интер­вью Вы ска­за­ли, что пре­зи­дент Назар­ба­ев зна­ет, как дей­ство­вать в усло­ви­ях эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са. Одним из усло­вий выхо­да из него Вы назва­ли актив­ные целе­на­прав­лен­ные рефор­мы. Акту­аль­но ли это и сего­дня? Спо­соб­но ли, на Ваш взгляд, нынеш­нее пра­ви­тель­ство выта­щить стра­ну из тупи­ка, или нуж­но менять кад­ры? Один из спо­со­бов укре­пить эко­но­ми­ку – инве­сти­ции. Вы не одна­жды упо­ми­на­ли в интер­вью раз­лич­ным СМИ, что ино­стран­ные инве­сто­ры долж­ны сами выстра­и­вать­ся в оче­редь в Казах­стане. Чем обос­но­вы­ва­е­те это?

– Уве­рен, что пре­зи­дент Назар­ба­ев зна­ет, что надо делать.

Но не может решить­ся.

Пре­зи­дент зна­ет, как это делать.

Но не хочет.

Пото­му что надо при­ла­гать после­до­ва­тель­ные уси­лия, надо моби­ли­зо­вать интел­лек­ту­аль­ные ресур­сы, встрях­нуть аппа­рат и заста­вить его рабо­тать. Надо быть гото­вым рас­ста­вать­ся с при­выч­ны­ми, но бес­по­лез­ны­ми кад­ра­ми и при­вле­кать новых людей, не таких покор­ных и услуж­ли­вых.

Пра­ви­тель­ство и обслу­га из бли­жай­ше­го окру­же­ния пре­зи­ден­та тоже убеж­да­ют его, что всё не так пло­хо, что чудо слу­чит­ся уже зав­тра. Может, нефть подо­ро­жа­ет втрое. Может, китай­цы дадут кре­дит в 100 мил­ли­ар­дов. Может, шей­хи из Зали­ва инве­сти­ру­ют 200 мил­ли­ар­дов… Пока же про­еда­ют накоп­ле­ния из Фон­да буду­щих поко­ле­ний. Так и нынеш­не­му поко­ле­нию ниче­го не оста­нет­ся.

Рефор­мы акту­аль­ны все­гда, пото­му что изме­не­ние – это фор­ма раз­ви­тия, а «ста­биль­ность» – фор­ма упад­ка. Фран­клин Рузвельт, пре­зи­дент США, гово­рил сво­им сорат­ни­кам в годы Вели­ко­го кри­зи­са: «Если вы хоти­те уце­леть – про­во­ди­те рефор­мы». А у нас наде­ют­ся уце­леть, ниче­го не делая.

Про­грам­мы типа «Казах­стан-2030» и после­ду­ю­щие при всей про­грес­сист­ской рито­ри­ке были направ­ле­ны на кон­сер­ва­цию ситу­а­ции в стране, а не на её раз­ви­тие. Ещё немно­го застоя – и пре­зи­ден­ту не удаст­ся сохра­нить даже того исто­ри­че­ско­го насле­дия, кото­рое обра­зо­ва­лось в резуль­та­те обре­те­ния неза­ви­си­мо­сти и ста­нов­ле­ния госу­дар­ства.

Рефор­мы кон­ца 90-х были пре­рва­ны про­из­воль­но – и толь­ко по поли­ти­че­ским при­чи­нам. Их про­дол­же­ние долж­но было при­ве­сти к появ­ле­нию в Казах­стане силь­но­го клас­са наци­о­наль­ных соб­ствен­ни­ков. Ближ­ний круг пре­зи­ден­та был про­тив. В нача­ле 2000-х рефор­мы были невоз­мож­ны, пото­му что всё его окру­же­ние зани­ма­лось раз­бо­ром соб­ствен­но­сти. После кри­зи­са 2008–2009 годов непре­одо­ли­мым барье­ром для реформ ста­ло пра­ви­тель­ство. По сути, оно было и оста­ёт­ся един­ствен­ным «бене­фи­ци­а­ром» кри­зи­са. Все стра­да­ют, кро­ме них.

Сего­дня про­тив­ни­ков реформ нет. Все пони­ма­ют, что без них эко­но­ми­ка рух­нет в тече­ние года, вооб­ще нечем будет пла­тить бюд­жет­ни­кам и пен­си­о­не­рам. Но нет инсти­ту­та, спо­соб­но­го про­ве­сти рефор­мы.

Смот­ри­те сами: пра­ви­тель­ство – самое без­дар­ное за всю исто­рию. По срав­не­нию с ними, в каби­не­те Сер­гея Тере­щен­ко были сплошь афин­ские муд­ре­цы.

Пар­ла­мент – пустыш­ка, вто­ро­го тако­го собра­ния слу­чай­ных людей даже на авто­вок­за­ле в Кас­ке­лене не встре­тить. Если мож­но пред­се­да­те­ля пар­ла­мен­та за пол­ча­са пере­са­дить в крес­ло пред­се­да­те­ля сою­за вете­ра­нов, то так же мож­но было назна­чить его пред­се­да­те­лем сою­за вете­ри­на­ров. А вете­ри­на­ра отту­да поста­вить в пар­ла­мент… Депу­та­ты сами это пони­ма­ют и все вре­мя пыта­ют­ся досроч­но «само­рас­пу­стить­ся».

Поли­ти­че­ские пар­тии – пустые обо­лоч­ки. Не име­ет смыс­ла их обсуж­дать. Про­фес­си­о­наль­ные и обще­ствен­но-поли­ти­че­ские сооб­ще­ства – лож­ные вели­чи­ны. Точ­но так же, как орга­ни­за­ции биз­не­сме­нов или проф­со­ю­зы. Когда-то они были реаль­ной силой. Веро­ят­но, в буду­щем опять ею ста­нут. Но пока это – чистая фик­ция.

В каче­стве воз­мож­ных дви­га­те­лей рефор­мы оста­ют­ся два субъ­ек­та обще­ствен­ной жиз­ни: пре­зи­дент и народ. Дру­гих игро­ков на пло­щад­ке нет. У пре­зи­ден­та оста­ёт­ся воз­мож­ность ини­ци­а­ти­вы. Если он её упу­стит, про­цесс запу­стит народ – через мас­со­вые про­те­сты. Кто видел послед­ние акции про­те­ста, пони­ма­ет, что у наше­го наро­да есть силы добить­ся сво­е­го.

Без реформ не будет подъ­ёма в эко­но­ми­ке. Те ино­стран­ные инве­сти­ции, что были моби­ли­зо­ва­ны в 90-х годах, уже потра­ти­ли, про­ели, укра­ли. Внут­рен­них источ­ни­ков инве­сти­ций в стране не созда­ли. Зна­чит, надо опять при­вле­кать капи­та­лы с миро­во­го рын­ка. День­ги на нем есть, но поче­му вла­дель­цы долж­ны вкла­ды­вать в Казах­стан? Рань­ше мы при­вле­ка­ли их рыноч­ной эко­но­ми­кой, при­ва­ти­зи­ро­ван­ной про­мыш­лен­но­стью, устой­чи­вой валю­той, обра­зо­ван­ны­ми кад­ра­ми, пре­иму­ще­ства­ми пра­во­во­го госу­дар­ства и доступ­ны­ми при­род­ны­ми богат­ства­ми. Теперь из всех пре­иму­ществ оста­лись толь­ко при­род­ные богат­ства, да и на те цены упа­ли. Нуж­на новая про­грам­ма инве­сти­ций, кото­рая при­вле­чёт капи­тал новы­ми воз­мож­но­стя­ми, реша­ю­щи­ми для биз­не­са в XXI веке. Такая про­грам­ма у меня есть, она выпол­ни­ма.

Пер­вые инве­сти­ции при­шли в Казах­стан на волне реаль­ной при­ва­ти­за­ции. То, что идет сей­час, – это мни­мая при­ва­ти­за­ция. Напри­мер, «Каз­те­ле­ком»: одни яко­бы ино­стран­ные инве­сто­ры про­да­ют доли дру­гим, яко­бы ино­стран­ным инве­сто­рам. Посколь­ку это одни и те же наши зем­ля­ки, ника­ких денег от такой «при­ва­ти­за­ции» бюд­жет не полу­чит. За их мани­пу­ля­ци­я­ми про­смат­ри­ва­ет­ся попыт­ка спря­тать кон­цы в воду. Вряд ли полу­чит­ся, учи­ты­вая то, что рас­сле­до­ва­ния ведут аме­ри­кан­ские и евро­пей­ские агент­ства.

Давай­те сле­дить за скан­да­лом с малай­зий­ским пре­мьер-мини­стром, кото­рый вдруг стал вла­дель­цем почти мил­ли­ар­да дол­ла­ров. Он уве­рял, что это не взят­ки, а пожерт­во­ва­ния араб­ско­го шей­ха. Вро­де даже шейх нашёл­ся, под­твер­дил свой пода­рок. Но аме­ри­кан­ские про­ку­ро­ры про­сле­ди­ли все тран­зак­ции и заяви­ли, что день­ги – кор­руп­ци­он­но­го про­ис­хож­де­ния. Казах­ский пре­мьер (име­ет в виду Кари­ма Маси­мо­ва – «D») сво­и­ми мани­пу­ля­ци­я­ми с акти­ва­ми «Каз­те­ле­ко­ма» может навлечь на стра­ну позор не мень­ше малай­зий­ско­го кол­ле­ги.

1mdb

Пре­мьер-мини­стра Малай­зии Наджи­ба Раза­ка обви­ни­ли в кра­же 700 мил­ли­о­нов дол­ла­ров из госу­дар­ствен­но­го бюд­же­та.

 

– Всё новое – это хоро­шо забы­тое ста­рое. В Казах­стане соби­ра­ют­ся воз­ро­дить ФОМС. Но мы пом­ним, как всё печаль­но когда-то закон­чи­лось с попыт­кой вве­де­ния это­го нов­ше­ства. Что надо делать сей­час, что­бы избе­жать повто­ре­ния оши­бок?

– Что­бы избе­жать повто­ре­ния оши­бок, не надо их повто­рять. Если они повто­ря­ют­ся, то это уже не ошиб­ки, а корыст­ные инте­ре­сы чинов­ни­ков, отве­ча­ю­щих за меди­ци­ну и соци­аль­ное стра­хо­ва­ние. Систе­мы обя­за­тель­но­го меди­цин­ско­го стра­хо­ва­ния пре­крас­но рабо­та­ют во мно­гих стра­нах, не толь­ко бога­тых. В Руан­де, напри­мер.

Пер­вая и самая жёст­кая реко­мен­да­ция: ника­кой банк не дол­жен пре­вра­тить день­ги ФОМС в свой актив. Пра­ви­тель­ство и зако­но­да­тель долж­ны раз­ра­бо­тать такие пра­ви­ла, что­бы даже ни «Нур­банк», даже ни «Народ­ный банк» не име­ли досту­па к день­гам фон­да. А даль­ше надо про­сто взять и испол­нить то, что дав­но про­ду­ма­но соци­ал-демо­кра­ти­че­ски­ми пра­ви­тель­ства­ми запад­ных стран. Если это ещё не сде­ла­но, зна­чит, люди в пра­ви­тель­стве заин­те­ре­со­ва­ны в нынеш­ней систе­ме, при кото­рой бога­тые лечат­ся за гра­ни­цей, а бед­ные стра­да­ют от болез­ней и недо­ступ­но­сти совре­мен­ной меди­цин­ской помо­щи.

– Дру­гой резерв – воз­вра­ще­ние в стра­ну денег оте­че­ствен­ных биз­не­сме­нов, выве­ден­ных в офф­шо­ры. Пом­нит­ся, Вы актив­но вклю­ча­лись в про­цесс воз­вра­ще­ния таких денег. Как сей­час обсто­ят дела?

– В про­шлом году я опуб­ли­ко­вал в казах­ской прес­се несколь­ко ста­тей, в кото­рых чёт­ко изло­жил свой под­ход к воз­вра­ще­нию капи­та­лов в стра­ну. Надо толь­ко уточ­нить: вла­дель­ца­ми огром­ной части 150 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, выве­зен­ных за рубеж, явля­ют­ся не биз­не­сме­ны. Где вы виде­ли столь­ко таких бога­тых пред­при­ни­ма­те­лей?

Боль­шая часть зару­беж­ных богатств при­над­ле­жит биз­не­сме­нам при вла­сти, кото­рые зара­ба­ты­ва­ют за счёт сво­их покро­ви­те­лей в пра­ви­тель­стве и адми­ни­стра­ции. Зара­ба­ты­ва­ют на бюд­же­те и зака­зах госкор­по­ра­ций. Понят­но, что одни с дру­ги­ми делят­ся. Но самые бога­тые наши загранв­клад­чи­ки – это чинов­ни­ки. Выс­шие чинов­ни­ки бога­ты ска­зоч­но, сред­ние – очень, низ­шие – про­сто бога­ты.

Мы с кол­ле­га­ми достиг­ли про­грес­са в рас­сле­до­ва­нии ситу­а­ции с казах­ски­ми день­га­ми и соб­ствен­но­стью на Запа­де. Дока­за­тель­ства най­де­ны, несколь­ко имён и бан­ков назва­ны. Мож­но было объ­явить и дру­гих вла­дель­цев акти­вов. Но вопрос упи­ра­ет­ся в пози­цию госу­дар­ства: что оно наме­ре­но с эти­ми день­га­ми делать? В соц­се­тях раз­вер­ну­лась дис­кус­сия, и пре­об­ла­да­ет мне­ние, что вер­нуть эти день­ги сей­час в стра­ну – зна­чит дать их раз­гра­бить сно­ва.

Поэто­му преж­де надо при­нять пра­виль­ный закон о репа­три­а­ции капи­та­лов и обес­пе­чить реаль­ный обще­ствен­ный кон­троль, что­бы посту­па­ю­щие день­ги ста­ли локо­мо­ти­вом новой модер­ни­за­ции эко­но­ми­ки. При­чём делать это надо очень быст­ро. В про­тив­ном слу­чае вла­сти запад­ных стран кон­фис­ку­ют сомни­тель­ные сред­ства наших бога­чей в бюд­же­ты тех стран, где они сей­час спря­та­ны. Да ещё и нало­жат 100-про­цент­ные штра­фы, как на Гуль­на­ру Кари­мо­ву и её парт­нё­ров по теле­ком­му­ни­ка­ци­он­но­му биз­не­су в Узбе­ки­стане.

– Во вре­мя Ваше­го пре­мьер­ства стра­на нача­ла пере­хо­дить на новую пен­си­он­ную систе­му. Пом­нит­ся, уже тогда пред­ла­га­лось повы­сить воз­раст выхо­да на пен­сию, одна­ко тогда на это не пошли, но реши­ли через 20 лет реа­ли­зо­вать те пла­ны и вызва­ли недо­воль­ство насе­ле­ния. Как это про­ком­мен­ти­ру­е­те?

– Совре­мен­ная пен­си­он­ная систе­ма – это не столь­ко пен­сии, сколь­ко меха­низм гене­ри­ро­ва­ния дохо­дов, из кото­рых эти пен­сии выпла­чи­ва­ют­ся. До сих пор в Казах­стане день­ги на пен­сии берут­ся не из дохо­дов пен­си­он­ной систе­мы, а из зар­пла­ты рабо­та­ю­щих. Поко­ле­ние роди­те­лей выхо­дит на пен­сии, госу­дар­ство пла­тит им не из дохо­дов, а из зар­пла­ты детей. Когда дети вый­дут на пен­сию, из чего будет им пла­тить? Вро­де как из зар­пла­ты вну­ков. Но где гаран­тии, что они доста­точ­но зара­бо­та­ют? В кри­зи­сы дохо­ды рабо­та­ю­щих пада­ют, скры­тая и явная без­ра­бо­ти­ца порож­да­ет серый рынок тру­да, где никто ника­ких отчис­ле­ний не пла­тит и гаран­тий не даёт. Тут хоть повы­шай пен­си­он­ный воз­раст, хоть пони­жай. Как гово­рит­ся, «денег нет, но вы дер­жи­тесь»!

Мы начи­на­ли созда­вать пен­си­он­ную систе­му, кото­рая не толь­ко рас­пре­де­ля­ет день­ги, но и сама их зара­ба­ты­ва­ет. Если бы пре­зи­дент Назар­ба­ев не под­дал­ся на запу­ги­ва­ния тех, кто боял­ся воз­ник­но­ве­ния круп­но­го наци­о­наль­но­го инве­сто­ра в стране, наша эко­но­ми­ка сего­дня была бы в прин­ци­пи­аль­но дру­гом состо­я­нии. Десять лет высо­ких цен на сырье бес­цель­но поте­ря­ны, в пен­си­он­ных фон­дах не нако­пи­лось акти­вов, кото­рые мог­ли бы гене­ри­ро­вать при­быль, доста­точ­ную для выпла­ты достой­ных пен­сий.

Но это не без­на­дёж­но: надо пре­вра­тить пен­си­он­ные фон­ды в инсти­ту­ты раз­ви­тия эко­но­ми­ки. Для это­го при­дёт­ся наци­о­на­ли­зи­ро­вать нынеш­ние наци­о­наль­ные ком­па­нии и пере­дать их акции в соб­ствен­ность пен­си­он­ных фон­дов.

Отчис­ле­ния граж­дан в пен­си­он­ные фон­ды будут инве­сти­ро­вать­ся в эко­но­ми­ку и ста­нут ресур­сом внут­рен­не­го раз­ви­тия. А диви­ден­ды нац­ком­па­ний пой­дут не на заоб­лач­ные зар­пла­ты мене­дже­ров, а на обес­пе­че­ние достой­ной ста­ро­сти.

Так будет. Дру­го­го пути в пост­ин­ду­стри­аль­ную эпо­ху про­сто нет. Нор­веж­ские пен­си­о­не­ры не стра­да­ют от того, что цена на нефть упа­ла вдвое. Не долж­ны стра­дать и казах­ские пен­си­о­не­ры.

– В мае это­го года вспых­ну­ли стра­сти по воз­мож­ной про­да­же зем­ли ино­стран­цам. Даль­ней­шую эска­ла­цию уда­лось оста­но­вить ука­зом пре­зи­ден­та о мора­то­рии на отдель­ные ста­тьи Земель­но­го кодек­са. Что сей­час кон­крет­но нуж­но делать, что­бы зем­ля исполь­зо­ва­лась эффек­тив­но и появи­лись насто­я­щие хозя­е­ва зем­ли?

– Народ выска­зал­ся внят­но и одно­знач­но: надо отме­нять Земель­ный кодекс цели­ком и все­на­род­но обсу­дить его новый вари­ант. Про­да­жа зем­ли ино­стран­цам и про­да­жа вооб­ще невоз­мож­ны. Так счи­та­ет народ. Точ­ка.

Заме­ча­тель­но, что пре­зи­дент Назар­ба­ев созвал обще­ствен­ную комис­сию для обсуж­де­ния земель­но­го зако­но­да­тель­ства. Она дока­за­ла свою рабо­то­спо­соб­ность. Прак­ти­че­ски это – пер­вый слу­чай обще­ствен­ной экс­пер­ти­зы важ­но­го госу­дар­ствен­но­го акта за два­дцать лет. До сих пор дрес­си­ро­ван­ные «одоб­ря­те­ли» под­дер­жи­ва­ли любые дей­ствия вла­стей. Теперь появи­лась груп­па людей, поль­зу­ю­щих­ся обще­ствен­ным дове­ри­ем, кото­рая ска­за­ла: «Подо­жди­те! Надо разо­брать­ся. Народ счи­та­ет по-дру­го­му…».

Для того, что­бы казах­ский аул и рус­ское село не уми­ра­ли, необ­хо­ди­мо оста­но­вить моно­по­ли­за­цию зем­ли поме­щи­ка­ми-лати­фун­ди­ста­ми. Они гра­бят фер­ме­ров, ста­вят их в без­вы­ход­ную ситу­а­цию: отдать свою про­дук­цию за бес­це­нок или уме­реть с голо­ду. Что­бы кре­стьяне голо­да­ли при миро­вом росте цен на про­до­воль­ствия – это как надо извра­тить зако­ны сво­бод­но­го рын­ка?!

Фер­ме­рам нуж­ны доступ­ные кре­ди­ты и кон­ку­рент­ная систе­ма заку­пок. Дай­те воз­мож­ность неза­ви­си­мым пред­при­ни­ма­те­лям стро­ить новые эле­ва­то­ры – и заку­поч­ные цены на зер­но момен­таль­но вырас­тут. Из воз­рос­ших дохо­дов кре­стьяне смо­гут выпла­чи­вать бан­кам кре­ди­ты. Важ­ным момен­том раз­ви­тия сель­ско­го хозяй­ства явля­ет­ся сохра­не­ние малых и сред­них горо­дов. Искус­ствен­ное сти­му­ли­ро­ва­ние горо­дов-мил­ли­он­ни­ков – это ошиб­ка. Если жизнь уйдёт из малых горо­дов Казах­ста­на, то аулы про­сто оди­ча­ют, стра­на опу­сте­ет. У нас же хотят, что­бы насе­ле­ние всей стра­ны мета­лось меж­ду тре­мя «мега­по­ли­са­ми»: Алма­ты, Аста­ной и поче­му-то Шым­кен­том.

В сель­ско­хо­зяй­ствен­ных шта­тах США огром­ное чис­ло малых город­ков, никто их не укруп­ня­ет. В них пере­ра­ба­ты­ва­ют про­дук­цию с ферм, ремон­ти­ру­ют тех­ни­ку, там люди учат­ся, лечат­ся, совер­ша­ют покуп­ки, смот­рят кино, зани­ма­ют­ся спор­том.

– Аке­жан Маг­жа­но­вич, не могу не спро­сить Вас, чем кон­крет­но Вы зани­ма­е­тесь сей­час, живя за рубе­жом? Гово­ри­ли, что Вы явля­е­тесь совет­ни­ком пра­ви­тельств мно­гих стран, в част­но­сти, Арген­ти­ны. Это так? Неко­то­рые СМИ писа­ли о том, что Вы игра­е­те на бир­же. Яко­бы Вас виде­ли в Лон­доне, Стам­бу­ле, Син­га­пу­ре за этим заня­ти­ем. Насколь­ко эти све­де­ния досто­вер­ны или это – слу­хи?

– Когда гово­рят, что кто-то кон­суль­ти­ру­ет пра­ви­тель­ства, то это не зна­чит, что чело­век ходит с утра в Дом пра­ви­тель­ства и там до вече­ра всем что-то сове­ту­ет, сове­ту­ет… В слу­ча­ях, когда пра­ви­тель­ствам или кор­по­ра­ци­ям надо оце­нить какую-то ситу­а­цию перед при­ня­ти­ем реше­ния, они ино­гда обра­ща­ют­ся ко мне. Как пра­ви­ло, это каса­ет­ся Ближ­не­го Восто­ка и Цен­траль­ной Азии.

Я нико­гда не кон­суль­ти­ро­вал пра­ви­тель­ство Арген­ти­ны. Эта огром­ная стра­на, похо­жая по тер­ри­то­рии на нашу, насе­ле­ние интер­на­ци­о­наль­ное по про­ис­хож­де­нию и очень тру­до­лю­би­вое. Но Арген­ти­на дол­го управ­ля­лась одной семьёй соци­а­ли­стов по фами­лии Кирш­нер: сна­ча­ла пре­зи­ден­том был муж, потом жена. Они дове­ли стра­ну до дефол­та. Наде­юсь, что ново­му пра­ви­тель­ству удаст­ся ожи­вить эко­но­ми­ку и оздо­ро­вить финан­сы.

Слу­хи о моем сотруд­ни­че­стве с пра­ви­тель­ством Арген­ти­ны воз­ник­ли, веро­ят­но, от того, что я кон­суль­ти­ро­вал круп­ных инве­сто­ров в гор­но­до­бы­ва­ю­щую про­мыш­лен­ность и при­вёл туда спе­ци­а­ли­стов из Рос­сии, моих быв­ших кол­лег – гео­ло­гов и гор­ня­ков.

Что каса­ет­ся бир­жи, то она не похо­жа на кази­но. Там люди не игра­ют, а рабо­та­ют. Воз­раст тех, кто выдер­жи­ва­ет эту рабо­ту, ред­ко пре­вы­ша­ет 40 лет. Так что я дав­но хотя бы по воз­рас­ту «пере­рос» эту дея­тель­ность. Но знаю устрой­ство и прин­ци­пы рабо­ты бир­жи, знаю хоро­шо.

– Во все­мир­ной пау­тине сего­дня нема­ло мате­ри­а­лов о так назы­ва­е­мом панам­ском деле. Упо­ми­на­ет­ся и Ваша фами­лия. Как Вы это про­ком­мен­ти­ру­е­те?

– Исто­рия в интер­не­те меня само­го сна­ча­ла уди­ви­ла, а потом ста­ло понят­но, что это отго­лос­ки какой-то чужой бит­вы: одна жур­на­лист­ка реши­ла раз­об­ла­чить одно­го адво­ка­та, кото­рый пред­став­лял одну ком­па­нию. Но полу­чи­лась исто­рия о том, как из бло­хи пыта­лись пошить голе­ни­ще. Да кожи не хва­ти­ло.

Учи­ты­вая мно­го­лет­нее вни­ма­ние, кото­рое про­яв­ля­ли к моей пер­соне все­воз­мож­ные орга­ны, мно­го­крат­но про­ве­ре­но и засви­де­тель­ство­ва­но, что у меня нет офф­шор­ных сче­тов и офф­шор­ных ком­па­ний. Ни в Пана­ме, ни в дру­гих юрис­дик­ци­ях. Я полу­чаю дохо­ды и акку­рат­но пла­чу нало­ги там, где живу и рабо­таю.

– В своё вре­мя Вы были одним из тех управ­лен­цев, кто счи­тал, что сна­ча­ла эко­но­ми­ка, а потом поли­ти­че­ские рефор­мы. Изме­ни­лись ли Ваши взгля­ды сего­дня? Мно­гие годы Вы пре­бы­ва­е­те в раз­ных стра­нах, при­об­ре­ли бес­цен­ный опыт и зна­ния, може­те срав­ни­вать. Чего недо­ста­ёт нам? Как Казах­ста­ну встать в один строй с циви­ли­зо­ван­ны­ми стра­на­ми мира?

– Мы с еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми, дей­стви­тель­но, счи­та­ли, что рывок в эко­но­ми­че­ских рефор­мах поз­во­лит воз­ник­нуть той соци­аль­ной груп­пе, кото­рая ста­нет сто­рон­ни­ком и опо­рой демо­кра­ти­че­ско­го трен­да в поли­ти­че­ском раз­ви­тии стра­ны. И тогда про­изой­дет насто­я­щее раз­де­ле­ние вет­вей вла­сти, уста­но­вит­ся насто­я­щее вер­хо­вен­ство зако­на. Это было пред­ме­том спо­ра в руко­вод­стве Казах­ста­на, в резуль­та­те кото­ро­го я ушёл из пра­ви­тель­ства.

В наших усло­ви­ях демо­кра­тия – это не вопрос вку­са или при­ли­чий. Казах­ста­ну, что­бы сохра­нить неза­ви­си­мость и целост­ность, необ­хо­ди­ма ответ­ствен­ная и под­от­чёт­ная власть. Для это­го тре­бу­ет­ся пар­ла­мент, изби­ра­е­мый на усло­ви­ях кон­ку­рен­ции в одно­ман­дат­ных окру­гах, а не так, как сей­час – по пар­тий­ным спис­кам, да ещё и при одно­пар­тий­ной по сути систе­ме!

Стране для нача­ла реформ необ­хо­ди­мы, как мини­мум, две при­бли­зи­тель­но рав­но­силь­ные поли­ти­че­ские пар­тии. Исто­ри­че­ский долг Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва – оста­вить после себя хотя бы такую систе­му. Для это­го хва­тит все­го четы­рёх про­стых шагов пре­зи­ден­та навстре­чу демо­кра­тии: вый­ти из «Нур Ота­на», под­дер­жать воз­ник­но­ве­ние вто­рой пар­тии, объ­явить досроч­ные пар­ла­мент­ские выбо­ры и дать воз­мож­ность избрать­ся кан­ди­да­там, как мини­мум, от двух пар­тий.

Пред­вы­бор­ная борь­ба сама потре­бу­ет сво­бо­ды прес­сы для пред­став­ле­ния пози­ций про­ти­во­бор­ству­ю­щих пар­тий. Вслед за этим на местах воз­ник­нет насто­я­щее само­управ­ле­ние, пото­му что люди долж­ны решать свои про­бле­мы сами. Само­сто­я­тель­ный пар­ла­мент при­зо­вёт к отве­ту пра­ви­тель­ство. И мини­страм не оста­нет­ся ниче­го ино­го, как эффек­тив­но руко­во­дить сво­и­ми ведом­ства­ми.

Зву­чит, как сказ­ка, но ведь имен­но так живут мно­гие стра­ны и наро­ды.

Казах­стан может пере­ме­стить­ся из позор­но­го кру­га отста­лых режи­мов в сооб­ще­ство совре­мен­ных госу­дарств в тече­ние несколь­ких меся­цев.

Вопрос: про­изой­дёт это по ини­ци­а­ти­ве и под руко­вод­ством пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва или уже без его уча­стия?

«Обще­ствен­ная пози­ция»
(про­ект «DAT» №34 (351) от 22 сен­тяб­ря 2016 г.