fbpx

Акежан КАЖЕГЕЛЬДИН: «Пассионарность лидеров в казахских аулах крайне высока»

Казах­стан­ские вла­сти не нашли отве­та на кри­зис­ные явле­ния в стране

Cерию пред­но­во­год­них бесед с веду­щи­ми оппо­зи­ци­он­ны­ми поли­ти­ка­ми Цен­траль­ной Азии мы завер­ша­ем интер­вью с Аке­жа­ном Каже­гель­ди­ным. И ему пред­сто­ит отве­тить на вопро­сы Вита­лия Вол­ко­ва о поли­ти­че­ских ито­гах 2012 года.

Акежан Кажегельдин,бывший премьер-министр страны, а ныне ведущий оппозиционный политик в изгнании.
Аке­жан Кажегельдин,бывший пре­мьер-министр стра­ны, а ныне веду­щий оппо­зи­ци­он­ный поли­тик в изгна­нии.

Вита­лий Вол­ков: Какие собы­тия в ухо­дя­щем году Вы выде­ли­ли бы в каче­стве глав­ных для поли­ти­че­ской жиз­ни Казах­ста­на?

Аке­жан Каже­гель­дин: Я уже мно­го лет имею соб­ствен­ную кор­ре­спон­дент­скую сеть. С раз­ви­ти­ем тех­но­ло­гий про­цесс свя­зи с кор­ре­спон­ден­та­ми упро­стил­ся донель­зя. И я задаю им два вопро­са: что про­ис­хо­дит и что вы об этом дума­е­те? Кро­ме того, я ска­ни­рую всю прес­су и элек­трон­ные СМИ. Мой вывод — наша стра­на нахо­дит­ся в состо­я­нии затя­нув­шей­ся пау­зы после пре­зи­дент­ских выбо­ров апре­ля 2011 года. У нас как буд­то 2012 года не насту­па­ло. Люди, оша­ра­шен­ные теми досроч­ны­ми выбо­ра­ми, реши­ли, что про­сто так это­го быть не мог­ло, и теперь им долж­ны объ­явить, что жить стра­на ста­нет по-дру­го­му.

Но затем после­до­вал тем­пе­ра­мент­ный само­ро­спуск пар­ла­мен­та, а потом все­на­род­ное горе — рас­стрел людей в Жана­о­зене, а так­же чере­да взры­вов, лик­ви­да­ция групп тер­ро­ри­стов, непо­нят­ные и не объ­яс­нен­ные наро­ду слу­чаи мас­со­вых убийств в запо­вед­ни­ках. Эти собы­тия обост­ри­ли ожи­да­ния. А попыт­ка руко­вод­ства ожи­вить поли­ти­че­скую жизнь неболь­шой пере­ста­нов­кой в пра­ви­тель­стве эти ожи­да­ния толь­ко подо­гре­ла. Но с апре­ля 2011 года наро­ду так и не предъ­яв­ле­на повест­ка дня, и, боюсь, эта ситу­а­ция перей­дет в 2013 год: «Акор­да» будет жить сво­ей жиз­нью, пра­ви­тель­ство в Астане – сво­ей, орга­ны управ­ле­ния на местах – сво­ей и народ – сво­ей.

В. В.: Что содер­жит в себе боль­ший взрыв­ной потен­ци­ал для обще­ства – Жана­о­зен или «Аркан­кер­ген»?

А. К.: Я хотел бы про­ве­сти парал­лель с Рос­си­ей. Там вес­ной при­шел новый пре­зи­дент, его выбо­ры сопро­вож­да­лись мно­го­ты­сяч­ны­ми демон­стра­ци­я­ми про­те­ста. Он в этом мес­се­дже разо­брал­ся и пока­зал, что настро­е­ния наро­да  услы­шал. Из чего это вид­но? Осе­нью он предъ­явил рос­сий­ско­му наро­ду повест­ку дня, пер­вый пункт кото­рой — борь­ба с кор­руп­ци­ей. А у нас таким мощ­ным посы­лом ров­но год назад была тра­ге­дия в Жана­о­зене. Это собы­тие про­лон­ги­ро­ван­но­го дей­ствия. Мы уви­де­ли по обе сто­ро­ны кон­флик­та один и тот же народ. Поли­ти­че­ски­ми участ­ни­ка­ми это­го собы­тия были этни­че­ские каза­хи, кото­рые до это­го два­дцать лет под­дер­жи­ва­ли суще­ству­ю­щую власть, во всех ее нова­ци­ях и про­грам­мах они счи­та­лись глав­ной дви­жу­щей силой. И вдруг эта опо­ра дала тре­щи­ну.

Суда­ми, в первую оче­редь над теми, кто басто­вал на пло­ща­ди, а потом над теми, кто яко­бы спро­во­ци­ро­вал соци­аль­ный взрыв, вклю­чая одно­го из лиде­ров пар­тии «Алга» Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, вопрос решен не был. До тех пор, пока обще­ство не узна­ет, кто были те моло­дые люди, кото­рые подо­жгли бан­ко­ма­ты, офис ком­па­нии, гости­ни­цу, где про­жи­ва­ли гости Жана­о­зе­на, вопрос закрыт не будет. Эти люди, кото­рые за какие-то десять минут спро­во­ци­ро­ва­ли обе сто­ро­ны кон­флик­та в Жана­о­зене, не най­де­ны, этим собы­ти­ям не дана оцен­ка. Нака­за­ли тех, кто семь меся­цев про­сто­ял на пло­ща­ди. А тех, кто учи­нил бес­по­ряд­ки, не нака­за­ли. И не нашли тех, кто за ними сто­ял. То есть инсти­ту­ты вла­сти пошли по пути наи­мень­ше­го сопро­тив­ле­ния. И самое глав­ное, этим собы­ти­ям не дана поли­ти­че­ская оцен­ка пре­зи­ден­том стра­ны.

Пока он это­го не сде­ла­ет, будет нести на себе это пят­но. И тогдаш­нее пра­ви­тель­ство, и депу­та­ты ново­го пар­ла­мен­та, кото­рые, собрав­шись на свое пер­вое засе­да­ние, тоже не дали поли­ти­че­ской оцен­ки про­изо­шед­шей тра­ге­дии, и несут поли­ти­че­скую ответ­ствен­ность за Жана­о­зен. Люди ждут такую оцен­ку, а уж при­мут ли они ее цели­ком, или с ого­вор­ка­ми – вопрос дру­гой. И рас­счи­ты­вать, что прой­дет лет пять и люди все забу­дут, — невер­но. Они не забу­дут. Тем более что есть поли­ти­че­ские силы, кото­рые все вре­мя будут будо­ра­жить память обще­ства и напо­ми­нать о Жана­о­зене. Поэто­му Жана­о­зен по силе взрыв­но­го воз­дей­ствия срав­нить с собы­ти­я­ми на «Аркан­кер­гене» невоз­мож­но.

В. В.: В свя­зи с Жана­о­зе­ном часто зада­ет­ся вопрос: знал ли пре­зи­дент о при­ка­зе стре­лять?

А. К.: Это абсурд. Это самая боль­шая лич­ная беда пре­зи­ден­та, кото­рый вос­при­ни­мал празд­ник 20-летия неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на как свою лич­ную заслу­гу и хотел отме­тить его как зна­ко­вый рубеж, кото­рый он пре­одо­лел вме­сте с наро­дом. Все, кто пыта­ет­ся гово­рить, что он знал и отдал при­каз, посту­па­ют нечест­но. Но ему пред­сто­ит рас­ста­вить все точ­ки над i и дать свои оцен­ки. Я уве­рен, что он пони­ма­ет необ­хо­ди­мость сде­лать это. А решит­ся ли он на эти оцен­ки? Он это дол­жен сде­лать для себя само­го, что­бы буду­щие поко­ле­ния зна­ли – этот пре­зи­дент смог объ­яс­нить наро­ду, что про­изо­шло. Ведь Жана­о­зен может повто­рить­ся. Я уве­рен, что у него доста­точ­но пол­но­мо­чий, что­бы устра­нить соб­ствен­ные ошиб­ки и выпу­стить на сво­бо­ду тех людей, кото­рые сидят за то, что сто­я­ли на пло­ща­ди и тре­бо­ва­ли спра­вед­ли­во­го воз­на­граж­де­ния за свой труд. Пока это­го не про­изой­дет, Жана­о­зен оста­нет­ся сре­ди нере­шен­ных про­блем, кото­рых ста­но­вит­ся все боль­ше и боль­ше. Что каса­ет­ся «Аркан­кер­ге­на», то это попыт­ка инсти­ту­тов госу­дар­ства, нака­зав одно­го погра­нич­ни­ка, спря­тать реаль­ные фак­ты, о кото­рых они либо зна­ют, либо дога­ды­ва­ют­ся. Этот рядо­вой, с его лич­ным и воен­ным опы­том, не мог убить столь­ко сослу­жив­цев. Я могу оши­бить­ся, мне не хва­та­ет фак­тов, но логи­ка и мой жиз­нен­ный и воин­ский опыт гово­рят об этом. Я думаю, собы­тия вокруг Чела­ха будут таки­ми же, как вокруг Алтын­бе­ка Сар­сен­ба­е­ва. Обще­ство будет ждать отве­тов на вопро­сы,  что про­изо­шло и кто это сде­лал. Когда-нибудь это ста­нет извест­но. Если толь­ко нынеш­няя власть не дога­да­ет­ся сде­лать это при сво­ей жиз­ни.

В. В.: В свя­зи с Жана­о­зе­ном гоне­ни­ям под­верг­лись мно­гие медиа­ре­сур­сы. Но и обще­ство в Казах­стане, и инсай­де­ры на Запа­де все же дела­ли скид­ку на то, что эти СМИ свя­за­ны с оли­гар­хом Абля­зо­вым, кото­ро­го счи­та­ют одним из ката­ли­за­то­ров собы­тий в Жана­о­зене. Но сей­час закрыт сайт guljan.org, кото­рый давал аль­тер­на­тив­ную инфор­ма­цию имен­но по делу Чела­ха и к Абля­зо­ву ника­ко­го отно­ше­ния не име­ет. С чем вы это свя­зы­ва­е­те?

А. К.:  С борь­бой чинов­ни­ков всех ран­гов, осо­бен­но тех, кто нахо­дит­ся на самом вер­ху, за свое пра­во спо­кой­но зани­мать свои крес­ла, и что­бы их никто не бес­по­ко­ил. А что, это впер­вые закры­ли газе­ты? Или огра­ни­чи­ли дея­тель­ность редак­ции на 90 дней? Это не сего­дня нача­лось и свя­за­но не толь­ко с Жана­о­зе­ном или «Аркан­кер­ге­ном». В стране, осо­бен­но с кон­ца 90-х годов, поза­кры­ва­лись десят­ки газет, сот­ни жур­на­ли­стов поки­ну­ли стра­ну. У редак­ций кон­фис­ко­вы­ва­лась соб­ствен­ность, изы­ма­лась орг­тех­ни­ка, опе­ча­ты­ва­лись зда­ния, под­жи­га­лись офи­сы. Сей­час ста­ли при­кры­вать­ся реше­ни­я­ми судов, а более бру­таль­ны­ми инстру­мен­та­ми эту тра­ди­цию зало­жил Рахат Али­ев со сво­им кол­ле­гой Аль­ну­ром Муса­е­вым. Они нача­ли отни­мать соб­ствен­ность у жур­на­ли­стов, изби­вать их, при­ду­мы­вать ста­тьи о неупла­те нало­гов или пошлин.

В. В.: Сколь­ко Казах­стан еще может нахо­дить­ся в ситу­а­ции 2011 года?

А. К.: Суще­ству­ет лимит вре­ме­ни. Пло­хой уро­жай 2012 года, абсо­лют­но неста­биль­ная эко­но­ми­ка в целых груп­пах стран, неза­пла­ни­ро­ван­ные рас­хо­ды на теп­ло и дру­гие услу­ги в свя­зи с холо­да­ми, рас­ту­щие цены на про­дук­ты пита­ния будут ока­зы­вать серьез­ное дав­ле­ние на обще­ство. Лидер госу­дар­ства уже заявил, что стране нуж­ны пост­ин­ду­стри­аль­ная рефор­ма, инно­ва­ци­он­ная эко­но­ми­ка, а на все это тре­бу­ют­ся боль­шие день­ги. Где их взять – вопрос непро­стой. Пря­мые инве­сти­ции сокра­ща­ют­ся, пото­му что денег ста­но­вит­ся все мень­ше, круп­ные ком­па­нии сокра­ща­ют свои бюд­же­ты и закры­ва­ют непро­филь­ные биз­не­сы. Это вид­но на про­ек­тах Каша­га­на, Тен­ги­за и Кара­ча­га­на­ка, кото­рые про­шли эта­пы высо­кой добы­чи и потре­бу­ют допол­ни­тель­ных средств для пере­устрой­ства. Тот столп, на кото­ром дер­жит­ся эко­но­ми­ка Казах­ста­на – экс­порт сырья, тоже в ужас­но неста­биль­ном состо­я­нии и под­вер­жен как нико­гда вли­я­нию конъ­юнк­ту­ры. Его состо­я­ние будет зави­сеть не от наших поже­ла­ний, а от того, как будет раз­ви­вать­ся гло­баль­ная эко­но­ми­ка. Это будет вли­ять на жизнь, а жизнь – на руко­вод­ство Казах­ста­на, кото­рое сей­час раз­ду­мы­ва­ет, каким путем пой­ти.

Это вид­но из послед­не­го посла­ния пре­зи­ден­та. Прав­да, в нем поли­ти­че­ское рефор­ми­ро­ва­ние опять откла­ды­ва­ет­ся на буду­щее. Гово­рит­ся, что сна­ча­ла эко­но­ми­ка, а поли­ти­ка пой­дет за ней. Кро­ме того, в Астане пыта­ют­ся уга­дать, на какие рефор­мы пой­дут китай­ские лиде­ры. Как руко­вод­ство Китая, кото­рый все боль­ше вли­я­ет на нашу эко­но­ми­ку и поли­ти­ку, будет пытать­ся убе­речь свой гос­ап­па­рат от рас­па­да, кото­рый гро­зит и нашим сосе­дям на севе­ре. Он оче­ви­ден и у нас, и дело Чела­ха пре­крас­но пока­зы­ва­ет, что про­ис­хо­дит с нашим аппа­ра­том. У нас так и не нашли отве­та на кри­зис­ные явле­ния в стране, даже не созда­на кри­зис­ная груп­па. Поэто­му раз­ные ведом­ства пред­ла­га­ют пре­зи­ден­ту раз­ные реше­ния. Ему очень труд­но опре­де­лить­ся, и он уже не может пола­гать­ся на то, что пра­ви­тель­ство будет испол­нять его пору­че­ния. Про­изо­шел адми­ни­стра­тив­ный кол­лапс. В Астане все увле­че­ны про­цес­сом неко­ей дея­тель­но­сти, но нико­го не инте­ре­су­ет резуль­тат. И это не пер­вый год. Но так не может про­дол­жать­ся бес­ко­неч­но. Думаю, что 2013 год будет клю­че­вым, все обост­рит­ся.

В. В.: Но с точ­ки зре­ния тер­ро­ри­сти­че­ской актив­но­сти 2012 год был более спо­кой­ным, чем 2011-й или 2010-й. Зата­и­лись ли «исла­ми­сты» в ожи­да­нии ско­ро­го выво­да кон­тин­ген­та НАТО из Афга­ни­ста­на и пере­ме­ны всей ситу­а­ции в реги­оне, или это след­ствие эффек­тив­ных дей­ствий спец­служб Казах­ста­на?

А. К.: Взры­вы гре­мят для того, что­бы подо­рвать ста­биль­ность. А ситу­а­ция после Жана­о­зе­на настоль­ко обостре­на, что ее допол­ни­тель­но обост­рять не надо. И эти кру­ги про­сто бере­гут свои силы. А вли­я­ние фун­да­мен­та­ли­стов на обще­ствен­ную жизнь настоль­ко боль­шое, что госу­дар­ство теря­ет это поле бит­вы не по дням, а по часам. Что­бы понять, насколь­ко это вли­я­ние силь­но, надо про­сто побы­вать на помин­ках, сва­дьбах и послу­шать, что гово­рит народ и кто его нефор­маль­ные лиде­ры. Пас­си­о­нар­ность лиде­ров там, вни­зу казах­стан­ско­го обще­ства, крайне высо­кая. И аул – это не рос­сий­ская дерев­ня, где отцом явля­ет­ся чинов­ник. В ауле пас­си­о­нар­ные лич­но­сти оста­ют­ся в высо­ком ста­ту­се, они еще дол­го будут вос­тре­бо­ва­ны.  Такая куль­ту­ра. Так что это пока лишь зати­шье. Дай бог, что­бы обще­ство спра­ви­лось с этой ситу­а­ци­ей, но ата­ка­ми спец­служб ее не раз­ре­шить. Пото­му что если фун­да­мен­та­ли­сты при­мут реше­ние о так назы­ва­е­мой сете­вой ата­ке – о деся­ти ата­ках в день в раз­ных точ­ках, – то спец­служ­бы с этим не спра­вят­ся. С этим нуж­но бороть­ся дру­ги­ми инстру­мен­та­ми.

 

Вита­лий ВОЛКОВ, экс­перт по Цен­траль­ной Азии в Гер­ма­нии, спе­ци­аль­но для «Новой» — Казах­стан»

 

http://www.novgaz.com/index.php/2-news/761-%D0%B0%D0%BA%D0%B5%D0%B6%D0%B0%D0%BD-%D0%BA%D0%B0%D0%B6%D0%B5%D0%B3%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%B4%D0%B8%D0%BD-