Акежан Кажегельдин: «Никаких полномочий перераспределено не было. Просто переписан регламент, какой институт в каком порядке действует»

Экс-премьер Казахстана Акежан Кажегельдин настаивает на том, что сама формулировка «поправки по перераспределению полномочий» при описании принятых изменений в Конституцию в корне не верна. Хотя проведение реальной политической реформы, по его утверждению, – в первую очередь в интересах президента, а также его семьи.

– Изве­стие о сокра­ще­нии пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий вызва­ло замет­ный резо­нанс в Казах­стане. По ваше­му мне­нию, он оправ­дан?

– Как все­гда быва­ет? Каж­дый искал свою запя­тую в боль­шом тек­сте. Но само объ­яв­ле­ние это­го собы­тия про­изо­шло очень дра­ма­тич­но. Пре­зи­дент об этом объ­явил, нахо­дясь не в Казах­стане, а за рубе­жом, во вре­мя лече­ния. Это и вызва­ло глав­ный ажи­о­таж вокруг само­го собы­тия. А когда, воз­вра­тив­шись, он стал объ­яс­нять, что имел в виду, ста­ло понят­но, что он в оче­ред­ной раз имел в виду не то, что выска­зал. Все эти годы XXI сто­ле­тия власть тихой сапой редак­ти­ро­ва­ла Кон­сти­ту­цию в ту сто­ро­ну, в какую ей удоб­но. Ино­гда она для это­го обра­ща­лась к тако­му некон­сти­ту­ци­он­но­му орга­ну, как Ассам­блея наро­да Казах­ста­на, что­бы подать ту или иную ини­ци­а­ти­ву как народ­ную. В дан­ном слу­чае она пред­ло­жи­ла некий новый регла­мент, кото­рый регу­ли­ру­ет доку­мен­то­обо­рот меж­ду адми­ни­стра­ци­ей пре­зи­ден­та и пар­ла­мен­том. Это ни в коей мере не кон­сти­ту­ци­он­ной рефор­ма. Пото­му что прин­цип Кон­сти­ту­ции прост: народ как источ­ник вла­сти наде­ля­ет пра­ва­ми само­сто­я­тель­ные орга­ны – пар­ла­мент и Вер­хов­ный суд. Сюда не надо при­тя­ги­вать за уши Мини­стер­ство юсти­ции, поли­цию, КНБ и про­ку­ра­ту­ру – это все инсти­ту­ты испол­ни­тель­ной вла­сти. А Нур­сул­тан Аби­ше­вич не по забыв­чи­во­сти, а по 24-лет­ней при­выч­ке гово­рил о рас­пре­де­ле­нии пол­но­мо­чий меж­ду ними и пар­ла­мен­том. Но у пар­ла­мен­та нет пол­но­мо­чий, у него есть пра­ва. Далее, пред­се­да­те­лю Кон­сти­ту­ци­он­но­го сове­та Иго­рю Рого­ву, кото­рый пытал­ся изоб­ра­жать глав­но­го «циви­ли­ста» стра­ны и стыд­ли­во отпи­сы­вал­ся от име­ни Кон­сти­ту­ци­он­но­го сове­та, ниче­го «не дали», отче­го он, навер­ное, взды­ха­ет с облег­че­ни­ем. То есть по сути ниче­го не про­изо­шло. А меж­ду тем все это обсуж­да­лось в кон­тек­сте ини­ци­а­тив, свя­зан­ных с тран­зи­том вла­сти.

– То есть слу­хи о под­го­тов­ке тран­зи­та пре­уве­ли­че­ны?

– Тран­зит вла­сти обя­за­тель­но про­изой­дет в силу раз­ных обсто­я­тельств, в том чис­ле био­ло­ги­че­ских, но какой власть будет в буду­щем – это вопрос моло­до­го поко­ле­ния. Это не про то, о чем дума­ют в Астане люди, кото­рые, нахо­дясь во вла­сти, при­ве­ли эко­но­ми­ку Казах­ста­на к стаг­на­ции, а сами силь­но обо­га­ти­лись. В све­те тран­зи­та им сей­час при­хо­дит­ся решать, что делать со сво­им про­шлым. Власть до сих пор верит, что народ про­гло­тит все, что бы ему ни пред­ло­жи­ли. Дей­стви­тель­но, народ мно­гое про­гло­тил. Но и не пере­ва­рен­ных вопро­сов у наро­да нако­пи­лось мно­го. Напри­мер, поче­му Кон­сти­ту­ция пере­пи­са­на имен­но так, а не на рефе­рен­ду­ме? Каким обра­зом и по каким сооб­ра­же­ни­ям были при­ня­ты реше­ния о пере­да­че земель сосед­ней стране? Что про­изо­шло при пере­строй­ке инсти­ту­та соб­ствен­но­сти, когда малень­кая груп­па людей ста­ла бога­той, а народ от это­го ниче­го не полу­чил, и что с этой соб­ствен­но­стью будет в даль­ней­шем про­ис­хо­дить? Такие фун­да­мен­таль­ные вопро­сы, как зем­ля, соб­ствен­ность, эко­но­ми­ка, нику­да не денут­ся, и любые поли­ти­ки во вла­сти будут нахо­дить­ся под дав­ле­ни­ем этих вопро­сов. Вот об этом надо думать пре­зи­ден­ту, а не о том, как пере­пи­сать регла­мент, подав это как эпо­халь­ные изме­не­ния.

– Хоро­шо, назо­вем это изме­не­ни­ем регла­мен­та. В чем основ­ные отли­чия про­шло­го от ново­го?

– Нур­сул­тан Аби­ше­вич как пре­зи­дент исполь­зо­вал пра­ви­тель­ство как щит и меч в сво­их руках. Это был инстру­мен­та­рий, кото­ро­му он «по пору­че­нию наро­да» давал пору­че­ния рабо­тать хоро­шо, и народ за это бес­ко­неч­ное чис­ло раз его изби­рал. Сам он испол­ни­тель­ную власть напря­мую воз­глав­лять не хотел, хотя он – гла­ва этой вла­сти. С этой точ­ки зре­ния ниче­го не про­изо­шло. То, что яко­бы пар­ла­мент будет давать доб­ро на назна­че­ние мини­стров, ров­ным сче­том ниче­го не зна­чит. Назна­чать все рав­но будет он, да и пар­ла­мент назна­чать будет он. Ведь люди про­хо­дят в пар­ла­мент по пар­тий­ным спис­кам, кото­рые он утвер­жда­ет. Они пред­став­ля­ют его инте­ре­сы. Кто-то пред­ло­жит назвать его име­нем аэро­порт, кто-то город, кто-то всю стра­ну пере­име­но­вать. Инсти­тут под­сче­та голо­сов дав­но кор­рум­пи­ро­ван, и все про­ис­хо­дит так, как ска­жут в адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та. А народ сидит и ждет, что будет даль­ше, не согла­ша­ясь на рево­лю­цию, но вре­мя от вре­ме­ни пода­вая голос о сво­их пра­вах. Напри­мер, по вопро­су зем­ли, когда про­шли по горо­дам сти­хий­ные митин­ги, кото­рые послу­жи­ли звон­ком для все­го обще­ства – власть поня­ла, что она – не совсем власть, а оппо­зи­ция – уже не совсем оппо­зи­ция, посколь­ку утра­ти­ла реаль­ный кон­такт с наро­дом. Народ впер­вые выдви­нул из сво­ей сре­ды реаль­ных лиде­ров. Это напу­га­ло все обще­ство. Пре­зи­дент в пожар­ном поряд­ке созвал сове­ща­ние. Это был пра­виль­ный инстинк­тив­ный шаг. Но он не смог раз­вить этот инсти­тут таким обра­зом, что­бы сде­лать его пло­щад­кой для диа­ло­га. Напри­мер, Нур­сул­та­ну Аби­ше­ви­чу надо было бы пору­чить вопро­сы внут­рен­ней поли­ти­ки чело­ве­ку, кото­рый на этих сове­ща­ни­ях высту­пал весь­ма адек­ват­но и про­явил себя как насто­я­щий лидер – Досу Коши­му, руко­во­ди­те­лю рабо­чей груп­пы по над­зо­ру по испол­не­нию реше­ний Комис­сии по земель­ной рефор­ме при пра­ви­тель­стве Казах­ста­на. Или борь­бу с кор­руп­ци­ей пору­чить не фин­по­лу или како­му-то отде­лу при адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та (что само по себе стран­но – малень­кий отдел при­сва­и­ва­ет себе пол­но­мо­чия пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов), а Жаса­ра­лу Куа­ны­ша­ли­ну, быв­ше­му лиде­ру дви­же­ния «Азат». Вот тогда бы народ пове­рил, что гря­дут изме­не­ния. А так даже неко­то­рые сиг­на­лы о борь­бе с кор­руп­ци­ей мало что зна­чат. Да, взя­ли маль­чи­ка – сына школь­ных дру­зей «кого-то» и, не поду­мав, назна­чи­ли мини­стром. Через пять меся­цев его сни­ма­ют, берут под арест яко­бы за то, что он при­сво­ил себе два мил­ли­о­на дол­ла­ров. Каза­лось бы, шаг пра­виль­ный. Но что тогда делать, напри­мер, с дру­ги­ми мини­стра­ми, кото­рые рядом с Нур­сул­та­ном Аби­ше­ви­чем более два­дца­ти лет, ни одно­го дня не про­ве­ли в биз­не­се и ска­зоч­но обо­га­ти­лись? И мил­ли­ар­ды их нахо­дят­ся дале­ко за рубе­жом. Если бы сре­ди депу­та­тов был хоть один чело­век, кото­рый по-насто­я­ще­му забо­тил­ся об исто­ри­че­ской роли Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, он бы посо­ве­то­вал ему про­ве­сти насто­я­щую поли­ти­че­скую рефор­му. Она бы оста­лась веч­ным памят­ни­ком. Сто­лы­пин­ская рефор­ма в Рос­сии, рефор­мы Бисмар­ка в Гер­ма­нии, де Гол­ля во Фран­ции. Горо­да пере­име­ну­ют назад, памят­ни­ки тоже не веч­ны, а рефор­мы оста­ют­ся надол­го и закла­ды­ва­ют фун­да­мент для новых реформ.

– Если речь идет о борь­бе с кор­руп­ци­ей, то что бы зна­чи­ло изме­не­ние, как вы гово­ри­те, регла­мен­та в отно­ше­нии КНБ и анти­кор­руп­ци­он­но­го ведом­ства, соглас­но кото­ро­му Коми­тет будет сле­дить за соблю­де­ни­ем зако­на анти­кор­руп­ци­о­не­ра­ми?

– Не важ­но, кто про­во­дит про­це­дур­ные дей­ствия, важ­но то, каким обра­зом это испол­ня­ет­ся. Адми­ни­стра­тив­ный инсти­тут, не наде­лен­ный пол­но­мо­чи­я­ми пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, не дол­жен зани­мать­ся эти­ми про­це­ду­ра­ми, а у нас все пере­пу­та­лось. И вне­сен­ные изме­не­ния пута­ни­цу не уба­ви­ли. В этой нераз­бе­ри­хе кор­руп­ция толь­ко про­цве­та­ет. А ведь имен­но кор­руп­ция и попыт­ка пере­да­чи вла­сти путем непо­тиз­ма вызва­ли целую чере­ду рево­лю­ций, кото­рую назва­ли араб­ской вес­ной. А рево­лю­ция име­ет свой­ство ста­но­вить­ся эта­пом граж­дан­ской вой­ны. Вот об этом надо думать, гово­ря о тран­зи­те вла­сти. Нур­сул­та­ном Аби­ше­ви­чем тран­зит вос­при­ни­ма­ет­ся как под­ве­де­ние ито­гов. Если он пра­виль­но исполь­зу­ет остав­ше­е­ся вре­мя, оно может стать исто­ри­че­ским. Если он это­го не сде­ла­ет, это сде­ла­ют дру­гие люди. Печаль­но, что он не решил­ся на рефор­мы. Он и его семья заин­те­ре­со­ва­ны в этом боль­ше, чем осталь­ные 18 мил­ли­о­нов казах­стан­цев.

– Дей­стви­тель­но ли все реша­ет­ся в адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та? Вот высту­пил внук пре­зи­ден­та с гром­ки­ми обви­не­ни­я­ми в адрес несколь­ких вли­я­тель­ных лиц в окру­же­нии елба­сы, в том чис­ле – про­тив гла­вы адми­ни­стра­ции. И что? Вну­ка назна­чи­ли на жела­е­мую им руко­во­дя­щую долж­ность в фут­боль­ном сою­зе, как бы поощ­ри­ли… Может быть, адми­ни­стра­ция реша­ет отнюдь не все, а про­изо­шед­шее пере­рас­пре­де­ле­ние пол­но­мо­чий – не куколь­ный театр?

– Ника­ких пол­но­мо­чий пере­рас­пре­де­ле­но не было. Пере­пи­сан регла­мент, какой инсти­тут в каком поряд­ке дей­ству­ет перед тем или иным назна­че­ни­ем. Это даже не сто­ит обсуж­дать. Как все­гда, замах­ну­лись на сажень, а дел ока­за­лось на аршин. А вот то, что про­ис­хо­дит с назна­че­ни­ем руко­во­ди­те­лей обще­ствен­ных орга­ни­за­ций, ука­зы­ва­ет на то, как власть рабо­та­ет на самом деле. Ей уже мало рабо­ты в рам­ках испол­ни­тель­ной сфе­ры, где дел – непо­ча­тый край, и она лезет в такие орга­ни­за­ции, как фут­боль­ный союз. Да, моло­до­му чело­ве­ку хочет­ся на боль­шую сце­ну. На здо­ро­вье, толь­ко нуж­но хотя бы соблю­дать при­ли­чия. Пусть его избе­рут! Но не до фут­бо­ла сей­час, надо вер­нуть­ся к «серой жиз­ни». Эко­но­ми­ка в стаг­на­ции, у пра­ви­тель­ства нет денег для выпол­не­ния про­стых соци­аль­ных обя­за­тельств. При этом уже ясно, что те инсти­ту­ты, кото­рые наго­ро­ди­ли за послед­ние годы, богат­ства­ми стра­ны управ­ля­ют из рук вон пло­хо, все раз­во­ро­вы­ва­ет­ся, а акти­вы, на кото­рые гене­ри­ру­ет­ся доход и долж­на раз­ви­вать­ся эко­но­ми­ка, пре­вра­ща­ют­ся в пас­си­вы. Вот спорт. Бух­ну­ли огром­ные день­ги на Уни­вер­си­а­ду. Две неде­ли погу­ля­ли и разо­шлись. А что будет с тем, что не достро­и­ли, что постро­и­ли пло­хо? Сей­час спеш­ным обра­зом идет под­го­тов­ка к ЭКСПО. Огром­ные день­ги зака­ча­ны в эти акти­вы. Но все эти соору­же­ния потом надо содер­жать, отап­ли­вать, под­кра­ши­вать, снаб­жать водой. Ина­че они пре­вра­тят­ся в ничто. И сей­час пусту­ю­щих зда­ний в сто­ли­це Казах­ста­на хва­та­ет. Если бы в пар­ла­мен­те сиде­ли не мыши, а люди, изби­ра­е­мые в окру­гах и пред­став­ля­ю­щие инте­ре­сы граж­дан, про­жи­ва­ю­щих там, они зада­ли бы вопро­сы, на что идут день­ги!

– Изме­не­ние, каса­ю­ще­е­ся вопро­са о пре­вен­тив­ном запре­те, нало­жен­ном на гипо­те­ти­че­скую пере­да­чу неких функ­ций управ­ле­ния над­го­су­дар­ствен­ным инте­гра­ци­он­ным струк­ту­рам, юри­ди­че­ски име­ет какой-то вес, при том, что его даже не утвер­дил рефе­рен­дум?

– Все инсти­ту­ты наше­го госу­дар­ства сла­бы, что напря­мую вли­я­ет на его неза­ви­си­мость и целост­ность. Далее, любые изме­не­ния Кон­сти­ту­ции долж­ны про­хо­дить через глав­ный инсти­тут демо­кра­тии – пле­бис­цит. А не через пар­ла­мент, изби­ра­е­мый таким обра­зом. Вступ­ле­ние в любые сою­зы тоже долж­но решать­ся через рефе­рен­дум. Ина­че эти реше­ния могут быть очень быст­ро пере­смот­ре­ны новой вла­стью или вооб­ще не будут реа­ли­зо­ва­ны. Мы в рам­ках СНГ насо­зда­ва­ли целую кучу инсти­ту­тов, но все это не рабо­та­ет, пото­му что народ не понял, для чего они нуж­ны. Люди поль­зу­ют­ся про­сты­ми инди­ка­то­ра­ми: мы живем луч­ше, чем вче­ра, или нет, и что будет с наши­ми детьми.

– В Кир­ги­зии тоже совсем недав­но изме­ня­ли кон­сти­ту­цию, и там вокруг рефе­рен­ду­ма и по пово­ду пред­ло­же­ний пре­зи­ден­та Атам­ба­е­ва пере­рас­пре­де­лить власт­ные пол­но­мо­чия от пре­зи­ден­та к пра­ви­тель­ству и пар­ла­мен­ту все­рьез лома­лись копья, оппо­нен­ты вла­сти запо­до­зри­ли ее в под­во­хе. Есть ли парал­ле­ли меж­ду эти­ми собы­ти­я­ми с ана­ло­гич­ным про­цес­сом в Казах­стане?

– Каж­дый раз, когда испол­ни­тель­ная власть высту­па­ет с ини­ци­а­ти­вой изме­нить кон­сти­ту­цию, народ дол­жен напря­гать­ся и насто­ра­жи­вать­ся – с чего вдруг «они» захо­те­ли это изме­нить? Народ все­гда подо­зре­ва­ет власть в кор­рум­пи­ро­ван­но­сти, и пра­виль­но дела­ет. В послед­нее вре­мя у нас при­ня­то счи­тать, что кор­руп­ция – это толь­ко когда взят­ки берут. Нет, когда кра­дут власть и при­сва­и­ва­ют ее, это тоже кор­руп­ция, толь­ко не повсе­днев­ная, а кор­руп­ция поли­ти­че­ско­го инсти­ту­та. Но я уве­рен, что наши гор­дые бра­тья кир­ги­зы обма­нуть себя не дадут. Точ­нее, даже если их обма­нут, то это про­тя­нет­ся год-два, а кон­чит­ся рево­лю­ци­ей. Они не дадут на себе ездить вер­хом. Наш народ более тер­пе­ли­вый, я хоро­шо знаю, что, как гово­рят сами каза­хи, у наро­да «нахо­дит­ся в пече­ни». Печень обма­нов не сва­ри­ла, и желчь выльет­ся. Вопрос, каким обра­зом у нас это будет про­ис­хо­дить.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone