АКЕЖАН КАЖЕГЕЛЬДИН ЗНАЕТ, КАК ВЕРНУТЬ В КАЗАХСТАН ТЕНЕВЫЕ МИЛЛИАРДЫ

kazhegeldinAkПока в Казахстане все говорят о 100 миллиардах долларов, вывезенных за рубеж за четверть века, представители Загранбюро казахстанской оппозиции не только ищут эти деньги, но и разработали программу по их возвращению в страну.

Как конкретно это можно сделать и возможно ли вообще? На этот вопрос мы попросили ответить экс-премьера РК Акежана Кажегельдина, который впервые представляет видение этой проблемы на страницах казахстанской прессы.

Химчистка грязных денег закрыта.

Вопрос о том, как вернуть в экономику огромные капиталы, незаконно полученные и вывезенные за рубеж, до сих пор актуален не только для Казахстана, но для всего международного сообщества. Особенно после мирового финансового кризиса 2008 года, когда банки под угрозой краха обратились к правительствам своих стран за помощью и были практически временно национализированы. Тогда тайна вкладов перестала быть связенной и правительства посчитали своим правом контролировать, что за капиталы приходят в банки.

В 2012 году состоялась встреча министров финансов стран “Большой семерки” (без России), на которой были приняты согласованные меры противодействия трансграничной финансовой преступности. Вдобавок Конгресс США принял так называемую поправку Додда-Франка, которая обеспечила безопасность лицам, сообщающим федеральным властям о финансовых преступлениях, ставших известными им по долгу службы. Этим людям больше не грозит преследование. Наоборот, они могут рассчитывать на вознаграждение – до 30% конфискованных преступных капиталов. Аналогичную форму поощрения предусматривают законы и некоторых других стран. В частности, Великобритании. Находить преступные капиталы становиться не только безопасно, но и выгодно.

Какое все это имеет отношение к Казахстану? Легко показать, что самое прямое. Но сначала небольшое отступление в середину нулевых годов. Тогда в кругах патриотически ориентированных казахских предпринимателей царили настроения, близкие к отчаянию. Их вызвали победные рапорты о выходе крупнейших сырьевых компаний на западные биржи. Сомнительные и иностранные по преимуществу владельцы этих компаний в одночасье становились долларовыми миллиардерами. Моим собеседникам казалось, что деньги за нефть, медь, цинк, уран и другие национальные богатства бесследно расторятся в мировом море капитала. Новоявленные олигархи уедут на Запад, и никогда уже не будет возможности вернуть денги народу Казахстана.

Большинство из тех, с кем приходилось говорить об этом, слава богу, живы и могут подтвердить, что я убеждал их не отчаиваться: такие большие деньги не пропадут бесследно. В будущем любое ответственное правительство Казахстана, которое поставит перед собой цель вернуть незаконно выведенные средства, сможет это сделать. Конечно, какая-то часть будет потрачена на виллы, яхты, драгоценности для любовниц и прочие бессмысленные безумства. Но это – мелочи по сравнению с теми капиталами, которые продолжают работать  где-то в чужой экономике. Их разыщут и вернут в экономику Казахстана.

Петля – выход из кризиса

Разворачивающийся экономический кризис заставляет ответственный управленческий класс в Астане не дожидаться обновления политическое системы, а браться прямо сейчас за поиски казахских денег за рубежом. Точно оценить их объем невозможно, но грубые прикидки, основанные хотя бы на стоимости проданного на мировом рынке за последние 20 лет сырья, позволяют говорить не менее чем о сотнях миллиардах долларов – украденных из бюджета, скрытых от налогов, полученных в виде взяток.

Поиски средств Рахата Алиева в странах Европейского союза в конце концов оказались плодотворными именно потому, что в доказательстве их преступного происхождения использовались правила и нормы этих стран. Жертвы преступлений Алеиева (бизнесмены, которых он рэкетировал) объединились в свои усилия для того, что бы доказать властям западных стран, что бывший зять президента был не бизнесменом, а государственным чиновником. Он не мог честно накопить всех тех богатств, которые перегнал в западные банки перед своим бегством.

В сознаии граждан демократических стран не умещается представление, что можно законным образом заниматься издательским бизнесом, будучи заместителем председателя Комитета национальной безопасности. И контролировать торговлю сахором, возглавляя финансовую полицию страны. Не говоря уже о том, чтобы владеть банком, параллельно исполняя обязанности посла, замминистра иностранных дел и представителя Казахстана в ОБСЕ.

Когда европейцы осознали, с какого рода преступным состоянием они имеют дело, покровы банковской и коммерческой тайны с активов Алиева и его сообщников были сорваны. Последовали аресты счетов и открытие процедур кофискации. Думалю, непосредственным точком к самоубийству Алиева стали именно эти процессы. Он стремился к власти ради денег, а в деньгах видел средство достижения власти. Его относительно долгая безнаказанность на Западе базировалась на безумных тратах на адвокатов и лоббистов. Потеря доступа к деньгам лишала Алиева надежды на возможность откупиться от правосудия.

Сахарный министр

В то время когда Алиев сколачивал свои миллионы и перегонял их в западные банки, еще не было распространено понятие PEP – politically exposed person. Этим термином обозначаются лица, занимающие важные позиции в политической системе и на государственной службе. Международная организация по борьбе с отмыанием преступных средств FATF (Financial Action Task Force on Money Laundering) требует особого контроля над доходами не только их самих, но и челенов их семей. Президенты, премьеры, министры, депутаты, губернаторы, мэры (и их заместители!) – все они входят в “группу риска”. Происхождение капиталов этих людей требует проверки, в отношении них действует обязанность доказывать происхождение средств, превышающих законное вознаграждение.

Это понятно и справедливо. Невозможно себе представить, чтобы заместитель госсекретаря США торовал между делом сахаром, шеф британской разведки MI-6 владел газетами и телеканалами, а швейцарский посол в ОБСУ рулил каким-нибудь швейцарским банком. В Казахстане все это – в порядке вещей. Помимо Рахата Алиева всем известны мимена многих “политических персон”, которые либо сами сказачно богаты, либо миллиардерами оказываются их дети и зятья.

Состояние казахсктански PEP’ов могут быть подвергнуты ревизии в любой момент. Если это произойдет по запросу и инициативе местных властей или общественности, то велика вероятность кофискации их средств в пользу Казахстана. Если же за дело берутся власти зарубежной страны ио своей инициативе или по заявлению “осведомленного источника”,  то средства пойдут в бюджет этой страны и частично на вознаграждение заявителю.

Избирательный отстрел

Важно подчеркнуть, что государственные органы Казахстана должны прилагать усилия к поиску и возврату незаконных состояний за рубежом не только в тех редких случаях, когда обладатели этих состояний впали в президентскую немилость. Иначе у преследуемых возникают аргументы об «избирательном правосудии», преследовании вовсе не за взятки и воровство, а за недостаточную преданность режиму.

Случай Виктора Храпунова, «легендарного» мэра Алматы – тому яркая иллюстрация. Кто в этом городе и стране не знал источника его невероятного богатства? При всем уважении к предпринимательским талантам его жены и детей, будет честным признать, что разбогатели они благодаря таланту мэра Алматы особым способом продавать государственную недвижимость и элитные земли. Точно так же надо признать, что не этот «талант» стал преступлением в глазах казахстанских властей. Причина – в родственных связях с семьей Мухтара Аблязова. Не случись им породниться, жена и сын мэра продолжали бы пользоваться славой бизнесменов-самородков.
Происхождение состояния семьи Храпуновых требует тщательной проверки властями Швейцарии по запросу казахской стороны. Но не только этой семьи. По берегам того же Женевского озера живут и другие казахские PEP’ы. Точно так же, как по берегам Темзы, Сены и Москва-реки. Даже на берегах Ишима живет достаточно членов кабинета, замминистров, акимов и руководителей правоохранительных органов, которые располагают огромными суммами за рубежом.
Средства, которые можно таким образом вернуть в бюджет Казахстана, позволят избежать сокращения ассигнований на здравоохранение и образование, на которые власти вынуждены идти в условиях кризиса. Необходимо организовать эту работу систематически, с участием общественности и представителей политического класса.

Комиссия во главе с Назарбаевой

Думаю, что боле всего успеху способствовало бы создание специальной парламентской комиссии по возвращению в Казахстан незаконно вывезенных состояний. Даже имеющиеся депутаты, «достоинства» которых обществу ясны, хотя бы формально по конституции остаются представителями народа, а не прямыми назначенцами президента. Возглавить такую комиссию должна Дарига Назарбаева, поскольку ее общественный вес позволит преодолеть сопротивление коррумпированных чиновников, которые опасаются оказаться объектами расследования.

Именно депутаты из Комиссии Д. Назарбаевой могли бы разработать и внести в парламент специальный закон о проверке состояний казахстанских PEP’ов и обязательном возвращении в бюджет преступно нажитых средств. Это будет своеобразным аналогом американской «поправки Додда-Франка».

Конечно, мы с иностранными коллегами можем разыскать любые средства, уведенные из страны. Но чтобы добиться во всех юридических инстанциях на Западе их возвращения, надо предпринять масштабные усилия в стране. Независимо от того, каков окажется вклад Д.Назарбаевой, остальным депутатам не отсидеться в кустах, делая вид, что это – дело правоохранителей.

Искать и возвращать деньги из-за рубежа имеет смысл только в том случае, если пресечь разгул коррупции внутри страны. Иначе обладатели заграничных состояний просто откупятся. Необходимо критически перечитать Программу борьбы с коррупцией. Она рассчитана на целых 10 лет! Странно, что не до 2050 года…

Посади трех друзей

 

На самом деле победить коррупцию можно очень быстро. Ли Куан Ю, выдающийся сингапурский президент, давно объяснил, как это сделать: «Начните с того, что посадите трёх своих друзей. Вы точно знаете, за что, и они знают, за что. Тогда все остальные сделают правильные выводы».

 

Президент Назарбаев часто ссылается на опыт своего старшего сингапурского коллеги. Но к сожалению, не в вопросах борьбы с коррупцией. Можно сослаться и на пример восточных соседей: в Китае борьба с коррупцией происходит под лозунгом «охотится не на воробьев, а на тигров». И несколько «тигров» самого высокого ранга уже пали жертвой этой охоты…

Нам не избежать в недалеком будущем национализации выведенных из собственности Казахстана важнейших активов. Через национализацию мы сможем восстановить суверенитет страны над природными ресурсами и промышленным потенциалом, чтобы потом передать их в собственность настоящих эффективных инвесторов, которые обеспечат поступление в бюджет страны львиной доли доходов. Среди новых инвесторов должны быть национальные пенсионные фонды, которые обеспечат перераспределение в пользу малообеспеченных и незащищенных групп населения.

Собственно, именно такой вариант был предусмотрен программой приватизации, разработанной моим правительством в 90-х годах. К сожалению, следующие премьеры отказались от мысли о создании класса ответственных национальных собственников в пользу псевдо-международных псевдо-инвесторов. Пришло время перевернуть эту страницу и привести вопросы собственности и состояний в соответствие с международными нормами. Чем быстрее мы решим эти проблемы, тем меньше вероятность конфликтов из-за собственности в будущем, в эпоху неизбежных политических преобразований, которую нам предстоит пережить.

 

Акежан Кажегельдин, специально для a’

 “Adam” № 1 (01) 13 марта 2015

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone