fbpx

Акежан КАЖЕГЕЛЬДИН: «В отношении нескольких очень крупных олигархов из окружения Назарбаева ведутся расследования за рубежом»

 

Экс-премьер Акежан Кажегельдин о том, как вернуть в Казахстан из-за рубежа «грязные деньги», обеспечить стабильность страны и обезопасить Центральную Азию от терроризма

Кельн­ский жур­на­лист Вита­лий ВОЛКОВ в Бер­лине запи­сал интер­вью с Аке­жа­ном КАЖЕГЕЛЬДИНЫМ, кото­рый при­е­хал в сто­ли­цу Гер­ма­нии для дело­вых встреч с немец­ки­ми поли­ти­ка­ми и биз­не­сме­на­ми. Бесе­да была опуб­ли­ко­ва­на немец­кой меди­а­кор­по­ра­ци­ей DW, а «Новая» – Казах­стан» полу­чи­ла воз­мож­ность напе­ча­тать рас­ши­рен­ный вари­ант это­го интер­вью, в кото­ром быв­ший пре­мьер-министр отве­тил для нашей газе­ты на ряд допол­ни­тель­ных вопро­сов.

– Девя­то­го мая в Бер­лине в Цен­тре восточ­но-евро­пей­ских и меж­ду­на­род­ных иссле­до­ва­ний про­шли кон­суль­та­ции экс­пер­тов по про­бле­ма­ти­ке Цен­траль­ной Азии, где ясно было ска­за­но, что инте­рес Гер­ма­нии к это­му реги­о­ну сни­жа­ет­ся. С вашей точ­ки зре­ния, это так? Или не во всем так?

– Согла­сен, что инте­ре­сы к это­му реги­о­ну поли­ти­ков Запа­да и Гер­ма­нии как одной из его веду­щих стран про­дик­то­ва­ны исто­ри­че­ски­ми и гео­по­ли­ти­че­ски­ми обсто­я­тель­ства­ми. У Гер­ма­нии, по боль­шо­му сче­ту, инте­ре­са в Цен­траль­ной Азии не было, но она с боль­шим удо­воль­стви­ем туда шла, под­тал­ки­ва­е­мая круп­ным биз­не­сом, что­бы про­да­вать това­ры, услу­ги и тех­но­ло­гии. Гер­ма­ния очень успеш­но это сде­ла­ла в Китае, и тра­ди­ци­он­но была силь­нее свя­за­на с Ира­ном, чем с наши­ми стра­на­ми. То боль­шое ожи­да­ние, кото­рое после рас­па­да СССР и стро­и­тель­ства новых неза­ви­си­мых госу­дарств и новых эко­но­мик было свя­за­но с этим реги­о­ном, осла­бе­ва­ет по про­стой при­чине, что пра­вя­щие клас­сы этих стран не идут тем путем, на кото­рый воз­ла­га­лась надеж­да.

Они полу­чи­ли инве­сти­ции, неко­то­рые из них про­дол­жа­ют при­гла­шать запад­ных участ­ни­ков на инве­сти­ци­он­ные фору­мы, но пра­во­вая и эко­но­ми­че­ская ситу­а­ция не соот­вет­ству­ет тем ожи­да­ни­ям, на кото­рые рас­счи­ты­ва­ли эко­но­ми­че­ские кру­ги Гер­ма­нии.

Я знаю, что очень ско­ро Казах­стан соби­ра­ет­ся посе­тить новый пре­зи­дент ФРГ Франк-Валь­тер Штай­н­май­ер (Frank-Walter Steinmeier), кото­рый был одним из авто­ров стра­те­гии ЕС для стран Цен­траль­ной Азии. Но про­бле­ма заклю­ча­ет­ся в том, что в ответ на эту про­грам­му никто из лиде­ров стран реги­о­на ниче­го не сде­лал, кро­ме пред­ло­же­ния «вы к нам при­хо­ди­те, толь­ко не учи­те нас жить, мы будем рас­по­ря­жать­ся ваши­ми капи­та­ла­ми так, как сами решим». Но даже при этом вни­ма­ние к реги­о­ну сохра­ня­ет­ся.
– Пол­го­да назад в интер­вью DW вы рас­ска­за­ли о неко­ем мас­штаб­ном энер­ге­ти­че­ском про­ек­те для все­го реги­о­на, в кото­ром может участ­во­вать отнюдь не толь­ко Гер­ма­ния. Как мож­но гото­вить такие про­ек­ты, если ожи­да­ния дело­вых кру­гов не оправ­да­лись?

– Я недав­но участ­во­вал в пред­ста­ви­тель­ной кон­фе­рен­ции в Бер­лине. Она была свя­за­на с боль­шой меж­ду­на­род­ной ини­ци­а­ти­вой – пред­ло­жить лиде­рам стран это­го реги­о­на создать еди­ный меха­низм модер­ни­за­ции эко­но­ми­ки, кото­рый будет опи­рать­ся на инду­стрию. Без него рабо­чие места не создать. Там обсуж­дал­ся вопрос, как избе­жать потен­ци­аль­но­го кол­лап­са эко­но­ми­ки реги­о­на и дать шанс его наро­дам ее раз­ви­вать. Глав­ная цель кон­фе­рен­ции – убе­дить дело­вые кру­ги в раз­ных стра­нах при­со­еди­нить­ся к про­ек­ту, что­бы затем, когда в эко­но­ми­ку реги­о­на удаст­ся вдох­нуть новую жизнь, прий­ти туда со сво­и­ми тех­но­ло­ги­я­ми. Сей­час мяч на сто­роне поли­ти­ков.

Если в реги­он удаст­ся при­ве­сти тех­но­ло­гии Япо­нии, США и Гер­ма­нии, это будет очень хоро­ший пакет – будет кон­ку­рен­ция. Посмот­ри­те, что в Цен­траль­ной Азии пыта­ет­ся сде­лать Китай. Теперь есть план раз­вить реги­о­наль­ную эко­но­ми­ку на тыся­чи кило­мет­ров север­нее Под­не­бес­ной и инве­сти­ро­вать в нее.
– Исхо­дя из ваших кон­так­тов с немец­ки­ми и – шире – с запад­ны­ми дело­вы­ми кру­га­ми, каков уро­вень их инте­ре­са к Все­мир­ной выстав­ке «ЭКСПО-2017» в Казах­стане? Не разум­нее ли было бы Казах­ста­ну вме­сто воз­ве­де­ния пави­льо­нов в Астане вло­жить­ся в то, что­бы сде­лать «вир­ту­аль­ную ЭКСПО»? Тогда весь мир побы­вал бы в гостях на выстав­ке, не тра­тя вре­мя и день­ги на пере­лет.

– У меня есть твер­дое, но лич­ное ощу­ще­ние, что меха­низм «ЭКСПО» ухо­дит в исто­рию. 30 лет назад люди в Евро­пе с боль­шим инте­ре­сом шли смот­реть пави­льон Ислан­дии или, ска­жем, Кана­ды. А сей­час для объ­ем­но­го озна­ком­ле­ния со стра­ной доста­точ­но зай­ти в Сеть и уви­деть то, что хочет­ся, в раз­верт­ке 360 гра­ду­сов, в объ­е­ме и так далее.

Я из любо­пыт­ства посе­тил послед­нюю «ЭКСПО» в Милане и видел пустые пави­льо­ны. Я знаю неко­то­рых людей, кото­рые этой выстав­кой руко­во­ди­ли, они рас­ска­за­ли, что не про­сто при­гла­ша­ли туда бес­плат­но посе­ти­те­лей, но пред­ла­га­ли детям, школь­ни­кам не толь­ко из Ита­лии, но из Австрии, из Сло­ве­нии при­ез­жать бес­плат­но.

И это в Евро­пе с ее раз­ви­той инфра­струк­ту­рой ком­му­ни­ка­ций и туриз­ма. В Казах­стане, если бы это было 20 лет назад, мож­но было бы затею при­вет­ство­вать дву­мя рука­ми. Я не думаю, что пра­ви­тель­ство ото­бьет вло­жен­ные сред­ства, что вооб­ще есть инте­рес к «ЭКСПО-2017». Кро­ме того, «ЭКСПО» – это в первую оче­редь «рас­пил» госу­дар­ствен­ных денег, кото­рые мог­ли бы быть потра­че­ны более разум­но. Удоб­но красть в одном неболь­шом горо­де, в сто­ли­це.

С точ­ки зре­ния рын­ков тру­да пере­ме­ще­ние тех­но­ло­гий – это про­цесс оправ­дан­ный, и капи­тал идет туда, где ему выгод­нее. Судо­вер­фи в Шот­лан­дии закры­лись, а потом откры­лись в Южной Корее, и все зна­ют – самые боль­шие мор­ские суда стро­ят там. Для того что­бы в Казах­стан езди­ли, нуж­ны не сло­ва, а про­стые дей­ствия – дока­жи­те свою полез­ность!
– У вас есть парт­не­ры в казах­стан­ских дело­вых кру­гах?

– Нет. И это понят­но поче­му. Я нахо­жусь вне Казах­ста­на. А там послед­ние десять лет биз­нес был увле­чен не созда­ни­ем боль­ших про­ек­тов, а тра­тил свое вре­мя на то, что баналь­но назы­ва­ют «рас­пи­лом». Хотя потен­ци­аль­но Казах­стан может быть лиде­ром это­го про­ек­та. Как и Узбе­ки­ста­ну, ему это поз­во­ля­ет гео­гра­фи­че­ское поло­же­ние. К тому же эко­но­ми­че­ский опыт рабо­ты в усло­ви­ях кон­ку­рент­ной эко­но­ми­ки у Казах­ста­на боль­ше, чем у Узбе­ки­ста­на – уже вто­рое поко­ле­ние граж­дан живет в новой эко­но­ми­ке. Поэто­му не так мно­го при­дет­ся при­гла­шать «варя­гов». Хотя самой кон­ку­рент­ной эко­но­ми­ки нет, ее уни­что­жи­ла власть, родив мон­стра в лице госу­дар­ствен­но­го капи­та­лиз­ма. В бли­жай­шее вре­мя будет вид­но, захо­чет ли Казах­стан участ­во­вать в этой про­грам­ме.

По край­ней мере, убеж­дать его в этом будут весо­мые поли­ти­ки. Мож­но сто­ле­ти­я­ми про­да­вать хло­пок-сырец, а мож­но про­да­вать хлоп­ко­вые тка­ни, а еще луч­ше – изде­лия из них. Это раз­ные сту­пе­ни тех­но­ло­гии и раз­ная сте­пень заня­то­сти насе­ле­ния. Мно­го­сту­пен­ча­тую эко­но­ми­ку с высо­кой добав­лен­ной сто­и­мо­стью мож­но над­стра­и­вать и над­стра­и­вать. Мож­но гнать газ за тыся­чи кило­мет­ров, а мож­но его самим пере­ра­ба­ты­вать в элек­тро­энер­гию и про­да­вать ее, создав допол­ни­тель­ные рабо­чие места у себя.
– Боль­ше двух лет назад вы высту­пи­ли с ини­ци­а­ти­вой по поис­ку и по воз­вра­ще­нию в стра­ну «гряз­ных» денег казах­стан­ских оли­гар­хов, спря­тан­ных ими на Запа­де. Есть ли какие-либо резуль­та­ты?

– Бук­валь­но недав­но пре­зи­дент Нур­сул­тан Назар­ба­ев заявил, что кор­руп­ция в Казах­стане есть, с ней надо бороть­ся. И дал сло­во, что день­ги из-за рубе­жа будут воз­вра­ще­ны в стра­ну.

Но лед не тро­нул­ся по одной про­стой при­чине. Чуть рань­ше я пред­ло­жил Нур­сул­та­ну Аби­ше­ви­чу про­грам­му новой эко­но­ми­ки Казах­ста­на. Я объ­яс­нил ему свою точ­ку зре­ния, что пра­ви­тель­ство, кото­рое дове­ло стра­ну до кри­зи­са, не может быть инстру­мен­том запус­ка модер­ни­за­ции. И если сей­час он соби­ра­ет­ся воз­вра­щать день­ги из-за рубе­жа, исполь­зуя это же пра­ви­тель­ство, сно­ва ниче­го не вый­дет.

Вот созда­ли Агент­ство по борь­бе с кор­руп­ци­ей. Но этот орган сей­час исполь­зу­ет­ся внут­ри стра­ны для све­де­ния сче­тов с раз­ны­ми груп­па­ми. Он совер­шен­но неспо­со­бен отсле­жи­вать выве­ден­ные из стра­ны день­ги и тем более их воз­вра­щать. У него «дизайн» совер­шен­но дру­гой. А тем вре­ме­нем в отно­ше­нии несколь­ких очень круп­ных оли­гар­хов из окру­же­ния Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва ведут­ся рас­сле­до­ва­ния за рубе­жом. Это не жур­на­лист­ские, а юри­ди­че­ские рас­сле­до­ва­ния, поэто­му я не могу назы­вать име­на и ука­зы­вать, где имен­но. Хотя мне это извест­но.

Это очень пло­хая новость для пре­зи­ден­та. И пло­хо для без­опас­но­сти стра­ны. Кто сей­час быст­рее сра­бо­та­ет – пра­ви­тель­ство или пар­ла­мент, что­бы вер­нуть эти сред­ства в стра­ну, при­няв соот­вет­ству­ю­щие доку­мен­ты, акти­ви­зи­ро­вав казах­стан­скую юсти­цию, или они будут замо­ро­же­ны, а может быть, кон­фис­ко­ва­ны ино­стран­ной юсти­ци­ей в ино­стран­ной юрис­дик­ции – пока­жет вре­мя. Я еще могу помочь это сде­лать, но все зави­сит от тех, кто сей­час в Казах­стане у вла­сти.
– Но за эти два года что-то в вос­при­я­тии оли­гар­хи­че­ских денег здесь на Запа­де изме­ни­лось?

– К сожа­ле­нию для казах­стан­ско­го руко­вод­ства и боль­шо­го биз­не­са, Запад сре­а­ги­ро­вал быст­ро.

Думаю, что в бли­жай­шее вре­мя, после новых выбо­ров, пар­ла­мент Бри­та­нии при­мет закон по борь­бе с гряз­ны­ми день­га­ми, кото­рый даст огром­ные пол­но­мо­чия пра­во­охра­ни­тель­ным орга­нам и поз­во­лит им как мини­мум сра­зу замо­ро­зить эти сред­ства, а уже потом вла­дель­цам надо будет дока­зы­вать, насколь­ко эти финан­сы чистые. Ина­че они уйдут в бюд­жет Бри­та­нии.

Аме­ри­ка в этом отно­ше­нии дав­но впе­ре­ди, Швей­ца­рия при­ня­ла подоб­но­го рода закон, а сей­час две ини­ци­а­тив­ные груп­пы в Евро­пар­ла­мен­те гото­вят про­ек­ты зако­нов о заслоне гряз­ным день­гам и о пра­ве граж­дан ЕС знать, чьи день­ги исполь­зу­ют­ся там. Думаю, это наве­я­но тем, что есть стра­ны ЕС, кото­рые хотят вос­поль­зо­вать­ся послед­ней вол­ной бежен­цев и полу­чить мно­го капи­та­ла, про­да­вая свои пас­пор­та. И есть очень мно­го граж­дан ЕС, кото­рые это­му сопро­тив­ля­ют­ся. Тако­ва общая тен­ден­ция.
– Гово­ря о том, что Казах­стан может не успеть вер­нуть такие день­ги в стра­ну, вы име­е­те в виду пре­це­дент Гуль­на­ры Кари­мо­вой, когда, как утвер­жда­ли инсай­де­ры, сами узбек­ские пра­во­охра­ни­те­ли поспе­ши­ли аре­сто­вать сче­та лиц из ее окру­же­ния, что­бы не допу­стить их аре­ста на Запа­де?

– Я пред­став­ляю себе, насколь­ко было труд­но Исла­му Кари­мо­ву при­нять реше­ние поса­дить род­ную дочь под домаш­ний арест и пой­ти на шаги, кото­рые, я уве­рен, были ему под­ска­за­ны соб­ствен­ны­ми пра­во­охра­ни­тель­ны­ми орга­на­ми.

Это был очень про­фес­си­о­наль­ный шаг, но сде­лан­ный с боль­шим опоз­да­ни­ем – часть денег из-за того, что они нахо­ди­лись за рубе­жом, все же были замо­ро­же­ны на Запа­де. По дан­ным прес­сы, это око­ло мил­ли­ар­да дол­ла­ров. А неко­то­рое вре­мя тому назад узбек­ские пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны раз­ре­ши­ли при­е­хать и допро­сить Гуль­на­ру Кари­мо­ву внут­ри стра­ны ино­стран­ным сле­до­ва­те­лям.

Новое руко­вод­ство Узбе­ки­ста­на рас­счи­ты­ва­ет, что часть замо­ро­жен­ных на Запа­де денег будет воз­вра­ще­на. Напри­мер, аме­ри­кан­ский закон поз­во­ля­ет и обя­зы­ва­ет такие день­ги вер­нуть в стра­ну про­ис­хож­де­ния.

В слу­чае, о кото­ром вы гово­ри­те, фигу­ри­ру­ют две стра­ны – это стра­на, где заре­ги­стри­ро­ва­но юри­ди­че­ское лицо, дав­шее взят­ку, и стра­на, где взят­ка была полу­че­на. Это Нор­ве­гия и Узбе­ки­стан. Похо­же, нор­веж­ская ком­па­ния не пре­тен­ду­ет на то, что­бы эти день­ги полу­чить. Она запла­ти­ла штраф и успо­ко­и­лась. Так что заин­те­ре­со­ван­ная стра­на – Узбе­ки­стан. Но суще­ству­ет несколь­ко меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций, кото­рые отсле­жи­ва­ют эти про­цес­сы. И они будут наста­и­вать на про­зрач­но­сти того, как эти день­ги будут воз­вра­ще­ны, мож­но ли дове­рять нынеш­не­му руко­вод­ству Узбе­ки­ста­на с точ­ки зре­ния того, что эти день­ги будут потра­че­ны на обще­на­ци­о­наль­ный инте­рес. Не знаю, каким путем пой­дет теперь пра­ви­тель­ство Узбе­ки­ста­на. Но оно дви­жет­ся в пра­виль­ном направ­ле­нии.

Что каса­ет­ся Казах­ста­на, то когда тако­го рода вещи про­ис­хо­дят у нас, все чинов­ни­ки начи­на­ют пря­тать­ся в норы. Всем кажет­ся, что про­не­сет, или най­дет­ся умник, типа быв­ше­го пре­мьер-мини­стра Поль­ши, кото­рый под­ска­жет, как вый­ти из поло­же­ния. Это пове­де­ние не муже­ствен­ное и без­дар­ное. У каза­хов не было вра­га страш­нее джу­та зимой и степ­ных пожа­ров летом. И толь­ко хоро­шо орга­ни­зо­ван­ные казах­ские пле­ме­на, у кото­рых были силь­ные лиде­ры, умуд­ря­лись помо­гать сосе­дям тушить эти пожа­ры. А дру­гие жда­ли, не про­не­сет ли их, не поне­сет ли ветер огонь на сосе­дей. Похо­же, что Нур­сул­тан Аби­ше­вич почув­ство­вал, что есть такая опас­ность, и заявил об этом пуб­лич­но. Он пре­крас­но пони­ма­ет, что сей­час живых казах­ских денег в валю­те боль­ше, чем внут­ри стра­ны.
– От выве­ден­ных из стра­ны гряз­ных денег к дру­гой опас­но­сти – я имею в виду Афга­ни­стан. Вы соглас­ны с тем, что про­ме­жу­точ­ный итог 16-лет­ней интер­вен­ции меж­ду­на­род­ной коа­ли­ции там нега­тив­ный, о без­опас­но­сти на гра­ни­цах с быв­ши­ми совет­ски­ми рес­пуб­ли­ка­ми гово­рить не при­хо­дит­ся?

– Я поз­во­лю себе оспо­рить ваш тезис о нега­тив­ном опы­те. Для нас, граж­дан Цен­траль­ной Азии, самым пози­тив­ным было, что меж­ду­на­род­ная коа­ли­ция во гла­ве с США сде­ла­ла то, что уже 16 лет воору­жен­ные отря­ды ИДУ (Ислам­ско­го дви­же­ния Афга­ни­ста­на) не вою­ют на сво­ей тер­ри­то­рии. Это была пере­дыш­ка, кото­рую, я наде­юсь, руко­вод­ство стран Цен­траль­ной Азии исполь­зу­ет для того, что­бы укре­пить свои воору­жен­ные силы. Я точ­но и пред­мет­но знаю, что в этом отно­ше­нии зна­чи­тель­но про­дви­ну­лись узбек­ские силы без­опас­но­сти. Вто­рой поло­жи­тель­ный момент в том, что ряд стран коа­ли­ции ста­ра­лись помочь Афга­ни­ста­ну в стро­и­тель­стве граж­дан­ской инфра­струк­ту­ры. Кста­ти, там, где за это отве­ча­ла Гер­ма­ния, пло­ды вид­ны. Удаст­ся ли цен­траль­но­му пра­ви­тель­ству Афга­ни­ста­на это раз­вить, будет зави­сеть от миро­во­го сооб­ще­ства. Мы с вами не раз гово­ри­ли о при­чине, и об этом я писал пись­мо руко­вод­ству НАТО, я это обсуж­дал с преж­ней адми­ни­стра­ци­ей США – в Афга­ни­стане про­ис­хо­дит дез­ин­те­гра­ция, и кон­флик­ты, кото­рые мы видим, в основ­ном раз­го­ра­ют­ся в рай­о­нах, где ком­пакт­но про­жи­ва­ют опре­де­лен­ные этни­че­ские груп­пы людей. Там про­ис­хо­дит то же самое, что в север­ном Ира­ке и в южной Сирии. Люди, кото­рые когда-то жили в одном госу­дар­стве, все боль­ше начи­на­ют жить в соот­вет­ствии со сво­и­ми тра­ди­ци­я­ми, для них не суще­ству­ет цен­траль­ной вла­сти, они под­чи­ня­ют­ся толь­ко сво­ей мест­ной. Будут ли они дове­рять цен­траль­ной вла­сти и участ­во­вать в стро­и­тель­стве еди­но­го госу­дар­ства – сомне­ва­юсь. Хотя воз­вра­ще­ние в Афга­ни­стан чело­ве­ка, кото­ро­го до недав­не­го вре­ме­ни там назы­ва­ли вра­гом вла­сти (Г. Хек­ма­тьяр. – Авт.) и кото­ро­го даже Запад занес в чер­ные спис­ки, озна­ча­ет, что запад­ная коа­ли­ция наде­ет­ся на то, что в опре­де­лен­ной части Афга­ни­ста­на он может обес­пе­чить поря­док, согла­со­ван­ный с цен­траль­ной вла­стью. Там толь­ко начи­на­ет выстра­и­вать­ся обще­ствен­ный дого­вор. Вопрос в том, удаст­ся ли сей­час убе­речь воз­ник­шие рост­ки обще­ствен­но­го дого­во­ра или нет. Там две очень слож­ные зада­чи – это обес­пе­че­ние без­опас­но­сти и быст­рое стро­и­тель­ство новой эко­но­ми­ки. Опять пред­ла­гаю посмот­реть на Китай – на китай­ско-паки­стан­скую коопе­ра­цию.

Паки­стан – огром­ная и очень неспо­кой­ная стра­на, где свет­ская власть в любой момент может быть сверг­ну­та, и непо­нят­но, какие силы ее сме­нят. Стра­на раз­де­ле­на куль­тур­но, этни­че­ски и даже рели­ги­оз­но. И в этих усло­ви­ях Под­не­бес­ная пред­ла­га­ет китай­ско-паки­стан­ский эко­но­ми­че­ский кори­дор, кото­рый пред­по­ла­га­ет стро­и­тель­ство элек­три­че­ских стан­ций, заво­дов, авто­до­рог, круп­но­го пор­та в Пер­сид­ском зали­ве, и все это свя­зы­ва­ет­ся с севе­ро-восто­ком Паки­ста­на и с гра­ни­цей Китая, кото­рый в дан­ном слу­чае выстра­и­ва­ет не толь­ко эко­но­ми­че­ски выгод­ный про­ект, но и меха­низм ста­биль­но­сти в реги­оне. Этот про­ект сто­ит 52 мил­ли­ар­да дол­ла­ров, и он уже запу­щен.

Гля­дя на это, я счи­таю, что ини­ци­а­ти­ва постро­ить новую инду­стрию, новый эко­но­ми­че­ский ланд­шафт, вклю­ча­ю­щий Афга­ни­стан, на севе­ре Цен­траль­ной Азии (где вся инду­стрия по боль­шо­му сче­ту созда­на в совет­ское вре­мя) долж­на дать людям рабо­ту и выбить поч­ву из-под ног экс­тре­ми­стов. Люди, кото­рые могут мир­но зара­ба­ты­вать и рас­тить детей, не возь­мут­ся за ору­жие.
– Тем не менее пока этот реги­он далек от устой­чи­во­сти и, более того, бли­зок к дез­ин­те­гра­ции. Вы как-то гово­ри­ли в интер­вью, что и Казах­стан не дол­жен забы­вать о такой опас­но­сти, как дез­ин­те­гра­ция. Это опа­се­ние акту­аль­но?

– Казах­стан­ская систе­ма неустой­чи­ва. Уже были пре­це­ден­ты воору­жен­но­го напа­де­ния на власть. Это вызов, когда напа­да­ют на поли­цей­ский уча­сток или на воин­скую часть. А сама власть мимик­ри­ру­ет, но не меня­ет­ся. Она неэф­фек­тив­на.

Самое опас­ное, когда пере­ста­ют рабо­тать соци­аль­ные инсти­ту­ты – обра­зо­ва­ние, здра­во­охра­не­ние, пен­си­он­ная систе­ма, выпла­та зар­плат. В нача­ле неза­ви­си­мо­сти людям дали воз­мож­ность раз­ви­вать свои ини­ци­а­ти­вы, а потом нача­ли зажи­мать. И под­чи­нять себе. Сна­ча­ла вер­хов­ная власть, потом мест­ные кла­ны и мест­ная власть. Чинов­ни­ки при­хо­дят и гово­рят, что долж­ны всем руко­во­дить, все знать и все видеть.

Нур­сул­тан Аби­ше­вич, совер­шен­но не пони­мая, как функ­ци­о­ни­ру­ет сво­бод­ная эко­но­ми­ка, дей­ству­ет по совет­ско­му образ­цу и все­рьез верит, что если все кон­тро­ли­ро­вать, то мож­но ниче­го не упу­стить. Но даже КПСС с ее мно­го­ты­сяч­ным аппа­ра­том не мог­ла это сде­лать и рух­ну­ла. А от его име­ни управ­ля­ет мест­ная власть, и он даже не зна­ет, что про­ис­хо­дит. Ему рас­ска­зы­ва­ют одно, а про­ис­хо­дит дру­гое.

Вы посмот­ри­те, какие вопро­сы он зада­ет моло­дым людям, кото­рые назы­ва­ют себя пра­ви­тель­ством! Это ста­рая фор­ма управ­ле­ния, она не рабо­та­ет.

Меж­ду тем под­рас­та­ет поко­ле­ние людей, кото­рое не зна­ет про КПСС, верит в неза­ви­си­мость, а на их пле­чах сидят какие-то при­шель­цы из каких-то кла­нов. Аки­мы, кото­рых назна­ча­ет пре­зи­дент, в область тащат за собой свою «код­лу», и та про­сто пьет кровь из мест­ных. Это вызы­ва­ет непри­я­тие.

Увы, обще­ство рас­ко­ло­то, и рас­кол идет не толь­ко по соци­аль­но­му, но и по этно­тер­ри­то­ри­аль­но­му при­зна­ку. Это самое страш­ное. А ваку­ум все боль­ше запол­ня­ет рели­гия, при­чем на гла­зах. Новое поко­ле­ние наци­о­наль­ный казах­ский костюм меня­ет на рели­ги­оз­ную одеж­ду Ближ­не­го Восто­ка. Но мы не ара­бы, и в наш холод зимой невоз­мож­но бегать в белых шта­ниш­ках и в сан­да­ли­ях. Замерз­нешь! Оде­вать­ся нуж­но праг­ма­тич­но. Власть дол­гое вре­мя счи­та­ла, что есть управ­ля­е­мая рели­гия, и если муф­тий назна­чен пре­зи­ден­том, то он сде­ла­ет все, что­бы веру­ю­щие ува­жа­ли пре­зи­ден­та. Но мы кочев­ни­ки, у нас свое отно­ше­ние к рели­гии. В Узбе­ки­стане куль­ту­ра при­вя­за­на к мече­ти, но даже там есть нефор­маль­ные рели­ги­оз­ные лиде­ры.
– Но раз­ве в Казах­стане сего­дня есть солид­ные оппо­зи­ци­он­ные лиде­ры, кото­рых слу­ша­ют зна­чи­тель­ные слои насе­ле­ния?

– Самая боль­шая про­бле­ма у Нур­сул­та­на Аби­ше­ви­ча в том, что он затоп­тал оппо­зи­цию, рабо­та­ю­щую откры­то, что­бы, нахо­дясь над поли­ти­че­ски­ми тече­ни­я­ми, свою власть укре­пить. А так он бы мог рекру­ти­ро­вать людей из оппо­зи­ции. Я смот­рю на его адми­ни­стра­цию и пони­маю, что луч­ше чело­ве­ка для того, что­бы воз­гла­вить внут­рен­нюю поли­ти­ку, чем Досым Кошим, нет. Его народ слу­ша­ет луч­ше, чем Мара­та Тажи­на, и он пра­виль­нее гово­рит на кра­си­вом доступ­ном казах­ском язы­ке.

Для меня вели­чай­шим откры­ти­ем была вол­на про­те­стов наро­да про­тив пере­да­чи земель в част­ные руки, и нача­лась она в испо­кон оппо­зи­ци­он­ной зем­ле, в Аты­рау. И та апаш­ка, кото­рая ска­за­ла «стре­ляй­те в меня, но оста­но­ви­те эту вак­ха­на­лию», – она и есть тот лидер, кото­рый зав­тра, не дай бог, пона­до­бит­ся нации, и за ним пой­дут люди. К сожа­ле­нию, власть сде­ла­ла все, что­бы за дру­ги­ми уже никто не пошел.

Нет оппо­зи­ции, пото­му что нет поли­ти­че­ской жиз­ни. Это все нуж­но зано­во запус­кать. Вы заметь­те, кто бы ни воз­глав­лял адми­ни­стра­цию пре­зи­ден­та, все закан­чи­ва­ет­ся досроч­ны­ми выбо­ра­ми либо пар­ла­мен­та, либо пре­зи­ден­та. Ну, зачем они вам нуж­ны? Люди уже не ходят на них.

Когда власть уби­ра­ет из бюл­ле­те­ней гра­фу «голо­са про­тив всех» и начи­на­ет про­пус­кать через сито кан­ди­да­тов, мол, этим мож­но, тем нель­зя, – это явные при­зна­ки, что демо­кра­ти­че­ские инстру­мен­ты кор­рум­пи­ро­ва­ны. С это­го момен­та леги­ти­ма­ция ста­но­вит­ся услов­ной.

Я думаю, что Нур­сул­тан Аби­ше­вич пони­ма­ет, что ста­биль­ность в стране услов­на. Эта ста­биль­ность – он сам, а свое окру­же­ние он посто­ян­но пере­став­ля­ет. Прав­да, меня пора­жа­ет то, что неко­то­рые моло­дые люди, при­дя на пол­го­да в пра­ви­тель­ство, умуд­ря­ют­ся украсть день­ги. Куда же они их денут и как будут жить, когда мир уже опол­чил­ся на гряз­ные день­ги!

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан