fbpx

Акежан КАЖЕГЕЛЬДИН:«Если на три месяца отправить в международный тур по гольфу весь кабинет министров, этого не заметит даже сам президент»

В кон­це нояб­ря, перед выбо­ра­ми пре­зи­ден­та США, Аке­жан Каже­гель­дин рас­ска­зал «Новой» – Казах­стан» о том, что может изме­нить­ся в аме­ри­кан­ской поли­ти­ке по отно­ше­нию к Цен­траль­ной Азии, и объ­яс­нил, поче­му в цен­тре этой поли­ти­ки ока­зы­ва­ет­ся не Казах­стан, а Узбе­ки­стан. Теперь, после того как ито­ги выбо­ров в Узбе­ки­стане извест­ны, казах­стан­ский оппо­зи­ци­он­ный поли­тик в интер­вью Вита­лию Вол­ко­ву рас­ска­зы­ва­ет о новом боль­шом про­ек­те для Цен­траль­ной Азии, кото­рый вызре­ва­ет в США.

– Уже общим местом для обо­зре­ва­те­лей ста­ло упо­ми­на­ние о том, что про­гноз «на Клин­тон» и свя­зан­ные с ним став­ки не оправ­да­лись. Чего теперь нам ожи­дать от адми­ни­стра­ции США на «евразий­ском направ­ле­нии»?
– Я гово­рил о том, что рес­пуб­ли­кан­ская пар­тия пере­жи­ва­ет вре­мя боль­шо­го рас­ко­ла. После съез­да рес­пуб­ли­кан­цев перед выбо­ра­ми цен­траль­ный аппа­рат цели­ком пере­шел на сто­ро­ну Трам­па, и ему уда­лось отмо­би­ли­зо­вать рядо­вых рес­пуб­ли­кан­цев и акти­ви­стов пар­тии во мно­гих шта­тах, осо­бен­но в клю­че­вых, сыг­рав­ших основ­ную роль в резуль­та­тах голо­со­ва­ния выбор­щи­ков. Это была так­ти­че­ская побе­да. Но рас­кол еще не пре­одо­лен, раз­вер­ну­лась борь­ба за выдви­же­ние на клю­че­вые посты. Трамп пони­ма­ет, что 21 янва­ря, после ина­у­гу­ра­ции, с него нач­нут «спра­ши­вать за жизнь», и начи­на­ет под­би­рать людей из шта­ба пар­тии, выстра­и­ва­ет отно­ше­ния на «хол­ме» (так назы­ва­ют Кон­гресс США). Там у него мно­го про­блем, в том чис­ле с назна­че­ни­я­ми и при­ня­ти­ем поли­ти­че­ских реше­ний. Баланс систе­мы инсти­ту­тов вла­сти в США рабо­та­ет, инсти­тут пре­зи­ден­та – это огром­ные пол­но­мо­чия, но дале­ко не все у него в руках. Не раз быва­ло, что пре­зи­ден­ты хотят что-то сде­лать, но не могут. Так было с Бил­лом Клин­то­ном, так было с Оба­мой, когда оба поте­ря­ли боль­шин­ство в Кон­грес­се.

Сей­час ветер дует в пару­са рес­пуб­ли­кан­цев. Все клю­че­вые посты во всех коми­те­тах нахо­дят­ся в их руках. Это люди, кото­рые не изме­ни­ли сво­е­го отно­ше­ния, напри­мер, к тому, что про­изо­шло на восто­ке Укра­и­ны. Поэто­му про­гноз, что Трамп изме­нит отно­ше­ния с Моск­вой, – это хоро­шо, отно­ше­ния нуж­но улуч­шать, но я не думаю, что он здесь будет силь­но само­сто­я­те­лен. Далее. Одной из цен­траль­ных точек при­ло­же­ния США ста­нет Цен­траль­ная и Восточ­ная Евро­па. Аме­ри­ка будет воз­вра­щать­ся в евро­пей­скую поли­ти­ку, осо­зна­вая, что она очень рано оста­ви­ла ее в само­сто­я­тель­ном пла­ва­нии. И это будет вли­ять на собы­тия в Цен­траль­ной Азии. У меня толь­ко одна надеж­да, что когда насту­пит «час Ч», и серьез­ные воору­жен­ные экс­тре­мист­ские силы попро­бу­ют вер­нуть­ся к вла­сти, ска­жем, в Афга­ни­стане, то у США и у ЕС хва­тит сил и воз­мож­но­стей не упу­стить эти вызо­вы и не отпу­стить Афга­ни­стан восво­я­си, как сей­час неко­то­рые поли­ти­ки пред­ла­га­ют. Это бы ста­ло самым серьез­ным вызо­вом для стран в нашем реги­оне.
– В ноябрь­ском интер­вью Вы гово­ри­ли о том, что коман­да Клин­тон наме­ре­на уси­лить вни­ма­ние к Цен­траль­ной Азии. А в каком направ­ле­нии дви­нет­ся коман­да Трам­па?

– В первую оче­редь, США ни в коем слу­чае не оста­вят Евро­пу. Раз­го­во­ры о пере­смот­ре НАТО на деле выльют­ся в попыт­ку Трам­па (и я уве­рен, в успеш­ную) убе­дить Евро­пу уве­ли­чить бюд­жет Севе­ро-Атлан­ти­че­ско­го аль­ян­са до двух про­цен­тов от бюд­же­та каж­дой стра­ны, как преж­де и дого­ва­ри­ва­лись. Думаю, что адми­ни­стра­ция Трам­па будет стре­мить­ся под­кру­тить дис­ци­пли­ну в НАТО. То, что будет про­ис­хо­дить в Цен­траль­ной и Восточ­ной Евро­пе, будет зави­сеть не толь­ко от поли­ти­ков в Гер­ма­нии и Фран­ции. Не забы­вай­те о настро­е­ни­ях поли­ти­ков Поль­ши, кото­рые, как и укра­ин­цы, име­ют очень силь­ное лоб­би в США и в Кана­де, их там, уехав­ших в раз­ные годы из Евро­пы, не толь­ко нема­ло, но очень мно­го сре­ди них тех, кто нахо­дит­ся на вер­шине аме­ри­кан­ской поли­ти­че­ской систе­мы. Думаю, что мы будем сви­де­те­ля­ми того, как нынеш­ние дей­ствия Рос­сии на восто­ке Укра­и­ны сыг­ра­ют на руку яст­ре­бам в США. Я уве­рен, что в бли­жай­шие годы будут вос­ста­нав­ли­вать­ся систе­ма пуб­лич­но­го воз­дей­ствия и бюд­же­ты ино­ве­ща­тель­ных радио­стан­ций – ВВС, «Сво­бо­ды».

Думаю, что адми­ни­стра­ция Трам­па преж­де все­го очень силь­но раз­вер­нет­ся в сто­ро­ну сво­их воору­жен­ных сил. Будет намно­го уве­ли­чен обо­рон­ный бюд­жет. Не очень мно­гие обра­ти­ли вни­ма­ние на то, что послед­ним мини­стром обо­ро­ны был назна­чен чело­век, кото­рый не столь­ко воен­ный, сколь­ко воен­ный тех­но­лог. И в бли­жай­шие несколь­ко лет мы можем ждать сюр­при­зов в виде совер­шен­но новых воору­же­ний. Кон­гресс и сенат это­го очень хотят, и Трамп будет уси­ли­вать это направ­ле­ние. Дру­гое дело, что в слу­чае избра­ния Клин­тон это про­изо­шло бы гораз­до быст­рее, посколь­ку там уже были зало­же­ны опре­де­лен­ные сце­на­рии с неко­то­рой кор­рек­ци­ей на более агрес­сив­ное, чем сей­час, при­сут­ствие США за рубе­жом. А Трам­пу потре­бу­ет­ся вре­мя на адап­та­цию. Но давай­те сна­ча­ла посмот­рим, чем закон­чит­ся пере­счет голо­сов в США. Там могут быть сюр­при­зы.
– Недав­но в интер­вью «Немец­кой волне» Вы, ком­мен­ти­руя сооб­ще­ние о тор­же­ствен­ном нача­ле воз­ве­де­ния Эмо­ма­ли Рах­мо­ном Рогун­ской ГЭС, сооб­щи­ли о нали­чии мас­штаб­но­го аль­тер­на­тив­но­го энер­ге­ти­че­ско­го про­ек­та под услов­ным назва­ни­ем «Энер­ге­ти­че­ский хаб Цен­траль­ной Азии». В чем его суть?

– Этот про­ект пред­ла­га­ет полу­чать элек­тро­энер­гию за счет мощ­но­стей пара, а так­же вет­ра и солн­ца и не исполь­зо­вать воду как источ­ник ее гене­ра­ции.
– Это не иллю­зия? Име­ют­ся ли серьез­ные рас­че­ты, кото­рые бы гово­ри­ли в поль­зу того, что таким обра­зом мож­но най­ти реше­ние огром­ной энер­ге­ти­че­ской про­бле­мы для реги­о­на?

– Даже при коле­ба­ни­ях стат­дан­ных по круп­ным вопро­сам до 15 про­цен­тов, есть общее пред­став­ле­ние о раз­ви­тии источ­ни­ков элек­тро­энер­гии. Абсо­лют­но воз­мож­но пре­кра­тить топить кизя­ком, закрыть ста­рые котель­ные и элек­тро­стан­ции, кото­рые коп­тят атмо­сфе­ру. Или, напри­мер, вдвое уве­ли­чить элек­тро­про­из­во­дя­щую мощ­ность, при этом почти на две тре­ти сокра­тить вред­ные выбро­сы. И это про­счи­та­но с раз­ных сто­рон. Есть идея пред­ло­жить этот про­ект все­му реги­о­ну, и раз­не­сти мощ­но­сти по тер­ри­то­рии всех стран, кото­рые на этот про­ект согла­сят­ся. И заколь­це­вать их, что­бы избе­жать про­блем на слу­чай, напри­мер, сей­сми­че­ских ката­клиз­мов. И свя­зать этот реги­он дву­мя боль­ши­ми рын­ка­ми – Рос­си­ей и Кита­ем. А на сле­ду­ю­щем эта­пе рабо­тать над экс­пор­том элек­тро­энер­гии на юг, в Паки­стан и Афга­ни­стан. Если про­ект нач­нет­ся в 2017– 2018 годах, он может раз­ви­вать­ся сле­ду­ю­щие 25 – 30 лет.
– Кон­крет­но Казах­ста­ну что мож­но пред­ло­жить?

– Очень про­стой при­мер. Казах­стан про­из­во­дит медь в чуш­ках, но не про­из­во­дит мед­ные тру­бы, мед­ные кабе­ли и то, что дает боль­ше при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, а это – сле­ду­ю­щая тех­но­ло­ги­че­ская сту­пень. Казах­стан сви­нец или цинк про­да­ет гру­бым обра­зом, в пла­сти­нах и чуш­ках, и прак­ти­че­ски не про­из­во­дит ниче­го из сле­ду­ю­ще­го пере­де­ла. Казах­стан как про­из­во­дил, так и про­дол­жа­ет про­из­во­дить чер­ные метал­лы прак­ти­че­ски из сля­ма. Про­кат крайне при­ми­тив­ный. Казах­стан не про­из­во­дит ниче­го из алю­ми­ни­е­во­го про­фи­ля. И этот ряд мож­но про­дол­жать. Казах­стан огром­ны­ми уси­ли­я­ми и с боль­ших глу­бин доста­ет очень вяз­кую, состо­я­щую из слож­ных при­ме­сей нефть, и вынуж­ден ее про­да­вать или по желез­ной доро­ге, или через тру­бу, когда мож­но ее пере­ра­ба­ты­вать в пласт­мас­сы и сле­ду­ю­щие пере­де­лы. Поче­му стра­на это­го не дела­ет? Пото­му что на все это не хва­та­ет элек­тро­энер­гии. Вот что зна­чит раз­ви­тие. Казах­стан име­ет огром­ные запа­сы мате­ри­а­ла, кото­рые могут быть исполь­зо­ва­ны для про­из­вод­ства элек­тро­энер­гии, при­чем не толь­ко для себя. Он может про­да­вать мно­го элек­тро­энер­гии и Китаю, и Рос­сии, и дру­гим стра­нам, и при­бы­ли он будет полу­чать боль­ше, чем от пере­гон­ки неф­ти.
– Но не от паро­вых же элек­тро­стан­ций полу­чать! Неуже­ли в Казах­стане этот вопрос может быть решен за счет сол­неч­ной энер­гии и вет­ря­ков?

– Толь­ко на вто­ром или тре­тьем эта­пе. На пер­вом эта­пе долж­ны быть исполь­зо­ва­ны паро­вые уси­ли­те­ли. Для того что­бы постро­ить боль­шой, высо­кий дом, нужен кран. Для того что­бы кран при­вез­ти на строй­пло­щад­ку, нужен тягач. Для того что­бы этот стро­и­тель­ный кран раз­гру­зить, под­нять и собрать, нужен дру­гой кран. Что­бы совер­шить рывок и начать исполь­зо­вать вет­ро­вую и сол­неч­ную энер­гию, мы долж­ны нако­пить для это­го потен­ци­ал. Мы стра­да­ем от того, что наша энер­ге­ти­ка ста­рая, и у нас есть реги­о­ны, где мы полу­ча­ем элек­тро­энер­гию от сосе­дей. Мы долж­ны сде­лать себя само­до­ста­точ­ны­ми и экс­пор­ти­ро­вать этот самый лег­кий и самый выгод­ный товар.
– Сно­ва вопрос о рас­че­тах…

– Совер­шен­но вер­но. Более того, пред­ва­ри­тель­ные пред­ло­же­ния несколь­ко лет тому назад были пере­да­ны Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву. Но кому-то они поме­ша­ли, и ему их не донес­ли. Есть даже фак­ты, когда одну из таких идей попы­та­лись украсть и по-сво­е­му ее вопло­тить в рай­оне Бал­ха­ша. Но, как обыч­но у нас быва­ет в стране, ее не вопло­ти­ли в жизнь, пото­му что украсть мож­но что угод­но, но если вы не были у исто­ков замыс­ла, то не може­те пони­мать его меха­низм в пол­ной мере.
– В Узбе­ки­стане сход­ная ситу­а­ция?

– В Узбе­ки­стане новый пре­зи­дент, мно­го лет про­ра­бо­тав­ший пре­мьер-мини­стром, пони­ма­ет уро­вень задач, сто­я­щих перед ним в эко­но­ми­ке, сре­ди кото­рых глав­ная – ее модер­ни­за­ция. Посмот­рим, как прой­дут пер­вые сто дней его коман­ды. Воз­мож­но, про­ве­ден­ная там амни­стия гово­рит о ее готов­но­сти забыть ста­рые оби­ды, что было бы пра­виль­ным под­хо­дом. Из послед­них пят­на­дца­ти – два­дца­ти лет узбек­ское руко­вод­ство, мне кажет­ся, извлек­ло пра­виль­ный урок – если хочешь, что­бы тебя слу­ша­ли и пони­ма­ли твои устрем­ле­ния, надо укреп­лять стра­ну и быть силь­ным. Толь­ко укре­пив свои воору­жен­ные силы и заявив о сво­ей спо­соб­но­сти, Азер­бай­джан, напри­мер, побу­дил уснув­шую меж­ду­на­род­ную панель по кара­бах­ско­му вопро­су вер­нуть­ся за стол пере­го­во­ров. Про­стых дипло­ма­ти­че­ских шагов быва­ет недо­ста­точ­но, когда могут от тебя отмах­нуть­ся и ска­зать «не до тебя». Дру­гое дело, когда ты смог укре­пить стра­ну и заявить об этом. Я знаю, о чем гово­ри­ли и что про­ек­ти­ро­ва­ли мно­го­чис­лен­ные деле­га­ции, послан­ные коман­дой ново­го пре­зи­ден­та в несколь­ко стран. Если это будет сфор­му­ли­ро­ва­но в его про­грамм­ной речи, то, воз­мож­но, ста­нет стра­те­ги­ей. Речь, преж­де все­го, идет о пред­ло­же­нии боль­шим инфра­струк­тур­ным инве­сто­рам воз­мож­но­стей для при­хо­да капи­та­ла. Я об этом гово­рил с соот­вет­ству­ю­щи­ми людь­ми, в том чис­ле из Узбе­ки­ста­на. Я знаю людей, кото­рые на Запа­де очень мно­го рабо­та­ют над этим, я знаю людей в Москве, кото­рые заин­те­ре­со­ва­ны в раз­ви­тии имен­но тако­го рода отно­ше­ний. Вре­мя пока­жет, в каком фор­ма­те это будет выстро­е­но, но потен­ци­аль­ные парт­не­ры у узбек­ско­го руко­вод­ства уже есть.
– До выбо­ров в США Вы рас­ска­за­ли, что про­ект энер­ге­ти­че­ско­го хаба кури­ру­ет извест­ный кон­гресс­мен-рес­пуб­ли­ка­нец Дана Рора­ба­хер. То, что Трамп побе­дил, уве­ли­чи­ва­ет шан­сы это­го про­ек­та обре­сти мощ­ную поли­ти­че­скую под­держ­ку в самих США и в ито­ге дой­ти до прак­ти­че­ско­го осу­ществ­ле­ния?

– Я к это­му про­ек­ту отно­шусь с еще боль­шим опти­миз­мом, чем преж­де. Во-пер­вых, он не про­ти­во­ре­чит обще­му настро­е­нию аме­ри­кан­ско­го истеб­лиш­мен­та по пово­ду эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Цен­траль­ной Азии. Более того, он намно­го зна­чи­тель­нее по мас­шта­бам и эффек­тив­нее, чем тот, что пред­ло­жи­ла ухо­дя­щая адми­ни­стра­ция Бара­ка Оба­мы – про­ект Ново­го Шел­ко­во­го пути. Во-вто­рых, у это­го про­ек­та не долж­но быть про­ти­во­сто­я­ния с круп­ны­ми реги­о­наль­ны­ми игро­ка­ми. И Рос­сия, и КНР, если им его пра­виль­но пред­ста­вить, будут пол­но­стью за него. Я не вижу реаль­но­го про­ти­во­сто­я­ния это­му про­ек­ту со сто­ро­ны лиде­ров в Цен­траль­ной Азии. Вопрос будет заклю­чать­ся лишь в том, смо­жет ли та груп­па, кото­рая за это взя­лась во гла­ве с этим аме­ри­кан­ским поли­ти­ком, быст­ро собрать меж­ду­на­род­ную кон­фе­рен­цию, а затем так­же быст­ро собрать капи­тал.

Игро­ки гото­вы. Те, кто про­из­во­дит тех­но­ло­гии, те, кто зани­ма­ет­ся инфра­струк­тур­ны­ми про­бле­ма­ми, мно­гие финан­со­вые инсти­ту­ты, часть кото­рых сей­час стра­да­ет от того, что не может раз­ме­стить капи­та­лы в про­ду­ман­ные и понят­ные про­ек­ты, гото­вы под­дер­жать этот про­ект. Я знаю это изнут­ри, знаю потен­ци­аль­ных участ­ни­ков, посколь­ку раз­го­во­ры об этом идут боль­ше двух лет. С этим про­ек­том все будет нор­маль­но, если его глав­но­го ини­ци­а­то­ра, гос­по­ди­на Рора­ба­хе­ра, не выта­щат с «хол­ма» и не пере­та­щат в адми­ни­стра­цию пре­зи­ден­та. Тогда груп­пе ини­ци­а­то­ров при­дет­ся искать дру­го­го лиде­ра. Но это зави­сит и от того, захо­чет ли он сам перей­ти туда. Он про­шел про­ме­жу­точ­ные выбо­ры, недав­но побе­дил в сво­ем окру­ге. Посмот­рим. Декабрь после Рож­де­ства будет отме­чен очень серьез­ны­ми пере­ста­нов­ка­ми на «хол­ме».
– Лов­лю Вас на пара­док­се. То есть воз­мож­ное пере­ме­ще­ние пар­ла­мен­та­рия в адми­ни­стра­цию пре­зи­ден­та стра­ны в дан­ном слу­чае не уси­ли­ва­ет пози­ции воз­глав­ля­е­мо­го им про­ек­та? Для мно­гих стран это нон­сенс…

– Речь не идет о пря­мом финан­си­ро­ва­нии это­го про­ек­та из аме­ри­кан­ско­го бюд­же­та. Это не толь­ко гео­по­ли­ти­че­ский про­ект, такой же, как борь­ба со все­об­щим потеп­ле­ни­ем, но он еще и ком­мер­че­ский. Поэто­му не думаю, что пред­сто­ят дли­тель­ные пере­го­во­ры меж­ду испол­ни­тель­ной вла­стью в США и зако­но­да­тель­ной. Про­бле­ма в дру­гом – что­бы у людей хва­ти­ло вре­ме­ни пере­го­во­рить с игро­ка­ми в реги­оне, в РФ и Китае. Этот про­ект – при­мер того, как мож­но наво­дить мосты там, где в прин­ци­пе нет оче­вид­но­го про­ти­во­сто­я­ния.
– Хотя бы неко­то­рые из тех тех­но­ло­ги­че­ских реше­ний, о кото­рых идет речь в про­ек­те, будут пред­став­ле­ны на ЭКСПО-2017?

– Мы пред­ло­жи­ли несколь­ко вари­ан­тов про­ек­тов для пред­став­ле­ния на ЭКСПО, вклю­чая высо­ко­тех­но­ло­гич­ные нано­тех­но­ло­гии и IT-тех­но­ло­гии. Вы не пове­ри­те! Мы не про­би­лись там. Даже люди, кото­рые нахо­дят­ся воз­ле Нур­сул­та­на Аби­ше­ви­ча, не смог­ли это «про­та­щить». Там это нико­му не надо. ЭКСПО про­во­дит­ся не для раз­ви­тия, а как PR-акция.
– Но какой PR может быть луч­ше при­гла­ше­ния ино­стран­ных фирм, зани­ма­ю­щих­ся совре­мен­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми? Насколь­ко я знаю, они в оче­ре­ди на ЭКСПО-2017 не сто­ят…

– Мне очень лег­ко об этом гово­рить, пото­му что у меня есть и живые сви­де­те­ли, и копии пере­пис­ки, пере­дан­ной в Аста­ну. Это про­бле­ма не толь­ко Казах­ста­на. Напри­мер, неко­то­рое вре­мя назад мы пере­да­ли очень инте­рес­ный про­ект для РОСНАНО. Он сей­час доволь­но успеш­но рабо­та­ет в Бостоне. У его исто­ков сто­ят быв­шие рос­сий­ские уче­ные из Под­мос­ко­вья – сей­час они все живут за рубе­жом. Мы не про­би­лись там. При­сут­ствие во гла­ве РОСНАНО Ана­то­лия Чубай­са – это не гаран­тия, что в этой орга­ни­за­ции при­ни­ма­ют все нова­тор­ские пред­ло­же­ния. Там выстро­е­на мощ­ная бюро­кра­тия, поэто­му неуди­ви­тель­но, что пла­ны по РОСНАНО вопло­ща­ют­ся гораз­до мед­лен­нее, чем хоте­лось бы рос­си­я­нам. А у нас это вооб­ще беда.
– Хочу вер­нуть­ся к поли­ти­че­ско­му аспек­ту. Коман­да Трам­па (так, по край­ней мере, ком­мен­ти­ру­ют ситу­а­цию в Гер­ма­нии) жест­ко настро­е­на к «китай­ским про­ек­там» и видит в КНР глав­но­го кон­ку­рен­та. Про­ект энер­ге­ти­че­ско­го хаба Цен­траль­ной Азии преду­смат­ри­ва­ет зна­чи­тель­ную и раз­но­об­раз­ную роль в нем Китая. Дру­гие круп­ные реги­о­наль­ные про­ек­ты, в том чис­ле вклю­ча­ю­щие обес­пе­че­ние без­опас­но­сти в Афга­ни­стане, тоже все боль­ше вклю­ча­ют китай­ский фак­тор. Вы счи­та­е­те, что США спо­соб­ны под­дер­жать эти про­ек­ты, учи­ты­вая в них зна­чи­тель­ную роль кон­ку­рен­та?

– Давай­те раз­ло­жим эту тему на состав­ля­ю­щие. Мясо отдель­но, молоч­ные про­дук­ты отдель­но. Когда мы гово­рим о заяв­ле­ни­ях Трам­па по пово­ду тор­го­вых отно­ше­ний с КНР, то долж­ны пони­мать, что США крайне недо­воль­ны тем, каким обра­зом осу­ществ­ля­ет­ся товар­ный обмен. И дол­жен при­знать, что они в прин­ци­пе пра­вы, хотя спра­вят­ся они с этим или нет, пока­жет вре­мя. Когда идет тор­го­вый обмен, с одной сто­ро­ны, на прин­ци­пах сво­бо­ды, а с дру­гой – госу­дар­ство кон­тро­ли­ру­ет курс валю­ты, это не совсем чистая сдел­ка. Я очень наде­юсь, что им удаст­ся избе­жать тор­го­вых войн, посколь­ку это будет пло­хо для всех нас. Но тот про­ект, о кото­ром мы гово­рим, будет на поль­зу Китаю, где на запад­ных гра­ни­цах про­жи­ва­ет очень мно­го народ­но­стей, испо­ве­ду­ю­щих ислам, и кото­рые сосед­ству­ют с госу­дар­ства­ми, где ислам – доми­ни­ру­ю­щая рели­гия. И Китай заин­те­ре­со­ван в раз­ви­тии этих реги­о­нов. Он сам пыта­ет­ся это­го достичь, но не может, пото­му что тоже упи­ра­ет­ся в дефи­цит элек­тро­энер­гии. Поэто­му мы рас­смат­ри­ва­ем Китай и как участ­ни­ка, и как поку­па­те­ля элек­тро­энер­гии. Это пер­вое. Втрое: пред­став­ле­ние о том, что Китай может всем помо­гать, раз­бра­сы­вая мил­ли­ар­ды дол­ла­ров на близ­ле­жа­щих тер­ри­то­ри­ях, – это ста­рое пред­став­ле­ние о роли Китая. Там тоже счи­та­ют день­ги. Все забы­ва­ют, что у Китая есть две огром­ные зада­чи, чем он занят боль­ше все­го осталь­но­го. Это внут­рен­ние эко­но­ми­че­ские про­бле­мы и при­вле­че­ние боль­ших масс насе­ле­ния к эко­но­ми­ке, борь­ба с без­ра­бо­ти­цей, кото­рая гро­зит серьез­ны­ми соци­аль­ны­ми про­бле­ма­ми, и жела­ние укре­пить свои пози­ции в Юго-Восточ­ной Азии. Когда в Китае раз­бе­рут­ся с эти­ми зада­ча­ми, воз­мож­но, зай­мут­ся все­ми осталь­ны­ми. Сей­час об этом рано гово­рить.
– То есть Казах­ста­ну пока не сто­ит бес­по­ко­ить­ся по пово­ду того, что он нахо­дит­ся в пла­нах эко­но­ми­че­ской экс­пан­сии Китая?

– Казах­стан нахо­дит­ся в очень инте­рес­ном гео­по­ли­ти­че­ском про­стран­стве. Сей­час тех­но­ло­гии и струк­ту­ра эко­но­ми­ки полу­чи­ли такие трен­ды, что если мы 25 лет назад сокру­ша­лись по пово­ду отсут­ствия мор­ских пор­тов, или того, что мы дале­ко от миро­вых мор­ских путей, то сей­час нам надо исполь­зо­вать свое поло­же­ние, что­бы полу­чить бени­фи­ты от того, что у нас есть. Мы можем выстро­ить серьез­ный инфра­струк­тур­ный мост меж­ду Евро­пой и Даль­ним Восто­ком. Но для это­го нуж­но раз­ви­вать соб­ствен­ную эко­но­ми­ку, а не про­сить день­ги на пога­ше­ние бюд­жет­но­го дефи­ци­та. Модер­ни­за­ци­ей надо зани­мать­ся. А у нас комис­сия созда­на, назва­ние есть, но она не будет рабо­тать в таком виде, в кото­ром она суще­ству­ет, а самое глав­ное, у нее совер­шен­но нет сво­ей стра­те­гии. Гром­ки­ми назва­ни­я­ми про­грамм про­бле­мы не решить.
– Но в стране сме­нил­ся пре­мьер. Про­шло немно­го вре­ме­ни, но все же?

– Пози­тив­но эта сме­на на ситу­а­цию повли­ять не может. Это чело­век из той же малень­кой груп­пы людей, кото­рые мно­го лет зани­ма­лись тем, что дели­ли то, что зара­бо­та­ла эко­но­ми­ка до них. Теперь средств нет. Пра­ви­тель­ство ниче­го не дела­ет, и никто это­му не удив­ля­ет­ся. Все настоль­ко хит­ры, что быст­рень­ко и уме­ло выста­ви­ли перед собой пре­зи­ден­та. Мно­го лет назад, когда раз­ра­зил­ся эко­но­ми­че­ский кри­зис, по прось­бе помощ­ни­ка Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва я послал ему неболь­шую запис­ку, в ней иро­нич­но напи­сал, что он может отпра­вить в меж­ду­на­род­ный тур по голь­фу, меся­ца на три, весь каби­нет, и это­го не заме­тит даже он сам. Печаль­но, но я могу это под­твер­дить.
– Вер­нем­ся еще раз в США. Трамп одним из глав­ных про­тив­ни­ков видит ИГИЛ, «ислам­ский тер­ро­ризм» и, как мож­но понять несколь­ко шире, исла­ми­за­цию в целом. В этом смыс­ле стра­ны Цен­траль­ной Азии, где похо­жий вопрос сто­ит ост­ро, могут ему пред­ло­жить пло­щад­ку для выра­бот­ки обще­го инте­ре­са? В част­но­сти, Узбе­ки­стан и Казах­стан?
 – Надо понять одну вещь. Аме­ри­ка не счи­та­ет, что ИГИЛ явля­ет­ся про­тив­ни­ком номер один как госу­дар­ство. США, когда гово­рят об этом госу­дар­стве, име­ют в виду опас­ную тен­ден­цию. Но они соби­ра­ют­ся при­ни­мать очень мно­го раз­ных мер, в том чис­ле огра­ни­чи­тель­но адми­ни­стра­тив­ных. И я боюсь, как бы в резуль­та­те этих мер в чис­ло стран, выход­цам из кото­рых не сто­ит давать визы, не при­со­еди­ни­ли бы стра­ны Цен­траль­ной Азии. Тогда будет очень пло­хо для наших тури­стов. Тем более после печаль­но извест­но­го тер­ак­та в Бостоне. Я не думаю, что аме­ри­кан­цы при­едут, и будут зани­мать­ся наши­ми про­бле­ма­ми. Ислам­ский экс­тре­мизм в Цен­траль­ной Азии их спо­кой­ствию не угро­жа­ет. Воз­мо­жен какой-то обмен дан­ны­ми, какая-то тех­но­ло­ги­че­ская помощь. Но, по боль­шо­му сче­ту, это наша внут­рен­няя зада­ча, и тут не надо быть наив­ны­ми.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан

Ори­ги­нал ста­тьи: Инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ский пор­тал РЕСПУБЛИКА